Демон

АНТОН ГРИГОРЬЕВИЧ РУБИНШТЕЙН

Сюжет лермонтовского «Демона» не раз привлекал к себе внимание композиторов. К нему обращались Э. Ф. Направник, П. И. Бларамберг, Б. А. Фитингоф-Шель, Н. Ф. Христианович, но только опера А. Г. Рубинштейна завоевала прочное место в репертуаре и ныне пользуется большой популярностью в Советском Союзе и за границей.
Антон Григорьевич Рубинштейн (1829—1894) — гениальный русский пианист, выдающийся общественный деятель, организатор высшего музыкального образования в России — был в то же время видным композитором.
Им написано громадное количество произведений во всех жанрах. И если далеко не все в творчестве Рубинштейна представляет одинаковую ценность, то лучшие его сочинения — такие, как четвертый концерт для фортепьяно с оркестром, многие фортепьянные пьесы, романсы (в том числе знаменитые «Персидские песни») и, конечно, опера «Демон»,— отмечены подлинным вдохновением и высоким классическим мастерством.
Либретто оперы А. Г. Рубинштейна «Демон» составил известный исследователь творчества Лермонтова — П. А. Висковатов.
Опера была написана в 1871 году. Премьера ее состоялась в Мариинском театре в Петербурге 13/25 января 1875 года. Основные партии исполняли:
И. А. Мельников (Демон), В. И. Рааб (Тамара), О. А. Петров (Гудал), Ф. П. Комиссаржеиский (Синодал), А. П. Крутикова (Ангел). Дирижировал
Э. Ф. Направник. В московском Большом театре «Демон» был впервые поставлен в 1879 году. В партиях Демона и Тамары выступили Б. Б. Корсов и Е. Н. Верни.
Партию Демона очень любили петь выдающиеся итальянские певцы Титта Руффо, Баттистини и Джиральдони. На русской сцене в этой роли с успехом выступали П. А. Хохлов и И. В. Тартаков. Великолепный образ Демона создал Ф. И. Шаляпин. Замечательным Синодалом был Л. В. Собинов. 
Музыка оперы «Демон» отличается мелодичностью, яркой эмоциональностью и драматизмом. В характеристике ведущих персонажей (в первую очередь Демона)
используются лейтмотивы — музыкальные темы, сопровождающие появление того или другого действующего лица. Композитор широко применяет в опере
приемы, типичные для музыки Востока, вводит и подлинные восточные (в частности, грузинские) напевы.
Есть в «Демоне» и недостатки. Прежде всего, это относится к либретто — слишком много мистики, стихи Лермонтова чередуются с часто неудачным текстом
Висковатова. У композитора слабым местом являются речитативы. Вследствие этого опера сейчас идет в новой редакции и с рядом сокращений.

И. Уварова

Д Е М О Н
Опера в трех действиях
(семи картинах)
Л и б р е т т о
П. А. В И С К О В А Т О В А
по одноименной поэме
М. Ю. Л Е Р М О Н Т О В А
М у з ы к а
А. Г. Р У Б И Н Ш Т Е Й Н А

Основные вокальные номера

Монолог Демона («Проклятый мир»)
Дуэт Ангела и Демона («Не кляни, а люби»)
Хор девушек («Ходим мы к Арагве светлой»)
Ариозо Синодала («Обернувшись соколом»)
Хор спутников и слуг Синодала («Ноченька»)
Первый романс Демона («Не плачь, дитя»)
Второй романс Демона («На воздушном океане»)
Монолог Демона («Обитель спит») и дуэт Ангела
и Демона («Дух беспокойный, дух порочный»)
Романс Тамары («Ночь тепла, ночь тиха»)
Ариозо Демона («Я тот, которому внимала»)
Клятва Демона («Клянусь я первым днем творенья»)


Опера в трёх действиях
Либретто П. А. Висковатова

Действующие лица
Демон (баритон)
Тамара (сопрано)
Гудал (бас)
Синодал (тенор)
Няня (меццо-сопрано)
Ангел (Гений добра) (меццо-сопрано)
Гонец (тенор)
Старый слуга (бас)
Адские духи, ангелы, голоса природы, грузины, грузинки, татары.
Действие происходит в Грузии.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

(Дикий пейзаж Кавказских гор. Слышны голоса адских духов и голоса природы.)

ХОР АДСКИХ ДУХОВ
Над землёю снова 
Демон пролетает, 
буря нас из мрака 
словно вызывает. 
Ждём мы - не дождёмся 
свыше повеленья 
по земле промчаться 
вихрем разрушенья.

ХОР ВЕТЕРКОВ
Вызвал нас кто? 
Вихрем промчался... 
Чёрной рукою тучей несло? 
Нет никого! Нет никого!

ХОР ВОД
В бурю наши волны 
веселей играют.

ХОР ВЕТЕРКОВ
Поздно!

ХОР СТРУЕК
И луга, и нивы 
струйки наполняют!

ХОР ВЕТЕРКОВ
Домой! Пора отдохнуть!

ВЕчЕРНИЙ ЗЕФИР
Братья, ступайте! 
Вечерний зефир 
ласкать будет мир.

ХОР ДЕРЕВЬЕВ
Ветер нас тревожит, 
дождь нас освежает.

ХОР ЦВЕТОВ
Бисером сребристым 
дождь нас окропляет.

ХОР ВЕТЕРКОВ

Пора!

ХОР СКАЛ
Наш покой от века 
вихрь не возмущает.

ХОР ВЕТЕРКОВ
Пора!

ОБЩИЙ ХОР ПРИРОДЫ
Прошла гроза; опять блестит, 
опять живит нас солнца луч, 
лазурью небеса сияют 
и блеском золота играют!

ХОР НЕБЕСНЫХ ДУХОВ И ХОР ПРИРОДЫ
Прекрасен, чуден божий мир:
здесь людям рай, здесь духам пир! 
Хвала тебе, творец земли, 
хвала тебе, творец небес!

ХОР АДСКИХ ДУХОВ
Гей, гей. Демон, мы ждём! 
Ждём мы - не дождёмся 
свыше повеленья 
по земле промчаться 
вихрем разрушенья.
(На вершине одной из скал появляется Демон.)

ДЕМОН
Проклятый мир! 
Презренный мир! 
Несчастный, ненавистный мне мир! 
Передо мной веков бесплодных 
ряд унылый проходит. 
Властвовать землёй наскучило. 
Без наслажденья я сею зло:
нигде ему не нахожу сопротивленья,
и всё покорно моему желанью
иль повеленью.
Проклятый мир! Презренный мир!
Несчастный, ненавистный мне мир!
Чем он хорош?
Как люди, так же он ничтожен,
повсюду всё одно и то ж,
он всюду слаб и ненадёжен.
Я захочу - и разнесу
леса и рощи ураганом,
водой равнины наводню
и небо затяну туманом,
огнём подземным растоплю
я горы, скалы - и долины
бесхладной лавой затоплю!
Всё, что пред собой я вижу, - 
всё проклинаю, ненавижу!
Всё, что пред собой я вижу, - 
всё проклинаю, всё ненавижу!
(Появляется Ангел.) 

АНГЕЛ
Не кляни, а люби! 
И простит тебя тот, 
в ком любви нет конца, 
и опять для тебя Он свой рай отопрёт!

ДЕМОН
Что мне сиянье вечной власти, 
что рай святой! 
Хочу свободы я и страсти, 
а не покой.
Хвалите вы его творенья, - 
вы все рабы!
Я жить хочу, хочу волненья, 
хочу борьбы!

АНГЕЛ
Божий мир полюби, 
как, бывало, любил, 
прежних братий своих 
вспомяни и люби!

ДЕМОН
Тиран, он хочет послушанья,
а не любви.
Любовь горда, горда, как знанье,
вот что пойми.
Когда без рабства, без угнетенья
найду любовь,
тогда к нему без озлобленья
вернусь я вновь.

АНГЕЛ
Мрачный! Пойми ж и ты - 
в гордости нет любви.
Всё созидается, всё побеждается,
всё обновляется силой любви.

ДЕМОН
Хочу свободы я и знанья:
в них - гордость, сила 
и власть моя!

АНГЕЛ
Твои познанья - отрицанья, 
и ненависть - любовь твоя. 
И нет тебе ни пониманья, 
ни обновленья никогда!
Всё, до чего коснёшься ты, 
и смерть и гибель ожидает;
твоё дыханье отравляет. 
Ты о любви не говори.

ДЕМОН
Враг ненавистный мой, молчи, молчи! 
Все презираю я речи твои!

АНГЕЛ
И помни: до того, что небу мило, 
не касайся ты, смотри!
(Исчезает.) 

ДЕМОН
(ему вслед)
Грози, грози мне, раб бесстрастный! 
Я борьбы хочу, - смотри ж и ты!
(Исчезает.)

КАРТИНА ВТОРАЯ

(Берег Арагвы. В стороне видна угловая башня замка князя Гудала. Девушки с кувшинами идут за водой.)

ДЕВУШКИ
Ходим мы к Арагве светлой 
каждый вечер за водой, 
и кувшины наполняем 
мы студёною водой. 
День и ночь бежит Арагва 
неустанно по камням. 
Золотая плещет рыбка 
по сапфировым волнам. Ах!
Золотая - не простая, 
да не всем она видна;
лишь когда кого полюбит, 
с тем и речь ведёт она. 
Увлечёт к себе в хоромы
из цветного хрусталя. 
Кто войдёт туда, вернуться 
Не захочет никогда. Ах!

ТАМАРА
(за сценой)
А...
(Выбегает из замка.)
Что вы, милые подруженьки мои, 
отчего вы без меня ушли? 
Ах, резвушки!
(игриво)
Осторожно, как в кувшины 
воду станете вливать, - 
осторожно!
Берегитесь, чтоб нечайно 
рыбки вам не увидать, - 
берегитесь!.. 
Ха-ха-ха! 
Вот к вам доберуся я!
(Вслед за девушками спускается к Арагве. Из замка выходит няня.)
День и ночь бежит Арагва 
неустанно по камням.

ДЕВУШКИ
(передразнивая Тамару)
Осторожно, как в кувшин свой
воду станешь ты вливать, - 
осторожно!..

ТАМАРА
Золотая плещет рыбка 
по сапфировым волнам.

ДЕВУШКИ
Берегися, чтоб нечайно 
рыбки вдруг не увидать, -
берегися!

ТАМАРА
Девушки милые! 
Больше не буду я 
с вами ходить за водой!
(Никем не замеченный, на скале появляется Демон.)

ДЕМОН
(про себя)
Что вижу я?! Меня смущают 
давно забытые мечты. 
Красою ангельской сияют 
её небесные черты.

ДЕВУШКИ
(к Тамаре)
Что ты призадумалась, 
что за страх такой? 
Что ты пригорюнилась? 
Что, скажи, с тобой?

ТАМАРА
Мне что-то странно,
что-то страшно вдруг стеснило грудь,
свободно не могу вздохнуть,
как будто мне грозит опасность!

ДЕМОН
(про себя)
Да, как они, она прекрасна, 
но не бесстрастна, как они.

ТАМАРА
Когда бы князь скорей прибыл, 
он от тревоги б защитил!

ДЕВУШКИ
Что же, невеста, ты будь весела!

ТАМАРА
Будет он - стану весёлою я. 

НЯНЯ
Полно, полно! Ты послушай, 
вот что расскажу тебе:
скачет к невесте жених на коне, 
держит он крепкой рукой повода, 
вся в серебре дорогая узда, 
вышит шелками персидский чепрак, 
ярко сияет на солнце шишак, 
сабли оправа - работы резной, 
дуло винтовки блестит за спиной, 
конь богатырский весь в мыле под ним. 
Мчится к невесте жених удалой...

ТАМАРА
(радостно)
Это ко мне он спешит, дорогой!

НЯНЯ
Слуги едва поспевают за ним.

ТАМАРА
Весело встречу тебя я, родной!

ДЕВУШКИ
Встретим его мы весёлой толпой!

ТАМАРА
Да и что кручиниться, что мне тосковать? 
Скоро, скоро милого буду обнимать! Ах!
Понарвём, соберём 
мы цветы-цветочки, 
соплетём, уберём 
мы венки-веночки. 
Все в цветах, в жемчугах 
встретим мы родного. 
Он придёт - принесёт 
много дорогого. Ах! 
Не видать, не познать 
с ним беды ни муки, 
будем век коротать 
без тоски, без скуки.
Новой жизнию жить 
весело мы станем, 
и друг друга любить 
мы не перестанем.
Ах, родной, дорогой, 
ах, соскучилась я!

НЯНЯ И ДЕВУШКИ
Хоть по-прежнему жить
больше и не станешь,
но подруг нас любить
ты не перестанешь!

ТАМАРА
Поскорей увидать 
и обнять бы тебя! 
Ах, родной, дорогой, 
ах, соскучилась я! 

НЯНЯ И ДЕВУШКИ
Веселей и дружней 
жениха хвалите, 
громкой песнью княжну 
веселите!

ДЕМОН
Как дивны все её движенья, 
как стройны, полны выраженья.
И детски весела она!

ТАМАРА
Ах!
(Девушки идут к Арагве за кувшинами. Тамара направляемся за ними, но, услышав голос Демона, останавливается.)

ДЕМОН
(к Тамаре)
Дитя, в объятьях твоих 
воскресну к новой жизни я. 
Тамара! Люби меня!
Другому не отдам тебя. 
Возьму я, вольный сын эфира, 
тебя в надзвёздные края;
и будешь ты царицей мира, 
подруга вечная моя!
(Тамара в смущении оглядывается, ища, кто говорит с ней, наконец, замечает Демона, который тут же исчезает.)

ТАМАРА
Подруги! Ко мне скорей сюда!

НЯНЯ
(подходя к Тамаре)
Что случилось?

ДЕВУШКИ
(подбегая)
Что случилось?

ТАМАРА
Там, на скале, он стоял, 
светом небесным сиял.
Вы не могли ль разобрать, 
что он хотел мне сказать?

НЯНЯ И ДЕВУШКИ
Там нет никого.

ТАМАРА
Видели?

НЯНЯ И ДЕВУШКИ
Кого, - князя?

ТАМАРА
Нет, не его!

НЯНЯ И ДЕВУШКИ
Что с ней случилось? 
Бедняжка дрожит, 
вся побледнела 
и дико глядит.

ТАМАРА
Милые, там он, вон там он стоял, 
чудные песни он мне напевал, 
страстные речи он мне говорил, 
радости дивные мне он сулил!

НЯНЯ И ДЕВУШКИ
Ах, успокойся, успокойся!

ТАМАРА
Лишь бы не встал он опять предо мной!

НЯНЯ
Полно, полно, что с тобой?

ДЕВУШКИ
Полно!

ТАМАРА
Лишь бы не встал он опять предо мной!

НЯНЯ И ДЕВУШКИ
Перестань пугать нас!

НЯНЯ
Пора домой.

ТАМАРА
Да, да, уйдём поскорей!

ДЕВУШКИ
Пойдёмте!

НЯНЯ
Пойдёмте!
Домой, домой поскорей!
(Девушки берут кувшины и идут к замку.)

ДЕВУШКИ
Домой скорей!
Золотая - не простая, 
да не всем она видна;
лишь когда кого полюбит, 
с тем и речь ведёт она. 
Увлечёт к себе в хоромы 
из цветного хрусталя. 
Кто войдёт туда, вернуться 
Не захочет никогда. Ах!

НЯНЯ
(к Тамаре, которая всё ещё глядит на скалу)
Идём, идём, пора домой!
Ушли подруги без тебя.
Отец нас ждёт, идём, идём домой,
садится солнце за горой.
Пойдём, дитя! Пойдём домой!
Пойдём домой!
(Няня уходит в замок. Тамара медленно идёт за ней, оглядываясь на скалу и повторяя слова Демона.)

ТАМАРА
И будешь ты царицей мира, 
подруга вечная моя!

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

(Мрачное ущелье в горах. Вдали видна часовня. Вечер; последние лучи солнца освещают вершины гор. Приближается караван князя Синодала - слышны голоса слуг.)

ГОЛОСА СЛУГ
Гей! Гей! 
(Показывается караван. Впереди Старый слуга.)

СТАРЫЙ СЛУГА
Стой! Братцы, стой!

ГОЛОСА СЛУГ
Стой!
(Один за другим подходят к Старому слуге.)

СТАРЫЙ СЛУГА
Ночь наступила - пора отдохнуть. 
Завтра с зарёю - в радостный путь!
Бурки к ночлегу стелите скорей, 
клади снимайте с верблюдов, с коней!
(Слуги располагаются на ночлег. Появляется Синодал со спутниками.)

СИНОДАЛ
(к Старому слуге)
Снаряди гонца к невесте, 
пусть к ней скачет он скорей, 
привезёт поклон мой, скажет, 
что я буду в полдень к ней!
(Старый слуга идёт исполнить приказание Синодала.)
Сердце бьётся неспокойно - 
караван наш запоздал, 
и напрасно нас сегодня 
поджидает князь Гудал.
Тщетно с кровли на дорогу 
грустная княжна глядит. 
Слышит топот за горою - 
«Это едет он!» - твердит. 
Но напрасно смотрят очи,
князь твой запоздал:
путь ему в ущелье дальнем
пересёк обвал!
Утомились наши кони,
притупился бег,
слуги верные устали,
нужен им ночлег.
Ах, увидаться б с Тамарой, .
поскорей её обнять!
Караван бы мне покинуть
да и поскакать!
Обернувшись соколом,
и к тебе, моя горлица пугливая,
полетел бы я,
полетел бы я.
Реял бы по воздуху.
Я в близи твоей любовался б,
любовался б горлицей,
горлицей своей.
Ждёшь ты, дожидаешься,
я ж ещё вдали,
словно подломилися
крылия мои.
Я ещё вдали,
подломилися крылия мои. Ах!

СТАРЫЙ СЛУГА
(подходя к Синодалу)
Не печалься, не кручинься, 
дорогой мой князь! 
Завтра в полдень у Гудала 
будем мы как раз. 
Отдохни, я под чинарой 
бурку расстелю, 
и, уснув, во сне Тамару 
узришь ты свою.

СЛУГИ
(между собой)
Гей, давай огниво! 
Мало что ль огня! 
Подложи топливо! 
Наливай вина! 
Вина! Вина!
(Наливают всем вина.)

СПУТНИКИ И СЛУГИ
За здоровье князя - ура! 
Здоровие княжны - ура! 
Да здравствуют оба.
Долгие годы! Ура, ура!

СТАРЫЙ СЛУГА
Чего вы кричите? 
Уймитесь, молчите! 
Не место кричать здесь. 
Здесь место недоброе - 
вот на дороге, смотрите, часовня.
Лежит там святой,
убитый из мести коварной рукой.

СИНОДАЛ
(к Старому слуге)
Старик, тебя я с колыбели 
бесстрашным храбрецом знавал. 
Не раз меня в кровавом деле 
от верной смерти ты спасал. 
В какой сегодня ты тревоге?

СТАРЫЙ СЛУГА
Мой князь, мой добрый князь,
внемли моим словам - 
пойди и помолися там!
Когда здесь князь святой убит был
мстительной рукой,
ему воздвигнули часовню,
хранителем пути он стал.
С тех пор на праздник иль на битву,
куда бы путник ни спешил,
всегда усердную молитву
он у часовни приносил;
и та молитва сберегала 
от мусульманского кинжала. 
Благословенье бога с ним, 
он остаётся невредим!

СПУТНИКИ, СЛУГИ И СТАРЫЙ СЛУГА
Благословенье бога с ним, 
он остаётся невредим!

СИНОДАЛ
Завтра в путь идя с зарёю,
войду в часовню я с мольбою,
теперь же спать ложитесь вы,
ступайте все! Старик, и ты! 

СТАРЫЙ СЛУГА
Благослови тебя господь!
(Укладывается спать.)

СИНОДАЛ
(про себя)
Тамары образ предо мною,
к нему стремлюся я душою, - 
он защитит меня от бед!
(Ложится на бурку под чинарой.)

СПУТНИКИ И СЛУГИ
(располагаясь на ночлег)
Ноченька тёмная,
скоро пройдёт она.
Завтра же с зоренькой
в путь нам опять.
Яркое солнышко в небе покажется,
будет дороженьку нам освещать.
Сядем на борзые кони, прикрасимся,
будем оружьем на солнце блистать.
С песнями, с плясками,
с бубнами с звонкими
завтра нас девушки
станут встречать.
Ноченька тёмная,
Скоро пройдёт она.
Завтра же с зоренькой
в путь нам опять.

СИНОДАЛ
(про себя)
Ноченькой тёмною, ветры послушные, 
как бы нам в горницу к милой влететь, 
всё, что скажу я вам, как я люблю её, 
над изголовием милой пропеть!

СПУТНИКИ И СЛУГИ
Ноченька тёмная...

СИНОДАЛ
Спи, ненаглядная... 

СПУТНИКИ И СЛУГИ
Скоро пройдёт она...

СИНОДАЛ
…сном укрепляющим; 
верный твой господа молит в тиши:
(Становится на колени.)
Мира создатель мой, 
дай ей покой, боже!
(Встаёт.)
А, красавица! Ах, красавица! 
Вижу сквозь ночь, вижу тебя, 
вижу, прекрасная, вижу твой стан! 
Буду ласкать тебя, буду лобзать тебя! 
Завтра, да, завтра 
ты будешь моя, ты будешь моя, 
моя... моя... моя... 
Боже, что со мной, 
что со мной!
(Опять ложится на бурку и скоро засыпает, шепча во сне.)
Тамара... Тамара...
(Засыпают все, даже караульные. Возле спящего Синодала появляется Демон.)

ДЕМОН
Его я во время молитвы
мечтою сладкой усыплял,
он в мыслях, ночною тьмою,
уста невесты целовал.
Спи! Спи! Не видать тебе Тамары!
Бегут часы, бегут...
Ночная тьма бедой чревата,
и враг твой - тут как тут!..
(Исчезает.)

ТАТАРЫ
(вдали)
Тише, тише подползайте!.. 
Стража крепко спит!.. 
Тише подползайте!..
(Татары нападают на спящих. Старый слуга просыпается и будит князя.)

СТАРЫЙ СЛУГА
Князь, князь, вставай, 
караван свой защищай!

СИНОДАЛ
(во сне)
Что?.. Тамара!
(Старый слуга будит всех. Синодал просыпается.)
Кто здесь?
(Синодал, спутники и слуги с криками бросаются на татар. Завязывается бой.)
Люди, за мной! Все вперёд!

ТАТАРЫ
Бей гяуров, бей их!
Всё таскайте, разбирайте!
Гей, гей!
Бей гяуров, бей их!

СПУТНИКИ И СЛУГИ
А! Князь, спасайся! 
Нам спасенья нет!

ГОЛОС СТАРОГО СЛУГИ
Помогите!.. Спасайте князя!
(Синодал бросается на татар. Слышен выстрел.)

ГОЛОС СИНОДАЛА
Ах!

ГОЛОС СТАРОГО СЛУГИ
Князь!

ГОЛОСА СПУТНИКОВ И СЛУГ
Ах! Ах!
(Бой стихает. Татары скрываются, унося награбленное. Старый слуга ведёт раненного Синодала.)

СИНОДАЛ
Где же слуги мои?

СТАРЫЙ СЛУГА
Князь, садись!

СИНОДАЛ
Разбежались все иль храбро легли? 
(Садится.)

СТАРЫЙ СЛУГА
Дай твою рану я осмотрю!

СИНОДАЛ
Ничего, не беда.

СТАРЫЙ СЛУГА
Вражья пуля - она глубоко залегла...

СИНОДАЛ
Буду жить я иль умру,
правду знать я хочу.
Говори! 

СТАРЫЙ СЛУГА
Не дожить до зари!..

СИНОДАЛ
(вскакивая)
Не дожить?! Не дожить?!
Не видать мне Тамары моей?!
Нет, нет!
Я хочу к ней скорей
до зари доскакать.

СТАРЫЙ СЛУГА
Князь!

СИНОДАЛ
Эй, коня мне живей, 
на седло привязать!

СТАРЫЙ СЛУГА
Князь!

СИНОДАЛ
Я невесте сдержу своё слово!

СТАРЫЙ СЛУГА
Уймись!

СИНОДАЛ
На пир на брачный я прискачу!

СТАРЫЙ СЛУГА
Уймись!

СИНОДАЛ
Берегись! Прочь с дороги!

СТАРЫЙ СЛУГА
Пожалей ты себя!
(Синодал старается вырваться из рук Старого слуги. Появляется Демон.)

СИНОДАЛ
(увидев Демона)
Постой... постой... 
Это кто? Кто там стоит?
Князь святой защитит! 
Никогда, никому не отдам я её! Ах!
(Падает.) 

СТАРЫЙ СЛУГА
Князь!

СИНОДАЛ
(приподнимаясь)
Я скачу... и лечу... 
Ах, Тамара!.. Моя... моя... ах!
(Умирает.)

СТАРЫЙ СЛУГА
(склоняясь над ним)
О горе!

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

(Замок Гудала. Родные Тамары, гости и слуги в ожидании выхода невесты и прибытия жениха.)

ГОСТИ
В день веселья мы собрались.
Слава старику Гудалу,
слава дочери его,
слава князю, слава князю жениху!
(Гудал выводит Тамару в подвенечном платье. Невесту сопровождают няня и подруги.)

РОДНЫЕ
(окружая Тамару)
Вся в камнях, в жемчугах 
встретишь ты родного, 
он храбрец, удалец, - 
не найти другого. 
Статен он, молод он 
и красив собою;
ты стройна, хороша, - 
пара он с тобою.

ОБЩИЙ ХОР
Гей! Гей!
В день веселья мы собрались.
Слава старику Гудалу,
слава дочери его,
слава князю, слава князю жениху.
Слава! Слава! .
(Один из слуг что-то тихо говорит Гудалу. Гудал подходит к Тамаре.)

ГУДАЛ
Тамара! Пришёл от жениха к тебе посол.

ТАМАРА
Ему я рада, пусть войдёт, 
коль вести добрые несёт.
(По знаку Гудала слуга вводит Гонца.)

ГОНЕЦ
Княжна, жених прислал поклон. 
Сегодня в полдень будет он.

ТАМАРА
Я за привет благодарю 
и с нетерпеньем князя жду.

ГУДАЛ
(к Гонцу)
Скажи, зачем он запоздал.

ГОНЕЦ
Нам путь загородил обвал. 
Мой бедный конь дорогой пал, 
а то б я раньше прискакал.

ГУДАЛ
Гонец, в подарок от меня 
возьми любого ты коня. 
Твои чтоб силы укрепить, 
велю тебе вина налить.
(к слугам)
Гей! Несите чаши; для гонца 
налейте лучшего вина!
(Слуги наливают чаши Гудалу, Гонцу и всем гостям.)
Пусть каждый за здоровье пьёт
и князя, и княжны!

ГОНЕЦ
Пусть каждый за здоровье пьёт
и князя, и княжны!

МУЖчИНЫ
Мы чаши вина
осушим до дна.
Да здравствуют оба - 
и князь, и княжна!
Вино, вино!
Даёт оно веселье и любовь.
Кто пьёт его, в груди того
бежит быстрее кровь,
и он смелей и веселей
в бою её прольёт;
в разгаре дел не будет смел 
тот, кто вина не пьёт. 
Мудрец, смотри, нас не кори, 
не трать напрасно слов, 
ведь воду льёт лишь тот народ, 
в ком много есть грехов. 
Пример нам Ной. 
Ведь он водой 
умерить жажду б мог, 
он воду знал, а сам пивал 
лишь виноградный сок. 
Вино, вино, да здравствует оно!

ТАМАРА
(про себя)
Тщетно о другом думать я стараюсь, 
всё в моем уме чудное виденье... Ах!
(Начинаются танцы. Тамара, ко всему безучастная, тихо обращается к Няне.)
Ах, няня, страшно, страшно! 
Всю эту ночь я не спала, 
и призрак опять
всё стоял предо мной.
Страстный шёпот всё мне слышится!
И теперь... и сегодня...

НЯНЯ
Ты должна отогнать пагубные мысли,
дитя моё!
Думай о нём, о князе милом.

ТАМАРА
(задумчиво)
Да... да...

НЯНЯ
Будь веселее, грустный взор проясни. 
Счастье ждёт тебя, не тревожь отца напрасно!
(Танцы продолжаются. Неожиданно слышатся крик и шум. Общее смятение.)

ГОЛОСА
(за сценой)
Горе! Горе! Ах!

ГУЛАЛ
Что это?

ГОНЕЦ
Слышите?

ТАМАРА
О боже!

НЯНЯ
Что случилось?

ГОСТИ
Что там за шум?
Что за плач там такой, что случилось?
О чём этот говор людской?
(Гудал, Гонец и некоторые из мужчин идут узнать, в чём дело, и возвращаются с встревоженными лицами.)

ГОЛОСА
(ближе)
Горе, невеста, тебе!
О, горе Гудалу, горе семье!
О, злополучный час!

ТАМАРА
Мне сердце говорит:
беда, беда мне страшная грозит!
(Тамара порывается к двери, женщины её удерживают.)

СЛУГИ
(тихо, между собой)
Несут, несчастного несут!

ГОЛОСА
О горе!

ТАМАРА
(к женщинам)
Пустите, пустите вы меня!

СЛУГИ
Убит, убит... Жестокий рок!

НЯНЯ
(удерживая Тамару)
Нет, нет, ты останься здесь!

ПОДРУГИ
Нет, нет, оставайся здесь, княжна!

ГОЛОСА
О горе!

ГОСТИ
Бедная княжна!

ГОЛОСА
О горе!

ГОСТИ
Бедный князь Гудал.!
(Слуги вносят убитого Синодала и кладут на тахту. Тамара с криком падает на труп жениха.)

ГУДАЛ
(к Старому слуге)
Что было с ним? Кем он убит? 

СТАРЫЙ СЛУГА
Убит... Убит... Судил так, видно, бог, 
его в ущелье враг стерёг. 
Но слово он свое сдержал:
на брачный пир он прискакал. 
Увы! Но никогда уж снова 
не сядет на коня лихого!..

ТАМАРА
(смотря на мёртвого жениха)
О боже! Боже! Страшный, ужасный вид!
(Рыдает.)
Мой князь, очнись,
очнись на миг!
Тамара близ тебя, - вставай!
Ах, вставай для радостного дня!..
Ты холоден... Молчат уста...
Так схороните ж с ним меня, да, меня!
(Срывает с себя драгоценности.)
Прочь цветы, жемчуга!
Прочь наряды, прочь парча!
Прочь! Прочь! Ах!
Я любила его
столько лет - с детских лет.
В небесах милосердия нет.

ГУДАЛ
Дочь моя, моя Тамара,
с верой горе ты неси.
Нас постигла божья кара, - 
помолись и сил проси.
Бог за веру и молитвы
исцеление даёт.
Стихнут в сердце юном битвы,
и смирение придёт.

ТАМАРА
Ах, конец всему, конец мечтам любви.
Конец и сердца светлым упоеньям!
Исчезли лёгким сновиденьем надежды, радости мои.
Чего ж мне ждать! Одна могила,
одна могила может сблизить нас!

ГОНЕЦ, ГУДАЛ И СТАРЫЙ СЛУГА
Князь дорогой наш, князь наш любимый, 
жребий печальный достался тебе:
в полном расцвете всех сил и желаний
смерть подкосила к холодной земле. 
Прощай, наш воитель, надежда народа! 
Погаснуло солнце, потух ясный свет.

НЯНЯ
Княжна дорогая, голубка ты наша,
ждала ты веселья, а слез дождалася.
А ты, князь дорогой наш, князь наш любимый,
жребий печальный достался тебе:
в полном расцвете всех сил и желаний 
смерть подкосила к холодной земле.

ТАМАРА
Ах, на мой зов, мои молитвы 
он ответа не даёт. Ах!

ЖЕНЩИНЫ
Княжна дорогая, голубка ты наша,
ждала ты веселья, а елея дождалася. 
Князь дорогой наш, князь наш любимый,
жребий печальный достался тебе:
в полном расцвете всех сил и желаний
смерть подкосила к холодной земле.

МУЖчИНЫ
Князь дорогой наш, князь наш любимый, 
жребий печальный достался тебе:
в полном расцвете всех сил и желаний 
смерть подкосила к холодной земле. 
Прощай, наш воитель, надежда народа! 
Погаснуло солнце, потух ясный свет.

ГУДАЛ
Дочь моя, хоть в утешенье 
старцу ты останься жить. 
Небо ниспошлёт забвенье, 
может счастьем наделить.

ТАМАРА
Ах, отец, ни утешенья, 
ни блаженства мне сулить!

НЯНЯ, ГОНЕЦ И СТАРЫЙ СЛУГА
Прощай навеки!

ГУДАЛ
Тамара, с верой,
с верой горе ты неси.
Нас постигла божья кара, - 
помолись и сил проси!

ТАМАРА
Для меня уж нет, уж нет забвенья,
и не хочется мне жить.
О боже! 
Погаснуло солнце, потух ясный свет.

НЯНЯ
Прощай навеки,
наш воитель, надежда парода!
Погаснуло солнце, потух ясный свет.

ГОНЕЦ
Прощай навеки, прощай, наш воитель, надежда народа!

СТАРЫЙ СЛУГА
Прощай навеки, прощай, прощай, наш воитель, 
прощай, надежда народа! 
Погаснуло солнце, потух ясный свет.

ХОР
Прощай, наш воитель, надежда парода! 
Погаснуло солнце, потух ясный свет.

ГУДАЛ
Бог за веру и молитвы исцеление даёт.
Стихнут в сердце юном битвы, и смирение придёт.
(Все опускаются на колени и молятся. Никем не видимый, появляется Демон.)

ДЕМОН
(к Тамаре)
Не плачь, дитя! Не плачь напрасно! 
Твоя слеза на труп безгласный 
живой росой не упадёт;
он далеко, он не узнает, 
не оценит тоски твоей;
небесный свет теперь ласкает 
бесплотный взор его очей;
он слышит райские напевы... 
Что жизни мелочные сны, 
что стон и слёзы юной девы 
для гостя райской стороны? 
Тебя я, вольный сын эфира, 
возьму в надзвёздные края,
и будешь там царицей мира, 
подруга вечная моя! 
И будешь ты царицей мира, 
подруга вечная моя!

ГУДАЛ, СТАРЫЙ СЛУГА, ГОНЕЦ, НЯНЯ И ХОР
Воля господня да будет над ним!
Жребии наши - в руне его.
Смертный, пред высшим веленьем склонись, - 
В смерти и жизни он наш судия.

ТАМАРА
Это он, это он! Но где, но где он?
(Демон исчезает.)
Что он сказал? Вы слышали, - 
Меня, меня он звал!
Кто ж это? Кто здесь говорит?
Откройся!

ГУДАЛ
(к слугам)
Унесите поскорее тело князя от неё!
(Слуги хотят поднять тело князя. Тамара судорожно держится за него. В это время перед ней появляется Демон.)

ДЕМОН
Тамара!
(Тамара вскрикивает и падает без чувств. Тело князя уносят, и все мужчины уходят за ним. Женщины укладывают Тамару на тахту.)

НЯНЯ
Не тревожьте её.
Может быть, сон благодатный
Господь ей пошлет.
(Женщины удаляются. У изголовья Тамары появляется Демон.)

ДЕМОН
На воздушном океане, 
без руля и без ветрил, 
тихо плавают в тумане
хоры стройные светил;
средь полей необозримых 
в небе ходят без следа 
облаков неуловимых 
волокнистые стада. 
Час разлуки, час свиданья - 
им ни радость, ни печаль;
им в грядущем нет желанья, 
им прошедшего не жаль. 
В день томительный несчастья 
ты о них лишь вспомяни;
будь к земному без участья 
и беспечна, как они!

ТАМАРА
(во сне)
Кто ты? Мой ли хранитель, 
посол ли, ангел-небожитель? 
Кто... кто?.. Скажи... скажи. . кто?

ДЕМОН
Лишь только ночь своим покровом 
верхи Кавказа осенит, 
лишь только мир, волшебным словом 
заворожённый, замолчит;
лишь только месяц золотой 
из-за горы тихонько встанет 
и на тебя с улыбкой взглянет, - 
к тебе я стану прилетать;
гостить я буду до денницы 
и на шелковые ресницы 
сны золотые навевать!..
(Исчезает.)

ТАМАРА
(просыпаясь)
Где ж он?.. Где ж он?..
(Все возвращаются к Тамаре.)
Склоняся к изголовью, 
он грустно на меня смотрел, 
с такою искренней любовью, 
как будто обо мне жалел...

ГУДАЛ
Дитя моё, что с тобой?

НЯНЯ
Что сталось с ней? 
ХОР
Что сталось с ней?

ТАМАРА
Красой блистая неземною, 
он здесь стоял!

ГУДАЛ
Скажи, кто?

ТАМАРА
Ах, кабы я
увидеть вновь могла тебя!
Красой блистая неземною,
он здесь стоял!
Ах, кабы я
увидеть вновь могла тебя!

ХОР
Её смутил тревожный сон. 
Бедная Тамара. Покою дайте ей.

ГУДАЛ
Рассудка что ль она лишилась? 
Да что с тобою совершилось, 
Тамара бедная моя?

НЯНЯ
Прочесть молитву над тобою 
иль окропить святой водою? 
Бедная моя княжна, ах!

ГОНЕЦ
Её смутил тревожный сон. 
Покою дайте ей, покою!

СТАРЫЙ СЛУГА
Рассудка что ль она лишилась, 
бедная княжна?

ДЕМОН
(вновь появляясь)
К тебе я стану прилетать, 
сны золотые навевать!

ТАМАРА
Вот опять! Это он, - слышите?
(Демон исчезает.)
Перенести не в силах я! 
Отец, спаси меня, отец, спаси меня!

ГУДАЛ
Тамара, успокойся!
НЯНЯ
Бедная моя княжна!

ГОНЕЦ, СТАРЫЙ СЛУГА И ХОР
Бедная княжна!

ТАМАРА
Отец, отец, душа моя страдает. 
Отец, отец мой, пощади меня, 
отдай в священную обитель 
дочь безрассудную свою.

ГУДАЛ
Что с тобой, Тамара?
Что с тобой, дочь моя?
Схоронить навек 
в монастырских сводах, 
в монастырских сводах
молодой свой век!

ТАМАРА
Там защитит меня спаситель, 
пред ним тоску свою пролью.

ГУДАЛ
Время, время всё залечит.
Не губи напрасно молодость свою
и мою ты старость!
Ты, дитя моё, неужели ж, 
неужели ж кинуть хочешь ты отца?
Ты ль без сожаленья, 
ты ль без доброты?
Мне ведь утешенье 
только есть, что ты!

ТАМАРА
На свете нет уж мне веселья... 
Святыни миром осеня, 
пусть примет сумрачная келья, 
как гроб, заранее меня.
Отец, отец, свою Тамару пощади! 
Я плачу; видишь эти слёзы? 
Ужель, ужель не трогают они? 
Я вяну, жертва злой отравы.
Ах, я гибну, 
сжалься, сжалься надо мной!

СТАРЫЙ СЛУГА
Князь Гудал, послушай слугу! 
Пусть отмолит горе, выплачет тоску. 
Разреши - в обитель я её сведу.

НЯНЯ, ГОНЕЦ И ХОР
Отпусти её в обитель, 
пусть там отдохнёт!

СТАРЫЙ СЛУГА
Князю не могу уж боле я служить - 
буду я как око дочь твою хранить.

НЯНЯ, ГОНЕЦ И ХОР
Пусть помолится, поплачет 
да назад придёт!

ГУДАЛ
Дочь, ужель покинешь старика-отца? 
Долго ль до могилы? 
Пожалей, пожалей ты отца.
Отпустить в обитель дочь я не могу.
Нет, Нет, нет!

ГОНЕЦ
Пусти её, благослови её,
дай ей горе замолить.
Отпусти её в обитель,
пусть там отдохнёт,
пусть там помолится,
пусть там поплачет.
Пускай там отдохнёт,
пускай помолится,
пускай поплачет,
пускай там отдохнёт.
Пусти её в священную обитель!

СТАРЫЙ СЛУГА
Ты пусти её, благослови её,
дай ей горе замолить.
Князь Гудал, послушай слугу:
разреши - в обитель я её сведу.
Пусть там помолится,
пусть там поплачет,
пускай там отдохнёт,
пускай помолится,
пускай поплачет.

НЯНЯ
Пусти её, благослови её, 
дай ей горе замолить. 
Отпусти её в обитель, 
пусть там отдохнёт, 
пусть там помолится, 
пусть там поплачет. 
Пускай там отдохнёт, 
пускай помолится, 
пускай поплачет, 
пускай там отдохнет. 
Пусти её в священную обитель!

ТАМАРА
Отпусти! Благослови! Ах! 
Отпусти, отец, в обитель,
не хочу я в свете жить. 
Отпусти меня в обитель, 
не хочу я в свете жить. 
Видишь, видишь скорбь мою? 
Пощади, отец, пусти меня туда, 
пусти в священную обитель!

ГУДАЛ
Иди... Иди, дитя моё,
под божьей сенью отдохни.
Но помни, помни, что отец седой
всё будет ждать тебя домой.
И во сне покоя не найдёт,
пока тебя не обоймёт.

ТАМАРА
Прости, прости, отец. Прощай!

ГУДАЛ
Помни, что отец седой 
всё будет ждать тебя домой.

ТАМАРА
Прощайте все, прощайте!

ХОР
Прощай, Тамара!

ТАМАРА
Прощайте, все! Прощай, отец!
(Тамара уходит, бросив последний взгляд на отца; за ней Няня, Старый слуга и все женщины.)

ГУДАЛ
Голубок мой отлетел, 
ясный сокол пал в бою... 
Я теперь один сижу 
старым вороном в гнезде.

ГОНЕЦ
Ужель будешь жить ты, 
не отомстив за князя?

ГУДАЛ
(в раздумье)
Правда... правда...

МУЖчИНЫ
Правда, дело, дело говорит он!

ГУДАЛ
Да, да!

ГОНЕЦ
Кликни клич - соберутся удалые.

МУЖчИНЫ
Кликни клич - соберутся удалые. 
Да, да, мщенье, мщенье убийцам!

ГУДАЛ
Кликнуть клич!..
Нет, нет, не мне сидеть
вороном в гнезде!
Сам пойду на мщенье я.
За оружье!

ГОНЕЦ
Мщенье убийцам, 
мщенье за князя! 
В бой! Враги лихие долго не забудут нас, да!

ГУДАЛ
Оседлайте мне коня!
Все за мной!
Мщу иль не вернусь живой.
В бой!
Тамара, за тебя я отомщу, да!

МУЖЧИНЫ
За оружье поскорей! В бой, да, да!
Мщенье убийцам! Враги лихие
долго не забудут нас.
В поход!
За оружье поскорей!

ГУДАЛ
Справим тризну, князь, твою.
За дитя своё отмщу,
горы кровью обагрю!
Все за мной!
Мщу иль не вернусь живой.
Справлю тризну, князь, твою, 
горы кровью обагрю!
За дитя своё я мщу,
горы кровью обагрю!

ГОНЕЦ И МУЖчИНЫ
Справим тризну, князь, твою.
За Тамару горы кровью обагрим!
Смерть убийцам, смерть убийцам,
ни пощады им, ни мир!
Поскорее, поскорее
на кровавый выйдем пир!
Мщенье, мщенье!
На кровавый выйдем пир, да!
(С обнажёнными шашками выбегают из замка.)

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

(Перед монастырём. Лунная ночь. Проходит Старый слуга и бьёт о чугунную доску.)

СТАРЫЙ СЛУГА
Спит христианский мир. 
Пред крестным знаменем, 
силой молитвенной, 
всё нечестивое прахом падёт!
(Старый слуга удаляется. Появляется Демон.)

ДЕМОН
Обитель спит. 
Её окно одно ещё озарено. 
И ждёт она, и ждёт давно. 
И я пришёл.
Но страшно мне войти в обитель, 
и на дне старинной раны, как змея, 
зашевелилась грусть моя. 
И даже плакать мог бы я!.. 
Лишь только я её увидел, 
как тайно вдруг возненавидел 
бессмертие и власть мою. 
Я позавидовал невольно 
неполной радости земной:
не жить, как ты, мне стало больно
и страшно - розно жить с тобой...
Да, я её люблю,
я обновление найду!..
Чего же медлить... чего же медлить?
Для добра открыт мой дух,
и я войду!
(Демон хочет войти в монастырь. Дорогу ему преграждает Ангел.)

АНГЕЛ
Дух беспокойный, дух порочный, 
зачем ты здесь в поре полночной? 
Твоих поклонников здесь нет.

ДЕМОН
Она моя, - вот мой ответ! 

АНГЕЛ
Зло не дышало здесь доныне;
к моей любви, к моей святыне 
не пролагай преступный след!

ДЕМОН
Раб неба, не гляди так грозно. 
Явился ты, защитник, поздно, 
и ей, как мне, ты не судья.

АНГЕЛ
Не приближайся ты к святыне, 
не тронь обитель ты мою!

ДЕМОН
Здесь больше нет твоей святыни, 
здесь я владею, я люблю!

АНГЕЛ
До всего, что небу мило, 
не касайся ты, смотри!

ДЕМОН
Она моя! 
(Ангел исчезает. Демон входит в монастырь.)

КАРТИНА ВТОРАЯ

(Келья Тамары. Ночь.)

ТАМАРА
Ночь тепла, ночь тиха, 
не могу я уснуть, 
неотвязной мечтой занята:
Кто б он был?
Захочу ль в храме я
помолиться святым - 
я молюся ему...
Кто б он был?
И он там предо мной
в фимиаме стоит,
в фимиаме стоит
иль скользит без следа...
Кто б он был?
Ночь тепла, ночь тиха,
не могу я уснуть,
неотвязной мечтой занята:
кто б он был?
И всегда слышу я
голос сладких речей,
и зовёт он меня...
Но куда?..
Кто б он был?
Шепчет он, говорит:
«Подожди, я приду!»
И я жду уж давно,
уж давно...
Кто б он был? Кто?
Ночь тепла, ночь тиха,
не могу я уснуть,
неотвязной мечтой занята...
Кто?..
(Появляется Демон.)

ДЕМОН
Тамара!

ТАМАРА
Ах!

СТАРЫЙ СЛУГА
(снаружи)
Спит христианский мир
пред крестным знаменем
силой молитвенной.
(Бьёт о чугунную доску.)

ТАМАРА
Кто ты? Кто ты, - молви! 

ДЕМОН
Я тот, которому внимала 
ты в полуночной тишине, 
чья мысль душе твоей шептала, 
чью грусть ты смутно отгадала. 
Я тот, чей взор надежду губит, 
едва надежда расцветёт;
я тот, кого никто не любит 
и всё живущее клянёт;
я бич рабов моих земных, 
я царь познанья и свободы, 
я враг небес, я зло природы, 
и, видишь, я у ног твоих! 
Тебе принёс я в умиленьи 
молитву чистую любви, 
земное первое мученье 
и слёзы первые мои.

ТАМАРА
Речь твоя опасна! 
Тебя прислал мне ад иль рай?

ДЕМОН
Ты прекрасна!

ТАМАРА
Чего ты хочешь, - отвечай!

ДЕМОН
О, выслушай, из сожаленья, 
о, выслушай, выслушай!
Меня добру и небесам
ты возвратить могла бы словом.
Твоей любви святым покровом
одетый, я предстал бы там
как новый ангел в блеске новом.
О, только выслушай, молю, - 
я раб твой, я тебя люблю!

ТАМАРА
Оставь меня, дух лукавый! 
Молчи, молчи, не верю я врагу...

ДЕМОН
О, только выслушай, молю!
Тамара, я раб твой!
Тебя люблю я!
Лишь только я тебя увидел,
в бескровном сердце луч нежданный
опять затеплился живей.
Что без тебя мне эта вечность?
Моих владений бесконечность?
Пустые громкие слова,
обширный храм без божества!

ТАМАРА
Послушай, ты меня погубишь;
твои слова огонь и яд...
Скажи, зачем, зачем ты меня любишь!
Ах! Гибельной отравой
мой ум слабеющий объят!
Послушай, погубишь ты меня,
ты меня погубишь;
твои слова - огонь и яд,
ах, огонь и яд...
Скажи, зачем, зачем ты меня любишь!
Гибельной отравой
мой ум слабеющий объят!

ДЕМОН
Полон жизни новой, 
с моей преступной головы
я гордо снял венец терновый;
я всё былое бросил в прах:
мой рай, мой ад - в твоих очах. 
Люблю тебя не здешней страстью, 
как полюбить не можешь ты:
всем упоеньем, всею страстью 
бессмертной мысли и мечты. 
В душе моей, с начала мира, 
твой образ был напечатлён, 
передо мной носился он 
в пустынях вечного эфира. 
Давно тревожа мысль мою, 
мне имя сладкое звучало;
в дни блаженства в раю 
одной тебя недоставало.
О, если б ты могла понять
мою печаль, мои страданья,
борьбу стремленья и желанья, - 
всё, что я вынужден скрывать!
Что повесть тягостных лишений,
трудов и бед толпы людской
грядущих, прошлых поколений
перед минутою одной, перед минутою одной
моих непризнанных мучений?
Что люди? Что их жизнь и труд?
Они прошли, они пройдут...
Надежда есть - ждёт правый суд:
простить он может, хоть осудит! 
Моя ж печаль бессменно тут, 
и ей конца, как мне, не будет, 
и не вздремнуть в могиле ей! 
Она то ластится, как змей, 
то жжёт и плещет, будто пламень, 
то давит грудь, как будто камень, - 
надежд погибших и страстей 
несокрушимый мавзолей!..

ТАМАРА
Зачем мне знать твои печали, 
зачем ты жалуешься мне? 
Ты согрешил!..

ДЕМОН
Против тебя ли? 

ТАМАРА
Нас могут слышать!.. 

ДЕМОН
Мы одни. 

ТАМАРА
А бог?

ДЕМОН
На нас не кинет взгляда:
он занят небом, не землёй!

ТАМАРА
А наказанье? А муки ада?

ДЕМОН
Так что ж? 
Ты будешь там со мной!

ТАМАРА
Кто б ни был ты, мой друг печальный,
покой навеки погубя,
невольно я с отрадой тайной,
страдалец, слушаю тебя.
Но если речь твоя лукава,
но если ты, обман тая...
О, пощади. - Какая слава!
Зачем тебе душа моя!
Нет, нет, о нет!
Дай мне клятву роковую,
клянись, клянись!
Скажи, - ты видишь: я тоскую,
ты знаешь женские мечты!
Невольно страх в душе ласкаешь...
Но ты всё понял, ты всё знаешь
и сжалишься, конечно, ты!
Клянися мне от злых стяжаний 
отречься отныне! 
Дай клятву мне!

ДЕМОН
Клянусь я первым днём творенья, 
клянусь его последним днём, 
клянусь позором преступленья 
и вечной правды торжеством;
клянусь паденья горькой мукой, 
победы краткою мечтой;
клянусь свиданием с тобой
и вновь грозящею разлукой;
клянуся небом я и адом, 
земной святыней и тобой;
клянусь твоим последним взглядом, 
клянусь твоею первою слезой, 
незлобных уст твоих дыханьем, 
волною шёлковых кудрей;
клянусь блаженством и страданьем, 
клянусь любовию моей, - 
отрёкся я от старой мести, 
отрёкся я от гордых дум;
хочу я с небом примириться, 
хочу любить, хочу молиться, 
хочу я веровать добру.

ТАМАРА
Не будешь больше ты томиться, 
любить ты станешь и молиться!

ДЕМОН
Слезой раскаянья сотру 
я на челе, тебя достойном, 
следы небесного огня, - 
и мир в неведенье спокойном 
пусть доцветает без меня!

ТАМАРА
Конец, конец приходит злу! 
Ужель ни клятв, ни обещаний 
ненарушимых больше нет?
(Занимается заря. Слышен звон утреннего колокола и пение монахинь.)

МОНАХИНИ
(за сценой)
Всесозидающий, 
вечно благой,
даждь нам и в этот день 
мир и покой!
(Тамара опускается на колени.)

ТАМАРА
Творец!.. Творец…

ДЕМОН
О, верь мне: я один поныне
тебя постиг и оценил...

ТАМАРА
О, пощади, оставь меня!

ДЕМОН
Избрав тебя своей святыней, 
я власть у ног твоих сложил.

ТАМАРА
Слышишь... слышишь ли... 
сёстры обители, вставши от сна, 
славят творца!

ДЕМОН
Я жду твоей любви, как дара, 
и вечность дам тебе за миг!

ТАМАРА
Ах, пощади, уйди, оставь меня! 

ДЕМОН
В любви, как в злобе - верь, Тамара, - 
я неизменен и велик!

ТАМАРА
Сжалься, сжалься надо мной! 

ДЕМОН
В любви, как в злобе, - верь, Тамара, - 
я неизменен и велик!

ТАМАРА
Уйди... оставь меня...

ДЕМОН
Тамара!..

ТАМАРА
Уйди... уйди...

ДЕМОН
Тамара!..
Люби меня! Люби меня!

ТАМАРА
(в отчаянии)
Ах, творец, творец, тебя, тебя зову! 
Нет сил, нет сил, увы, молиться не могу! 
Зачем, зачем он здесь, в келии святой, 
здесь, здесь, где я искала свой покой?!

ДЕМОН
Печально за стеной высокой 
ты не угаснешь без страстей, 
среди молитв, равно далёко 
от божества и от людей.
О нет, прекрасное созданье, 
к иному ты присуждена;
тебя иное ждёт страданье,
иных восторгов глубина.
Да, над вселенною займётся
заря иного бытия,
когда преступный след проклятья
ты снимешь с моего чела!

ТАМАРА
Молчи, молчи!.. 
Оставь меня, уйди!.. 
Молчи, молчи!.. Молю, уйди!..

ДЕМОН
Тебя я, вольный сын эфира, 
возьму в надзвёздные края;
и будешь ты царицей мира,
подруга вечная моя! 
Толпу духов моих служебных 
я приведу к твоим стопам;
прислужниц лёгких и волшебных, 
красавица, тебе я дам!

ТАМАРА
Не возмущай меня, молю!.. 
Загубишь душу ты мою!.. 
И так борьбой истомлена. 
Молчи, тебя я слушать не должна! 
Молю, молчи!
Ах, приди, божественный хранитель, 
рабыню защити свою!.. 
Он не идёт... Чем я грешна, 
что отвернулся ты от меня? 
Чем?.. Ах, я несчастная!..

ДЕМОН
Я для тебя с звезды восточной 
сорву венец золотой;
возьму с цветов росы полночной,
его усыплю той росой.
Лучом румяного заката
твой стан, как лентой, обовью;
дыханьем чистым аромата 
окрестный воздух напою;
всечасно дивною игрою 
твой слух лелеять буду я;
чертоги пышные построю 
из бирюзы и янтаря;
я опущусь на дно морское, 
я полечу за облака, 
я дам тебе всё земное, 
всё, всё!
Люби меня!

ТАМАРА
Нет, никогда... никогда!..

ДЕМОН
Люби меня!

ТАМАРА
Нет, не могу. Не должна!..

ДЕМОН
Тамара!..

ТАМАРА
(про себя)
Что со мной? 
(к Демону) 
О, ты жесток, ты жесток!

ДЕМОН
Ведь страсть твою я властью ада 
вызвать бы мог! 

ТАМАРА
Ах, ужасны речи мне твои!
Уйди, твой взгляд наводит страх!

ДЕМОН
А я у ног твоих, пойми, 
жду обновленья, жду любви!
Тамара!..
Судьба земли в твоих руках!

ТАМАРА
(про себя)
Что со мной, о боже?
И страх в душе, и в сердце ад!
Несчастная, несчастная! 
О небо, помоги!.. 
Ах, я изнемогаю...

ДЕМОН
Жить - лишь с тобой!
Сиять ты будешь вечной славой!
Зла больше нет, я небу брат. 
О, будь моя, люби меня!

ТАМАРА
(к Демону) 
Я в твоих руках... 
Но пощади...

ДЕМОН
Тебя люблю!

ТАМАРА
Пощади... уйди... молю... уйди...

ДЕМОН
О, миг любви, миг обновленья!

ТАМАРА
Молю...

ДЕМОН
Тамара!

ТАМАРА
Молю...
(Демон целует Тамару.)

АНГЕЛ И ХОР АНГЕЛОВ
(за сценой)
Тамара!
(Тамара вскрикивает и падает мёртвой. Появляется Ангел.)

АНГЕЛ
(к Демону)
Исчезни, дух сомненья!

ДЕМОН
Здесь власть моя!

АНГЕЛ 
Несём мы высшее решенье!

ХОР АНГЕЛОВ
(за сценой)
Несём мы высшее решенье!

ДЕМОН
Я победил, - она моя! 

АНГЕЛ
Ценой жестокой искупила 
она сомнения свои, 
она любила и страдала - 
и рай открылся для любви!

ДЕМОН
Её отдать я не могу! 
Она моя! Она моя!

АНГЕЛ
Нет! Не создана для тебя она. 
Скройся, мрачный дух!

ХОР АНГЕЛОВ
(за сценой)
Нет!

ДЕМОН
(в отчаянии)
Опять я сир!.. Опять один!.. Ах!..

АНГЕЛ 
Нету прощения духу надменному, 
ни обновления грешному нет. Вовек!

ХОР АНГЕЛОВ
(за сценой)
Нету прощения духу надменному, 
ни обновления грешному нет. Вовек!

ДЕМОН
Проклятый враг!.. 
Проклятый мир!.. 
Проклятье всем!..

АНГЕЛ 
Скройся!

ХОР АНГЕЛОВ
(за сценой)
Скройся!
(Демон исчезает.)

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

(Ангелы возносятся к небу с телом Тамары.)

АНГЕЛ И ХОР АНГЕЛОВ
Мы душу грешную, душу любившую, 
душу страдавшую к небу несём! 
К небу несём! К небу!