Лоэнгрин

История создания оперы "Лоэнгрин"
Либретто оперы "Лоэнгрин" 
Действие первое
Действие второе
Действие третье

                                   История создания оперы "Лоэнгрин"

Рихард Вагнер (1813—1883) вошел в историю музыки как гений необыкновенной многосторонности. Он был неповторимо своеобразным композитором, выдающимся дирижером — одним из основоположников современной школы дирижирования, поэтом-драматургом — автором текстов либретто всех своих опер и страстным публицистом — теоретиком современного театра и пропагандистом своих новаторских идей. «Мыслителем-музыкантом» и «мыслителем-поэтом» назвал Вагнера А. В. Луначарский за свойственное ему стремление всегда философски осмысливать явления окружающей действительности. Перу Вагнера-композитора принадлежат произведения разных жанров. Он писал для оркестра и фортепьяно, для камерных ансамблей и голоса. Однако главной целью всей его жизни было создание немецкой национальной оперы, которая, по замыслу композитора, должна была стать носительницей передовых идей современности и, воспевая героику человеческих дерзаний, обнажать пороки капиталистического общества. Такую оперу Вагнер назвал «драмой будущего» (в дальнейшем в музыковедческих трудах за ней утвердилось название «музыкальной драмы»). Теория «драмы будущего» возникла во многом из критики Вагнером современного ему оперного искусства, для которого было характерно увлечение пустой вокальной виртуозностью, внешними эффектами и, в то же время, принижение роли оркестра. Вагнер требовал от искусства прежде всего высокой идейности.

Он считал, что оно призвано поднимать важнейшие, актуальнейшие проблемы и служить одним из средств социального переустройства общества. Музыкальные произведения должны быть, по мысли Вагнера, величественными и монументальными и создаваться на основе синтеза разных искусств. Исходя из этого, Вагнер считал, что «драма будущего» должна стать театрализованным драматическим представлением, в котором органично сливаются слово, музыка и жест Говоря о приемах строения «драмы будущего». Вагнер подчеркивал, прежде всего, необходимость динамичности в развитии музыкально-сценического действия. Для достижения этой цели он предлагал следующее. Каждое  действие драмы должно состоять из нескольких сцен, непрерывно переходящих одна в другую. При этом арии, ансамбли я хоры перестают быть отдельными замкнутыми номерами, которые могут исполняться и вне оперы, а вырастают в развернутые сцены, из которых и складывается действие. Борясь против неоправданной вокальной виртуозности, Вагнер стремился приблизить мелодию к интонациям человеческой речи, стереть грани между «декламационными» и «напевными» фразами. «Моя декламация— это уже пение, — говорил о н ,— а мое пение—совершенная декламация». В то же время Вагнер уделял большое внимание оркестру, который, по его словам, должен раскрывать то, чего не может выразить слово, углублять и пояснять жест. Он сравнивал роль оркестра в опере с ролью античного хора в древнегреческой трагедии, который откликался на события, происходившие на сцене, и комментировал их. Музыкальная ткань оркестра, говорил Вагнер, должна состоять из неоднократно повторяющихся и широко развивающихся мотивов (получивших теперь название «лейтмотивов»), которые характеризуют действующих лиц драмы, их чувства, отдельные предметы и понятия. Вагнером создано 13 опер. Не все они обладают одинаковой художественной ценностью. Его первые оперы «Феи», «Запрет любви» и «Риенци», относящиеся к тридцатым годам прошлого века, были еще малооригинальны. Тридцатые годы в жизни Вагнера были годами скитаний, нужды и лишений. Но именно в это трудное время сложились талант и мировоззрение композитора. В сороковые годы начинается зрелый период его творчества. Он открывается «Летучим Голландцем », за ним следует «Тангейзер» и—высшее достижение этого периода — «Лоэнгрин». «Лоэнгрин» занимает в творчестве Вагнера особое место. Это первое произведение, в котором он осуществил принципы нового жанра — «музыкальной драмы». «В «Лоэнгрине» я расставался со своим прошлым и намечал новый мир в будущем», — писал композитор. Вагнер закончил оперу в 1848 году в Дрездене и сразу же повел энергичную борьбу за ее постановку. Однако начавшееся в это время в Дрездене широкое революционное движение, в котором он принял активное участие, разрушило его планы. После подавления восстания Вагнер был объявлен политическим преступником и вынужден был эмигрировать в Швейцарию. Тогда он начал искать другой путь к постановке своей оперы. Вагнер обратился с просьбой об этом к Ференцу Листу, который был его большим другом. Лист был восхищен новым произведением Вагнера. Он послал ему восторженное письмо, в котором 6 называл «Лоэнгрина» «одним неделимым чудом». «Твой «Лоэнгрин»,— писал он,— от начала и до конца произведение великое. Многие отдельные места вызывали у меня слезы». Лист поставил «Лоэнгрина» в 1850 году в Веймаре. Опера прошла с большим успехом, и Вагнер, в знак глубокой благодарности, посвятил ее Листу. В основу сюжета «Лоэнгрина» легло древнее кельтское сказание, которое Вагнер сильно изменил и опоэтизировал истоки этого сюжета можно найти еще в древнегреческом мифе о Зевсе и Семеле, в котором рассказывается о том, как Зевс, полюбивший земную женщину Семелу, явился ей в образе человека. Узнав о том, что ее возлюбленный — бог, Семела захотела еть Зевса во всем его божественном величии. Зевс выполнил ее просьбу, и Семела погибла, сожженная молниями Громовержца. В V веке нашей эры среди германских племен возникает легенда о прекрасном незнакомце, приходящем к людям по голубому зеркалу вод. Но как только начинаются расспросы о том, кто он такой, незнакомец покидает землю. Имя Л о э н г р и н появляется в XIII веке в сказаниях совсем другого содержания. В них рассказывается о святой чаше — Граале (Грале), в которой, по преданию, хранится кровь Христа и которая дает рыцарям, поклоняющимся ей, могущественную силу творить на земле добро. Замечательный поэт средневековья Вольфрам фон Эшенбах использовал все три источника и создал поэму, которая затем была подхвачена и разрабатывалась многими немецкими миннезингерами. Позднее события, развивающиеся в сказании, были приурочены ко времени царствования германского короля Генриха I Птицелова (919—936). Для Вагнера сюжет «Лоэнгрина» явился средством художественного воплощения идей, чувств и мыслей, которые в то время волновали умы передовой интеллигенции. Он стремился символически отобразить в нем трагическую участь художника, не находящего отклика своим высоким идеалам и дерзаниям. «Я здесь показываю трагическое положение истинного художника в современной жизни», — писал он. «Лоэнгрин» создавался Вагнером в трудных условиях борьбы за признание его художественных идеалов в искусстве. Поэтому идея оперы имела для него не только общественный, но и автобиографический смысл. Драматургическое строение «Лоэнгрина» довольно сложно. С одной стороны, Вагнер в построения оперы пользовался традиционными приемами, свойственными жанрам «рыцарско-романтической» и «большой» оперы (так, конфликтное противопоставление и столкновение контрастных образов характерно для драматургии «рыцарско- романтической» оперы, широкое использование хоровых ансамблей — для «большой»). С другой стороны, Вагнер, как уже говорилось, осуществил в «Лоэнгрине» принципы нового жанра — «музыкальной драмы». Здесь он на практике развил все те положения, которые были высказаны им в теоретических трудах. «Лоэнгрин» делится на три действия, которые состоят из небольших, переходящих одна в другую сцен. Арин в «Лоэнгрине» вырастают в большие, развернутые монологи, которые служат, в основном, не для выражения душевного состояния героев, как это бывает обычно, а для рассказа о каких-то событиях. Вспомним, например, рассказ Эльзы из первого действия оперы и знаменитый рассказ Лоэнгрина из последнего действия. Дуэты оперы почти лишаются моментов совместного пения и превращаются в диалоги. Большую и важную роль в опере играет оркестр. Он не только аккомпанирует певцам, «о и выполняет самостоятельные функции, обрисовывая душевное состояние героев или отдельные драматические ситуации (например, в сцене свадебного шествия и в сцене поединка).
       Вагнер широко пользуется системой лейтмотивов, насыщая оперу необыкновенной для того времени снмфоничностью развития. Не только главные герои, но и отдельные понятия охарактеризованы лейтмотивами. Лоэнгрин охарактеризован даже двумя темами— как храбрый рыцарь и как посланец Грааля. Есть в опере темы «божьего суда» (который, по понятиям брабантцев, карает на земле зло и награждает добродетель) и «запретного вопроса» (вопрос об имени Лоэнгрина, который не должна задавать ему Эльза). Когда же в душу Эльзы закрадывается роковое желание нарушить данную ею клятву, в оркестре появляется тема «сомнения». Она близка по своему мелодическому строению теме Ортруды, которая и вызвала в душе Эльзы недоверие к возлюбленному. Все лейтмотивы широко развиваются, чутко следуя за изменением сценической ситуации. Неизменными остаются только темы «божьего суда» и «запретного вопроса», олицетворяющие высшие, не подвластные человеку силы. Эльза, как характер, терпящий на протяжении оперы наибольшие изменения, лишена лейтмотивов. Однако темы ее арнй и речитативов близки между собой по мелодическому и интонационному складу. В «Лоэнгрине» Вагнер впервые отказывается от развернутой увертюры, заменяя ее небольшим симфоническим вступлением. Оно построено на одной теме Лоэнгрина — посла Грааля. В развитии этой темы, которая звучит сначала очень светло и прозрачно, потом все более торжественно и мощно, а затем снова возвращается к первоначальной звучности, мы слышим рассказ о славной, но печальной судьбе героя оперы, рассказ о его явлении на землю для рыцарских подвигов и вынужденной необходимости ее покинуть. Вступление к «Лоэнгрину» замечательно не только по музыкальному содержанию, но и по мастерству оркестровки. Здесь Вагнером «впервые употреблен тот блестящий оркестровый эффект, которым после того пользуются все современные композиторы, как только требуется изобразить в музыке что-либо в высокой степени поэтическое» (П. И. Чайковский). Этот эффект заключается в красочном использовании звучания скрипок в высочайшем регистре, разделенных на четыре партии, вместе с четырьмя солирующими скрипками. В таком оркестровом изложении появляется вначале тема Лоэнгрина — посла Грааля. Затем она подвергается оркестровому варьированию, переходя во все более низкий регистр, и снова растворяется в высоте. Развивая передовые идеи «драмы будущего», Вагнер высказал много спорных, уязвимых положений, которые повлияли и на его творчество. Так, например, Вагнер считал, что симфоническая музыка отжила свой век, и весь талант симфониста перенес в оперу. Это привело к нарушению равноправия между вокальным и -инструментальным началом в опере. Во многих поздних операх Вагнера, особенно в «Тристане и Изольде» и тетралогии «Кольцо Нибелунга», голос часто теряет свое главенствующее значение и как бы превращается в один из инструментов оркестра. Такой уход от веками сложившихся традиций порицался многими композиторами. Так, Н. А. Римский-Корсаков, высоко ценивший лучшие страницы опер Вагнера, охарактеризовал в целом его произведения как «ту границу, перед которой возможно только отступление». Тем не менее творчество Вагнера оказало огромное влияние на развитие мирового искусства, в том числе и на творчество русских композиторов. Русские композиторы хорошо знали и высоко ценили музыку Вагнера. Его оперы неоднократно исполнялись в России отечественными и иностранными труппами. «Лоэнгрин» в России впервые был поставлен в 1868 году в Петербурге и в 1881 году в Москве. Одними из лучших исполнителей оперы были замечательные русские певцы Л. Собинов и А. Нежданова, создавшие незабываемые образы Лоэнгрина и Эльзы.

А. Курцман

 

Л О Э Н Г Р И Н
РОМАНТИЧЕСКАЯ ОПЕРА В ТРЁХ ДЕЙСТВИЯХ

Текст и музыка - Рихарда Вагнера

Русский перевод - Виктора Коломийцева

                                                      ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Генрих Птицелов,
Германский король.                                           бас

Лоэнгрин.                                                                                                      тенор
Эльза Брабантская                                                                           сопрано
Герцог Готфрид, её брат.
Фридрих Тельрамунд, Брабантский граф.                                  баритон
Ортруда, его жена.                                                                                  сопрано
Королевский глашатай.                                                                 бас
Четыре брабантских дворянина                                              тенора и басы
Четыре пажа                                                                                       сопрано и альты
 

Саксонские и Тюрингенские графы и дворяне. Брабантские графы и дворяне. Знатные дамы. Пажи. Воины. Женщины. Слуги.
Действие происходит в Антверпене, в первой половине X столетия.

ДЕЙСТВИЕ I.

Равнина на берегу Шельды, близ Антверпена. Король Генрих сидит под вековым дубом Правосудия; возле него графы и дворяне Саксонской дружины. Против них стоят Брабантские графы и дворяне с Фридрихом Тельрамундом во главе; рядом с ним Ортруда. Глашатай, отделившись от свиты короля, выходит на середину сцены; по его знаку четверо королевских трубачей трубят клич.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Глашатай
К вам, графы, брабантские вожди,
Генрих, король Германский, прибыл сам
И хочет с вами здесь совет держать!
Согласны вы, покорны ль вы ему?

Брабантцы
Священно нам веленье короля!
(Ударяя мечами по щитам)
Привет наш, Генрих Птицелов!

Король (вставая)
Бог в помощь! Рад я видеть вас, друзья!
Не праздно путь далёкий я свершил:
Отчизне нашей вновь грозит беда!
(Торжественное внимание)
Известно вам, что гнётом и насильем
Страну теснил всегда восточный враг!
Молились жёны на границе дальней:
“Боже, избавь от злобных Венгров нас!”
И я, глава страны, сам был обязан
Найти конец столь дикому позору…
На девять лет
Я добыл мир, – победы дар,
И пользу из него извлёк:
Построил замки, стены в городах,
К защите смелой приучил войска.
– В исходе этот срок; свирепый враг
Не платит дани и на нас идёт!
Да, ждать нельзя! За честь отчизны станем!
Восток силён, но нас он не страшит!
Пусть все Германцы в бой ведут дружины!
Прославит мир тогда Германский щит!

Все воины (гремя оружием)
На бой!
За честь страны родной!

Король (снова садится)
Да, только с тем и прибыл я в Брабант,
Чтоб сборным местом Майнц всем вам назначить…
Но с болью в сердце я узнал теперь,
Что без вождя повержен в смуту край!
Раздоры, несогласья вижу я…
Стань предо мной, Фридрих, граф Тельрамунд!
Ты доблести и славы лучший цвет;
Так молви, – объясни причину бед!

Фридрих (приблизившись к королю)
Я рад, король, что ты пришёл судить!
Узнай всю правду, – лжи я не терплю!
– Простился с миром герцог добрый наш;
Пред смертью мне детей своих вручил он:
Эльзу младую с Готфридом, ребёнком.
Хранил его я, как зеницу ока;
Мне жизнь его была залогом чести!
Пойми же, Генрих, скорбь души моей:
Ведь тот залог похищен у меня!
Раз Эльза на прогулку
Взяла Готфрида в лес,
Но без него
В дом вернулась вдруг;
С притворным плачем всех искать просила,
Сказав, что с ним случайно разошлась
И след его, к несчастью, не нашла!..
Мы тщетно всюду мальчика искали;
Но вот когда я Эльзе стал грозить,
То бледностью лица и робкой дрожью
Злодейство своё
Открыла нам она!
Внушила злая дева ужас мне…
Хоть брак мой с ней решил давно её отец, –
Я отказался от неё
И сам себе жену по сердцу взял:
(Он представляет Ортруду; та склоняется перед королём)
Ортруду Фризскую, вождя Радбора дочь.
(Он торжественно делает несколько шагов вперёд.)
Теперь пред всеми здесь Брабантскую княжну
В убийстве брата я виню!
На этот край имею все права:
По крови герцогу я ближе всех;
А древний, славный род жены
Не мало герцогов Брабанту прежде дал…
– Я речь окончил, Генрих! Жду суда!

Все воины (поражённые ужасом).
Да, тяжкий грех он нам открыл
И в сердце тайный страх вселил…

Король (Фридриху)
Ужасно было слушать речь твою!
Ужель возможен столь тяжёлый грех?!

Фридрих
Король! Дух Эльзы реет в гордых снах!
Она сама отвергла брак со мной:
В порочной связи я виню её!
(Всё более и более выдавая свою горечь и раздражение)
О, да! Она сгубить решила брата,
Чтоб власть в краю Брабантском в руки взять
И мне, вассалу, отказав по праву,
Любовью наслаждаться с другом тайным!

Король (строгим жестом прерывая его рвение).
Пусть к нам придёт она!
Начнём мы тотчас суд над ней!
(Поднимая взор к небу)
Дай мудрость мне, Господь!

Глашатай (торжественно выступая на середину)
Нам надо ль здесь открыть
Законный, властный суд?

Король (торжественно вешая свой щит на дуб)
Не будет щит хранить меня,
Пока свой суд не кончу я!

(Все воины обнажают мечи; Саксонцы И Тюрингенцы втыкают их перед собой в землю, Брабантцы же кладут их плашмя перед собою.)

Все воины
Мой меч тогда в ножны войдёт,
Когда король вину найдёт!

Глашатай
Где королевский виден щит,
Там только истина царит!
И громко я зову на суд:
Эльза, явись! Тебя все ждут!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

(Эльза появляется; она остаётся некоторое время в глубине сцены, потом очень медленно и стыдливо идёт на середину авансцены. Женщины следуют за нею; они однако остаются в глубине, вне круга правосудия.)

Все воины
Идёт! На суд приходит Эльза!
Ах, как светла и чиста на вид!
Да, твёрдо должен быть уверен
Тот, кто её во всём винит!

Король (обращаясь к Эльзе)
Я Эльзу вижу пред собой?
(Эльза делает утвердительный знак головой)
Ты признаёшь меня своим судьёй?
(Эльза подымает свой взор на короля, глядит ему в глаза и делает утвердительный жест, полный доверия.)
Тогда отвечай мне:
Всё известно ли тебе,
Что Фридрих на тебя возводит?
(Эльза, взглянув на Фридриха и Ортруду, вздрагивает и печально подтверждает наклонением головы.)
Что ты скажешь в оправданье?
(Эльза жестом отвечает: “ничего!”)
Сознаёшься ты в грехе?
(Эльза некоторое время смотрит грустно в пространство.)

Эльза (словно про себя).
О, бедный брат мой!

Мужчины (шёпотом).
Не странно ли? В ней всё так непонятно…

Король (тронутый).
Что, Эльза, – что доверить можешь мне?

(Всеобщее напряжённо-молчаливое ожидание.)

Эльза (со взглядом спокойно-мечтательным)
Богу я раз молилась,
Плача одна в тиши…
В молитве той хотела
Излить тоску души…
Но слёзы горя слились
В протяжный, громкий стон…
Звук нарастал и, множась,
В небо умчался он!..
И вот в дали лазурной
Затихла скорбь моя…
Глаза мои сомкнулись, –
Уснула сладко я…

Мужчины (отдельными группами)
Но что же с ней? – То бред? – Иль грёзы сна?

Король (как бы желая пробудить Эльзу)
Эльза, – чем можешь оправдать себя?

(Черты лица Эльзы после мечтательного восторга принимают выражение экстаза и просветления.)

Эльза
... В оружьи светлом рыцарь
Явился мне тогда...
Мой взор красы столь чистой
Не видел никогда!
Златой рожок на цепи,
И меч, как солнца луч...
Так он с небес спустился, –
Прекрасен и могуч!..
Он лаской нежной, скромной
Утешил скорбь мою:
Меня он не покинет, –
Мне честь спасёт в бою!

Все мужчины (очень тронутые, воздевая руки к небу)
Пусть милость неба нас хранит!
Чья здесь вина – Господь решит!

Король
Фридрих, – достойный, честный граф!
На этот раз ты был ли прав?

Фридрих
Смутить меня не могут сны её, –
В мечтах любви она витает!
Что я сказал, – в то верю твёрдо я:
Да, для меня ясна её вина!
Но подкреплять уликой слово правды
Я не могу, – из гордости моей!
Здесь – сам я! Вот мой меч! Кто здесь из вас
Дерзнёт с моею честью в бой вступить?

Брабантцы (поспешно)
Только не я! – Мы все твои друзья!

Фридрих
Ужель король моих заслуг не помнит?
Как диких Датчан я разбил в бою?

Король
Напрасно мне напоминать об этом:
Я рад признать, что доблестней ты всех!
Да, Фридрих, лишь тебе я сам желал бы
Край этот вверить в руки!..
(С торжественной решимостью)
Бог один
Всё знает и рассудит это дело!

Все воины
Так Божьим судом – решим!

(Король, вынув меч из ножен, втыкает его пред собой в землю.)

Король
Ты первый мне ответь, граф Тельрамунд!
Хочешь ли ты
В бою на жизнь и на смерть
Божьим судом
Явить свою правдивость?

Фридрих
Да!

Король
Теперь и ты мне, Эльза, дай ответ:
Хочешь ли ты,
Чтоб здесь предстал боец
И Божьим судом
За честь твою сразился?

Эльза (не поднимая глаз)
Да!

Король
Кто будет твой избранник?

Фридрих (Брабантцам)
Сейчас узнаем, – кто её любовник!..

Брабантцы
Кто же он?

(Эльза не меняет позы, пребывая в мечтательности. Все напряжённо глядят на неё.)

Эльза (твёрдо)
Со мной мой рыцарь будет, –
Мне честь спасёт в бою!

(Не оборачиваясь)

Мой щит – посол небесный –
Получит власть в краю:
Ему моей отчизны
Корону отдаю!
И счастлива я буду,
Когда он всё возьмёт, –
Когда меня женою
С любовью назовёт!

Все мужчины (между собой)
Бесценный дар, – будь он в руках Творца!
Но кто рискнёт? Нет, не найти бойца!

Король
Высоко солнце, – близок полдень!
Итак, пора бойца на битву звать!

(Глашатай с четырьмя трубачами выходит вперёд. Он велит им стать у границы круга правосудия, обернуться лицом к четырём странам света и трубить вызов.)

Глашатай
Кто к нам сюда на Божий суд пришёл,
Чтоб Эльзу защитить, – тот выходи!

(Молчание. – Эльза, остававшаяся до сих пор совершенно покойной, начинает проявлять беспокойство ожидания.)

Все воины (тихо)
Ответа нет на клич его...

Фридрих (указывая на Эльзу)
Я прав! Ужель не видно вам?

Все воины (тихо)
Никто не вышел... Горе ей!

Фридрих (указывая на Эльзу)
Напрасно ль я её винил?

Эльза (подходя ближе к королю)
Король мой милый, умоляю, –
Бойца вели позвать ещё раз!
Он далеко и не слыхал!..

Король (глашатаю)
Ещё раз клич свой повтори!

(По знаку глашатая трубачи снова оборачиваются к четырём странам света и трубят.)

Глашатай
Кто к нам сюда на Божий суд пришёл,
Чтоб Эльзу защитить, – тот выходи!

(Долгое молчание.)

Воины (чуть слышно)
В молчаньи мрачном судит Бог!

(Эльза с горячей молитвой падает на колени; женщины, беспокоясь за свою госпожу, подходят несколько ближе к авансцене.)

Эльза
В дни горьких слёз, душевной смуты,
Твой перст его ко мне послал:
Господь! Вновь сам скажи ему ты,
Чтоб он в беде мне помощь дал!

Женщины (падая на колени)
Боже! Спаси её!
Помощь ей пошли!

Эльза
(С возрастающим вдохновением и радостно просветлённым лицом)
Пусть предо мной, как чудный сон, –
Как чудный сон предстанет он!

(В этот момент воины, стоящие ближе к берегу, замечают рыцаря, который показывается в отдалении на реке; он стоит в челне, везомом лебедем. – Другие воины, стоящие дальше, на авансцене, с возрастающим любопытством вопросительно обращаются к первым. Затем они отдельными группами покидают передний план, чтоб самим посмотреть с берега.)

Все мужчины (отдельными группами)
Ах! – Это Божье чудо! –
Смотрите! – Кто плывёт? –
Там лебедь к нам плывёт, ладью везёт!
Ладья? – Где? – Что? – Что там?
И рыцарь в ней! – Ах! – Рыцарь в ней стоит! –
Где? – Как? – Ужели? – Да, там рыцарь! –
Сверкают шлем и щит! –
Глаза слепит лучистый блеск! –
Где, где? – Ладья? – Плывёт там лебедь! –
Вот! – Лебедь белый! – Вот! Вот там! –
(Плывущий в челне рыцарь скрывается от взора публики в изгибе реки за деревьями, справа; но действующим лицам видно его приближение с этой стороны сцены.)
Всё ближе, ближе он! –
Он скоро будет здесь! –
То Божье чудо! – Ах!
(Все остальные мужчины тоже спешат в глубину сцены; на авансцене остаются лишь король, Эльза, Фридрих, Ортруда и женщины.)
Златою цепью лебедь челн везёт! –
Ах! – Он всё ближе к берегу плывёт! –
(В сильнейшем возбуждении все устремляются вперёд)
Он здесь! Он здесь!
(Со своего возвышения король видит всё. Фридрих и Ортруда скованы ужасом и удивлением. Эльза с возрастающим восторгом прислушивается к возгласам воинов; она остаётся посреди сцены и словно боится оглянуться.)

Все воины вместе
О, чудо из чудес!
Господь дарит нас чудом небывалым!

Женщины
Славен будь, Господь!
Шлёшь ты слабым защиту!

(Взоры всех, полные ожидания, обращаются в глубину сцены.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

(Челн, везомый лебедем, достигает берега посреди заднего плана. В челне стоит Лоэнгрин в блестящем серебряном вооружении, опираясь на свой меч; на голове его шлем, за спиной щит, у пояса маленький золотой рог. Фридрих в молчаливом недоумении взирает на Лоэнгрина. Ортруда, стоявшая во время суда в холодной, гордой позе, – смертельно пугается при виде лебедя. Эльза обернулась и, увидев Лоэнгрина, громко вскрикивает. – Все в сильнейшем возбуждении обнажают головы.)

Весь хор
Привет тебе, посол небес!
Наш привет! – Наш привет!

(Как только Лоэнгрин делает первое движение, чтобы выйти из ладьи, водворяется полное молчание.)

Лоэнгрин (стоя одной ногой в ладье, наклоняется к лебедю)
Теперь прощай, о лебедь мой!
Наш путь далёкий по морям
Сверши опять с твоей ладьёй...
В день радости вернись ты к нам
И свято долг исполни свой!
Прощай! Прощай, о лебедь мой!...

(Медленно повернув ладью, лебедь уплывает обратно по реке. Лоэнгрин некоторое время грустно смотрит ему вслед.)

Весь хор (очень тихо)
Нас охватил блаженный трепет,
Священный луч всех озарил...
Как он могуч и как прекрасен!
В нём чудо нам Господь явил!..

Отдельные голоса

Кто он? – Кто этот светлый рыцарь?

(Лоэнгрин, покинув берег, медленно и торжественно идёт на авансцену и склоняется перед королём.)

Лоэнгрин
Генрих, привет мой!
Дай Господь твоей державе блеск и побед!
Имя твоё да будет славно и велико
Много лет!

Король
Прими и от меня привет!
Ведь если не ошибся я, –
Прислал сюда Господь тебя?

Лоэнгрин
За деву в смертный бой вступить,
С неё позор тяжёлый снять
Я послан к вам. Но перед тем
Должны друг друга мы понять!
(Он немного приближается к Эльзе.)
О, Эльза! Дай мне свой ответ:
Согласна ль ты, Брабанта цвет,
Чтоб открыто я здесь в бою
Взял под защиту честь твою?

(С того момента, как Эльза увидела Лоэнгрина, она стояла без движения, словно очарованная; теперь, как бы пробуждённая его вопросом, она в избытке блаженного чувства падает к его ногам.)

Эльза
Тебе, мой рыцарь, мой герой,
Я власть вручаю над собой!

Лоэнгрин (очень тепло)
Если окончу бой победно,
Хочешь моею быть женой?

Эльза
У ног твоих служить я рада, –
Твоя и телом, и душой!

Лоэнгрин
Эльза, мужем твоим я буду,
Буду хранить родной твой край;
Ничто нас разлучить не может, –
В одном мне только клятву дай:
Ты все сомненья бросишь, –
Ты никогда не спросишь, –
Откуда прибыл я
И как зовут меня!

Эльза (тихо, почти бессознательно)
Да, рыцарь, верить буду слепо!

Лоэнгрин (очень серьёзно)
Эльза! Ясен тебе завет мой? –
Ты все сомненья бросишь, –
Ты никогда не спросишь, –
Откуда прибыл я
И как зовут меня!

Эльза (глядя на него с полной искренностью)
Мой щит! Мой ангел! Мой спаситель!
В невинность веришь ты мою!
Я ли в награду за доверье,
В груди сомненья затаю?
Ты дал мне руку в страшный час, –
Знай, будет свят мне твой приказ!..

Лоэнгрин(прижимая Эльзу к груди)
Эльза, люблю тебя!
(Они остаются некоторое время в этой позе.)

Все (очень тронутые, тихо)
Здесь чудо неба вижу я!
Предстал ли ангел предо мной?
О, сон волшебный! Дивный миг!
Он нас пленил своей красой!..

(Лоэнгрин ведёт Эльзу к королю и поручает её его покровительству. Потом он торжественно идёт на середину.)

Лоэнгрин
Итак, пусть все услышат голос мой:
Эльза невинна! Кончен будет спор!
Неправ ты, Фридрих! Лжив рассказ был твой!
Докажет это Божий приговор!

Несколько Брабантцев (окружая Фридриха)
Нейди на бой! Грозит беда!
Не победишь ты никогда!
Ведь силой неба он храним, –
Твой славный меч бессилен с ним!
Поверь нам, храбрый друг!
Бойся позора горьких мук!

Фридрих (пристально, испытующе глядя на Лоэнгрина; запальчиво)
Труса позор – мне смерть!
Не знаю, кто тебя привёз,
Рыцарь! Но слишком смел ты стал!
Я не боюсь твоих угроз:
Ведь никогда я лжи не знал!
Идёт на бой здесь честь моя, –
Победы жду от неба я!

Лоэнгрин (королю)
Так к бою знак подай, король!
(Все становятся на свои прежние места)

Король
От каждой из сторон пусть выйдут трое:
Они отмерят им для боя круг!

(Трое Саксонских дворян выходят за Лоэнгрина, трое Брабантских за Фридриха; они торжественно проходят друг против друга и отмеривают место для боя. Когда все шестеро образовали полный круг, они втыкают в землю свои пики, обозначающие таким образом границы круга.)

Глашатай (посреди круга)
Слушать теперь прошу я всех:
Пусть бой свершится без помех!
Никто в круг этот не войдёт!
Если нарушить бой дерзнёт –
Заплатит вольный муж рукой,
Простой слуга – своей головой!

Все воины
Заплатит вольный муж рукой,
Простой слуга – своей головой!

Глашатай
Вы же, бойцы перед судом,
Сразитесь праведным мечём!
Прочь злой обман волшебных чар, –
Лишь к небу вы питайте страх!
Бог будет здесь судить вас сам:
Сила бойцов – в его руках!

Лоэнгрин и Фридрих (оба стоят по обеим сторонам круга, вне его)
Боже, суди меня ты сам!
Сила моя – в твоих руках!

Король (с большой торжественностью выходя на середину)
О, мой Господь! Внемли мольбе!
Будь вместе с нами ты в борьбе!
Победой сам окончи суд, –
Пусть правду ясно все поймут!
Тому, кто прав, ты силу дай,
Обман бессильем покарай!
Молит тебя твой верный раб!
Ведь разум наш так прост и слаб!

(Все обнажают головы и принимают благоговейный вид)

Эльза и Лоэнгрин
Ты возвестил свой правый суд,
И правду скоро все поймут!
О, Боже мой!

Ортруда (в сторону)
Победу сила здесь решит, –
А он силён, и победит!

Фридрих
В десницу верю я твою!
Господь! Храни ты честь мою!

Все воины
Тому, кто прав, ты силу дай,
Обман бессильем покарай!
Молит тебя твой верный раб!
Ведь разум наш так прост и слаб!

Ты сам верши свой суд, –
Пусть правду ясно все поймут!
О, мой Господь! Сверши свой суд!

Женщины
О, Боже мой!
Ему помощь дай!

(Все в глубоком волнении торжественно возвращаются на свои места. Шесть свидетелей остаются возле круга у своих пик; остальные воины располагаются в некотором отдалении. Эльза и женщины – на авансцене, под дубом, возле короля. По сигналу, данному глашатаем, трубачи трубят боевой клич. Лоэнгрин и Фридрих вооружаются. Король извлекает свой меч из земли и трижды ударяет им по щиту, висящему на дубе. По первому удару противники вступают в круг. По второму – они надевают щиты и обнажают мечи. После третьего удара бой начинается. Лоэнгрин нападает первый и после нескольких схваток широким взмахом меча повергает Фридриха на землю. Фридрих пытается подняться, но отшатывается на несколько шагов назад и снова падает. Лоэнгрин приставляет свой меч к его шее.)

Лоэнгрин
Победу Бог мне в нашей дал борьбе!
(Оставляя Фридриха)
Молись ему: жизнь я дарю тебе!

(Все воины берут свои мечи и вкладывают их в ножны; свидетели боя вынимают пики из земли; король снимает свой щит с дуба. Ликуя, все устремляются на середину сцены и таким образом заполняют бывший боевой круг. Эльза бросается к Лоэнгрину.)

Король и воины
Слава! Слава! Честь тебе!

Эльза
Где песню я найду,
Чтоб подвиг твой воспеть?
Должна эта песня
По всей земле лететь!
Мечтала о тебе я
И гибла без тебя!
Ты мне принёс блаженство, –
Возьми же всю меня!
(Она припадает к груди Лоэнгрина)

Король и воины
Раздайтесь гимны славы!
Звучите громко в честь героя!
Славен твой путь,
Светлый воитель!
Век счастлив будь,
Слабых хранитель!

Ортруда (пристально и мрачно глядя на Лоэнгрина, в сторону)
Кто он, кто этот рыцарь?
Пред ним бессильна я!

Лоэнгрин (ласково освобождаясь от объятий Эльзы)
Победа мне досталась
Твоею чистотой,
И ты за все страданья
Награды жди большой!

Ортруда (пристально и мрачно глядя на Лоэнгрина, в сторону)
Иль надо мне смириться?
Иль сгибла власть моя?

Фридрих (в сторону)
Небо велит смириться!
Господь сразил меня!
Навек я опозорен!
Погибла честь моя!..
(Он падает без чувств к ногам Ортруды)

Воины
Да, только в честь твою
Слагать мы песни будем,
И никогда, герой,
Твой подвиг не забудем!

Женщины
Где песню я найду,
Чтоб подвиг твой воспеть?
Должна эта песня
По всей земле лететь!

Король и воины
Привет тебе, хвала и честь!
Славен твой путь!
Век счастлив будь!
Светлый воитель,
Слабых хранитель, –
Привет тебе, привет!
Славься, герой,
На много лет!

(Молодые люди поднимают Лоэнгрина на его щит, а Эльзу на щит короля, разостлав на щитах свои плащи, и уносят обоих при всеобщем ликовании.)

З а н а в е с

 

                                                             ДЕЙСТВИЕ II

Театр представляет внутренний двор Антверпенского замка. На заднем плане – жилище рыцарей (Pallas), на переднем, слева, – женские покои (Kemenate), справа – собор и за ним, в глубине сцены, ворота. – Ночь. – Окна заднего плана ярко освещены; из Pallas’а доносятся блестящие трубные фанфары.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Ортруда и Фридрих. Оба в тёмной одежде рабов сидят на ступеньках собора.
Фридрих погружён в мрачные думы; Ортруда не сводит глаз с освещённых окон.

Фридрих
(внезапно вставая)
Вставай скорей, подруга бед моих!
Нас новый день не должен здесь застать...

Ортруда (не меняя положения)
Не в силах я отсюда прочь уйти!
Из торжества врагов, из их веселья
Дай мне извлечь смертельный, страшный яд,
Чтоб наш позор и вражья радость сгибли!..

Фридрих
(мрачно останавливаясь перед ней)
О, злобная жена!
Я всё ещё в твоих тенетах?
(С горячностью, быстро возрастающей)
Зачем я не прощусь с тобой
И не бегу туда, туда, –
Где вновь покой душа моя найдёт?..
(С бурной, мучительной страстностью и бешенством)
Меня ты погубила!
Позор мой так велик!
Где честь моя и слава?!
Всё, всё умчалось в миг!
К изгнанью присуждён я,
Мой герб покрыт стыдом,
В обломках меч лежит мой,
И проклят отчий дом! –
Куда могу я скрыться?
Ведь все меня бегут!
И даже у бродяги
Я не найду приют!..
(В последней степени отчаяния, почти плача)
О, если б смерть явилась
В моей судьбине злой!
Погиб я безнадёжно,
Лишь смерть мне даст покой!
(Сражённый неистовым горем, он падает на землю. Фанфары в замке.)

Ортруда
(сохраняя прежнее положение, пока Фридрих встаёт)
Но что, скажи,
Терзает сильно так тебя?

Фридрих
(с угрожающим жестом)
Что нет меча, и не могу
Тебя теперь убить!

Ортруда
(спокойно и насмешливо)
Мой милый друг, граф Тельрамунд!
Зачем не веришь мне?

Фридрих
Зачем? Но ведь твой голос клялся ложно
И мне внушил невинность опорочить!
Живя в своём лесу глухом
Ты мне лгала,
Что в день злодейства страшного
Всё видела из замка ты сама!
Что на глазах твоих рукою Эльзы
Утоплен был Готфрид!
И гордый дух мой ты прельстила,
Пророчески сказав,
Что расцветёт Радбора древний род,
И снова будет
Брабантом он владеть!
Невинной Эльзы руку я отверг,
Услыша речь твою,
И с дочерью Радбора
Связал судьбу свою!

Ортруда
(тихо, но злобно)
Ха! Смертельно жалишь ты!
(Громко)
Всё это, – да, открыла я тебе!

Фридрих
(очень пылко)
И стал теперь прославленный герой, –
Чья жизнь была примером для других, –
Презренной лжи твоей сообщник низкий!

Ортруда
(вызывающе)
Кто лгал?

Фридрих
Ты! – И на суде меня
Бог покарал за это!

Ортруда
(со страшным глумлением)
Бог?

Фридрих
О, ужас!
Звучит в устах твоих
Так страшно это имя!

Ортруда
Ха! Робкий дух твой – это Бог?

Фридрих
Молчи!!

Ортруда
Ты мне грозишь? Да, перед женой ты храбр!
О, жалкий!
Если б ты так люто стал грозить
Тому, кто нас беде обрёк, –
Ты б наш позор в победу обратил!
– Кто знает, как бороться с ним,
С тем он слабее, чем дитя!

Фридрих
Чем он слабей,
Тем был сильнее грозный Божий меч!

Ортруда
Божий меч? Ха, ха! – Дай силу мне,
И ты увидишь сам,
Какой бессильный Бог его хранит!

Фридрих
(охваченный ужасом, тихим и дрожащим голосом)
Колдунья дикая!
Опутать хочешь ты мой ум
Опять какой-то тайной?..

Ортруда
(указывая на окна, в которых огни погасли)
Гуляки там забылись сладким сном...
Сядь рядом здесь со мной! В ночной тиши
Мой вещий взор тебе осветит всё!

(Фридрих всё более и более придвигается к ней и внимательно прислушивается к её словам)

Кто он, – кто тот герой,
Кого привёз к нам лебедь, – знаешь ты?

Фридрих
Нет!

Ортруда
Что дашь ты мне за эту тайну?
– Когда его здесь кто принудит
Открыто нам себя назвать, –
В тот миг вся мощь должна пропасть,
Что силой чар держалась в нём!

Фридрих
Ха! Вот зачем он имя скрыл!

Ортруда
Ну, да! – Но нет сил у людей
Ту тайну вырвать у героя...
Лишь та могла бы всё узнать,
Кому вопрос он запретил...

Фридрих
Так надо Эльзу убедить нам,
Чтоб всё спросила у него?..

Ортруда
Ха, ты догадлив стал теперь!

Фридрих
Но... как устроить это?

Ортруда
Как?
Конечно, здесь остаться мы должны...
Старайся быть хитрей!
Чтоб червь сомненья в ней проснулся, –
При всех ты обвини его,
Что силой чар он суд смутил!..

Фридрих
(с ужасным возрастающим бешенством)
Ха! Ложь и козни чар!

Ортруда
Не то –
Помочь нам может и твой меч!..

Фридрих
Мой меч?!

Ортруда
Недаром я
Глубоко тайны всех наук постигла;
Ты мне внимай, – и всё узнаешь...
Кто только силой чар могуч,
Тот, потеряв
Хотя б ничтожной раны кровь, –
Тотчас совсем, бессильным станет,
Как он был!

Фридрих
О, если б так!

Ортруда
Да, если б хоть палец ты отсёк ему,
Хотя бы пальца часть, сражаясь, –
Герой наверно бы погиб!

Фридрих
Ужасно! Ах! Ужели это правда?
Не Бог сразил меня в бою?!

(с ужасной горечью)

Нет, Божий суд коварно был обманут,
И хитрость чар сгубила честь мою!
Но за позор отмстить могу ли?..
Могу ли правду доказать?..
Ужель открыть обман удастся,
И честь вернётся мне опять?..
Надежду я таю в моей груди...
Но если вновь ты лжёшь, – жди смерти!
Жди!

Ортруда
Ха, сколько гнева! Брось свои сомненья!
Мы будем пить отрадный кубок мщенья!

(Фридрих медленно садится рядом с ней)

Фридрих и Ортруда
(вместе)
Трепещет грудь, и клятву мщенья
Ужасный мрак души таит!
Вам сон блаженный шлёт виденья, –
Но здесь бедой вам ночь грозит!

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Дверь комнаты отворяется, и Эльза, в белом одеянии, показывается на балконе; она подходит к балюстраде, облокачивается на неё и подпирает голову рукой. Фридрих и Ортруда сидят на ступенях собора, против неё, в темноте.

Эльза
Ты часто, ветер кроткий,
Мой плач слыхал тайком...
И вот теперь ты должен
О счастьи знать моём!

Ортруда
Она здесь!

Фридрих
Эльза!

Эльза
С тобой он плыл к невесте,
Ты путь его хранил,
И моря злые волны
Ты лаской усыпил...

Ортруда
(про себя)
Она с проклятьем вспомнит
Тот миг, когда мой встретит взор!..

Эльза
Ты часто осушал мне
Потоки слёз в ночи...
Теперь прохладой нежной
Огонь ланит смягчи! –

Ортруда
(Фридриху)
Ступай! – Отсюда прочь пока уйди!..

Фридрих
Зачем?..

Ортруда
Она моя,
А ты – за ним следи!

(Фридрих скрывается)

Ортруда (громким, жалобным голосом)
Эльза!..

Эльза
Кто здесь?
Как жалобно и страшно
Меня зовут во тьме ночной!..

Ортруда
Эльза!
Иль голос мой тебе так чужд?
Иль ты совсем отречься хочешь
От той, кого на гибель шлёшь?

Эльза
Ты ли, Ортруда?
Зачем ты здесь?.. О, горя дочь!

Ортруда
“О, горя дочь!”
Да, ты права, – я так несчастна!..
Живя одна в лесной пустыне,
Вдали от радостей людских, –
Что сделать я могла тебе?
Всю жизнь оплакивая горько
Несчастья рода моего, –
Что сделать я могла тебе?

Эльза
Мой Бог! О чём ты говоришь?
Виновна ль я в беде твоей?!

Ортруда
Ужели так тебе завидно,
Что взял меня в супруги тот,
Кого отвергла ты сама?

Эльза
О, мой Творец! Конечно нет!

Ортруда
В каком-то заблужденьи тёмном
Он вздумал обвинить тебя...
И вот – его душа страдает,
На вечный стыд он осуждён!

Эльза
Всесильный Бог!

Ортруда
О, ты счастлива!
Умчался краткий миг страданий, –
Дни радости пришли опять...
Со мной должна ты разлучиться, –
Мне можешь только смерть послать,
Чтоб мой тоскливый, горький стон
Твой светлый не нарушил сон!

Эльза
(очень взволнованная)
Ужель забуду милость Божью?
Блаженство мне дано судьбой!
Я оттолкнуть могу ли горе,
Что здесь склонилось предо мной?
Так нет же! Друг мой! Жди меня!
Я в дом к себе возьму тебя!

(Она поспешно возвращается в кеменату. – Ортруда в диком одушевлении сбегает со ступеней собора.)

Ортруда
Валгаллы боги! Помощь мне пошлите!
За свой позор казните злых рабов!
Гордый отступников дух сломите
И дайте мне силу сгубить врагов! –
Вотан! К тебе взываю я!
Фрейя! Молю, услышь меня!
Хитрость пошлите мне сейчас,
Чтоб страшно отомстить за вас!!

Эльза
(ещё за сценой)
Где ты? Ортруда!

(Эльза выходит из двери нижнего этажа в сопровождении двух служанок, которые несут факелы.)

Ортруда
(смиренно падая перед Эльзой на колени)
Здесь, у ног твоих я!

Эльза
(отступая в страхе при взгляде на Ортруду)
Творец! Как? Гордая Ортруда
Здесь предо мной в пыли лежит?
Тоской мне сердце наполняет
Твой униженный, жалкий вид!
Ах, встань! Мы прошлое забудем!
Всё зло тебе простила я!
И ты сама, вражды не помня,
Как добрый друг, – прости меня!

Ортруда
Твоя сердечность безгранична!

Эльза
Пройдёт и твой тяжёлый сон!
Мольбе моей супруг мой внемлет, –
И Фридрих будет им прощён!

Ортруда
Ты хочешь жизнь вернуть мне снова!

Эльза
(в радостном возбуждении, всё возрастающем)
Наряд тебе заутра дам:
В блестящей, праздничной одежде
Со мной пойдёшь ты в Божий храм!
Там мне предстанет мой герой,

(С гордой радостью)

Там буду я его женой!

(В упоении)

Его женой!..

Ортруда
Чем я воздам тебе за ласку?
Навек погибла власть моя!
Твой дом мне даст приют и милость,
Но всё же буду нищей я!..

(Всё ближе и ближе подходя к Эльзе)

Одна мне только власть осталась, –
Ту власть отнять нет сил людских...
Спасти тебя, зло уничтожить, –
Быть может, всё в руках моих...

Эльза
(простодушно и приветливо)
О чём ты?

Ортруда
(горячо)
Счастье ненадёжно!..
Не верь ему – вот мой совет!
Я за тебя боюсь ужасно,
Провижу тьму грядущих бед...

Эльза
(с тайным страхом)
Беда мне?..

Ортруда
(очень таинственно)
Если б ты постигла, –
Кто твой герой, откуда он!..
Тебя покинет этот рыцарь,
Всё той же тайной окружён...

(Эльза, охваченная ужасом, невольно отворачивается. – Потом, полная печали и сострадания, она снова обращается к Ортруде.)

Эльза
Бедняжка, ты понять не можешь,
Как свят любви источник мой!
Ты никогда не знала счастья –
Любить и верить всей душой!

(Приветливо)

В дом мой войди! О, будь покойна:
Мне светит чистой веры свет!
Я луч пролью в твоё неверье:
В любви такой сомнений нет!

Ортруда
(про себя)
О, гордый дух! Но он поможет
Мне одолеть любви оплот!
В него теперь направлю стрелы, –
Сомненье скоро к ней придёт!

(Ортруда, ведомая Эльзой, с притворной нерешительностью входит в дом через маленькую дверь; служанки светят им и затем, когда все вошли, запирают дверь на замок. – Занимается заря.)

Фридрих (появляясь в глубине сцены)
Так входит гибель в этот дом!
– Верши, жена, что твой злой ум замыслил!
Тебе мешать я больше не могу!
Да, гибель началась моим паденьем, –
И вот теперь она грозит врагу!..
– Одной мечтой душа моя живёт:
Соперник ненавистный – пусть падёт!

 

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

 

Постепенно светает. На башне два стража трубят утреннюю зорю; с отдалённой башни отвечают. – Фридрих высматривает себе место, чтобы возможно лучше скрыться от народа, и прячется за выступом соборной стены. – Большие двери палласа открываются; четыре трубача короля выходят и трубят призыв. Стражи спускаются с башни и отворяют ворота; с различных сторон появляются слуги, здороваются друг с другом и спокойно приступают к своим обязанностям: некоторые из них наполняют металлические сосуды водой из колодца, стучатся затем в двери палласа и входят туда. Наконец все слуги покидают сцену. Королевские трубачи тоже возвращаются в паллас. – На дворе стекаются – частью по городской дороге, частью из различных окрестностей замка –дворяне и горожане, всё в большем и большем количестве.

Все

Чуть свет, – раздался трубный клич;
Зачем сзывают нас опять?
Наш чудный гость, героев цвет, –
Что скажет он? Чего нам ждать?

(Глашатай выходит из палласа, предшествуемый четырьмя трубачами. Все в оживлённом ожидании оборачиваются к заднему плану. Трубы.)

Глашатай
(на крыльце палласа)
Веленье короля вы знать должны!
Всем объявить король мне приказал:
Из края изгнан Фридрих Тельрамунд, –
За ложь его суд Божий покарал!
Кто с ним дружит, кто даст ему приют, –
Все те в изгнанье сами с ним пойдут!

Все

Мы шлём ему проклятья!
Наказан Богом он! –
Прочь, прочь беги от честных,
Забудь покой и сон!

(Звуки труб быстро вызывают снова внимательное настроение.)

Глашатай
Затем велит мне вам король сказать:
Стране явилась Божья благодать!
Герою Эльза руку отдаёт,
И власть в краю Брабантском он берёт!
Не хочет он сан герцога принять:
Его должны вы “стражем края” звать!

Все
Бог нам его послал!
Будь здрав, защитник наш!
Слуг верных в нас найдёт
Брабанта славный страж!

Глашатай

На светлый праздник вас герой зовёт:
Он брачный пир сегодня нам даёт!
Но завтра вся Брабантская земля
В поход пойдёт за войском короля! –
Герой и сам с младой женой простится
И во главе дружин с врагом сразится!

(Через некоторое время глашатай с трубачами возвращается в паллас.)

Все
(с одушевлением)
Смелее, в славный бой!
Ведёт нас сам герой!
Кто вслед за ним пойдёт,
Того победа ждёт!
Нам Богом послан он
Спасти Брабанта трон!

(Народ радостно волнуется. Тем временем из толпы выходят на передний план четыре дворянина, бывшие вассалы Фридриха.)

Дворяне
(друг другу)

1-й дворянин
Итак, за ним из края мы уходим?

2-й дворянин
Он на врагов далёких нас ведёт!

3-й дворянин
И слишком смело! Мы рискуем страшно!

4-й дворянин
Он хочет так! Кто спорить с ним дерзнёт?

Фридрих (незаметно подошедший к ним)
Я!

Дворяне
Ха! Да кто ты?

(Фридрих открывает лицо; они отступают в ужасе.)

Дворяне
Фридрих! Это он!

Дворяне
Тебя убьют!

Дворяне
Иль ты забыл закон?!

Фридрих
Пред всеми скоро я предстану смело,
И все поймут тогда яснее дело!
Кто вас зовёт под сень моих знамён, –
Тот будет мной в обмане уличён!

(Из двери кеменаты выходят на балкон четыре пажа, весело сбегают вниз и становятся на крыльце палласа.)

Дворяне
(Фридриху)
Что слышу! Бешеный! Оставь мечты!
Узнают вдруг – тотчас погибнешь ты!

(Они оттесняют Фридриха к собору, стараясь скрыть его от народа. Последний, увидев пажей, толпится ближе к переднему плану.)

Пажи (на возвышении)
Народ! Народ!
Дорогу дай скорей!
В храм Божий Эльза здесь пойдёт!

(Они идут вперёд; толпа охотно расступается на их пути, так что образуется широкая улица до самого собора, на ступенях которого пажи становятся. – Другие четыре пажа мерным и торжественным шагом выходят из двери кеменаты и останавливаются на балконе в ожидании кортежа женщин, чтобы сопровождать его.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

Длинный кортеж женщин в великолепных одеждах медленно выходит из двери кеменаты на балкон, направляясь влево, шествует по главному пути, мимо палласа, к собору, на ступеньках которого размещаются идущие первыми. – Среди кортежа появляется Эльза; дворяне почтительно обнажают головы.

Все
Ты кротко и смиренно
Страдала много дней!
Бог дал тебе блаженство,
Бог внял мольбе твоей!

(Дворяне, невольно опять загородившие путь, снова расступаются перед пажами, которые расчищают дорогу кортежу, уже дошедшему до палласа. – Эльза достигла возвышения перед ним; путь вновь совсем свободен, и все могут видеть Эльзу, которая на несколько мгновений остановилась.)

Все
Блестит твой взор прекрасный
Огнём любви согрет...
О, Эльза, ангел нежный!
Мы шлём тебе привет!

(Эльза идёт медленно из глубины сцены вперёд, проходя по улице, образуемой расступившимися толпами мужчин. – Кроме пажей, соборной лестницы уже достигли и передние дамы; они останавливаются, чтобы пропустить Эльзу первой в церковь. – В тот момент, когда Эльза поставила ногу на вторую ступеньку соборной лестницы, – Ортруда, шедшая до того среди последних женщин кортежа, вдруг быстро выступает вперёд, становится на туже ступеньку и таким образом загораживает дорогу Эльзе.)

Ортруда
Назад, Эльза! –
Нет! Больше не могу я
Идти среди толпы рабынь твоих!
Смиренно ты склонись предо мною!
Должна я первой быть из нас двоих

Все
Что надо ей? – Назад!

(Ортруду оттесняют на середину сцены.)

Эльза
(в сильном испуге)
Мой Бог! Что вижу я?!
О, где же дружба и любовь твоя?..

Ортруда
О, да! На миг я о себе забыла,
Но поверь, – не буду я служить тебе!
Отмстить за горе твёрдо я решила!
Всё, что моё, – вновь я верну себе!

(Всеобщее удивление и оживлённое движение)

Эльза
Ах! Хитростью меня ты обманула!
Я в эту ночь ввела тебя в мой дом!..
Как можешь ты надменной быть со мною, –
Ты, чей супруг наказан был судом?!

Ортруда
(с видом глубоко оскорблённой гордости)
Да, ложный суд с ним поступил жестоко,
Но Фридрих мой блистал здесь, как алмаз!
О нём по всей стране гремела слава,
Мечом геройским он страшил всех вас! –
А твой, скажи! – твой здесь кому известен?
Быть может, он бесславен и бесчестен!

Все
Что с нею?! – Лгут ея уста! –

Все
Вот ужас! –

Все
Это клевета!

Ортруда
Как звать героя? Можешь ли сказать нам,
Чем род его был славен и силён?
Откуда волны к нам его примчали?
И скоро ль вновь тебя покинет он? –
О, нет! Ты ничего не можешь знать,
И твой герой велел тебе молчать!

Все
(отдельными группами)
Где правда тут? – Ужель возможно?! –
Какая спесь! – Всё это ложно!

Эльза
(оправившись от глубокого изумления)
Бессовестно ты лжёшь, змея!
Вот, что тебе отвечу я:
Так чист и светел дивный рыцарь,
Так свят в геройстве он своём,
Что ждёт того лишь злое горе,
Кто сомневаться станет в нём!

Мужчины
Он чист! – Он свят!

Эльза

Сам Бог помог в бою герою –
И был сражён муж злобный твой!

(Народу)

Вот сами вы теперь скажите:
Кто прав из них, кто чист душой?

Все
О, да! Твой друг! Прав твой герой!

Ортруда
(насмехаясь над Эльзой)
Ха! Чистотою он сияет!
Но скроет тьма её сейчас, –
Пусть только рыцарь всё откроет,
Чем он здесь держит в страхе вас! –
Но даже ты спросить боишься,
И мысль встаёт в умах людей,
Что ты сама дрожишь в сомненьи,
Что веры нет в груди твоей!

Женщины
(поддерживая Эльзу)

О, злой дух, замолчи скорей!

(Двери палласа открываются. Четыре трубача короля выходят и трубят.)

Мужчины
(смотря в глубину сцены)

Король! – Король идёт! – И рыцарь!

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

(Король, Лоэнгрин, Саксонские графы и дворяне торжественно выходят из палласа; смятение на авансцене прерывает их шествие. Король и Лоэнгрин поспешно идут вперёд.)

Брабантцы

Будь здрав, король наш!
Честь тебе, Брабанта страж!

Король

Я слышал спор?

Эльза
(в большом возбуждении припадает к груди Лоэнгрина)
Мой щит! О, властелин мой!

Лоэнгрин
Что здесь?

Король
Кто шествие в собор дерзнул нарушить?

Свита короля
И о чём идут здесь споры?

Лоэнгрин
(заметив Ортруду)
Что вижу? Этот демон – здесь, с тобой?!

Эльза
Прости мне! Ах, спаси, спаси меня!
Мой грех, – я не послушалась тебя!
В слезах она ко мне явилась ночью,
И я приют ей, сжалившись, дала...
И вот она меня бранит жестоко,
За то, что свято верю я в тебя!

Лоэнгрин
(устремляя пристальный и неотразимый взгляд на Ортруду, которая не смеет шевельнуться)
О, злобная жена! Оставь её!
Здесь жертвы нет тебе!

(Он ласково обращается к Эльзе)

Друг нежный мой!
Ужель она тебе яд в сердце влила?

(Эльза плачет и скрывает своё лицо на его груди. Он утешает её, указывая на собор)

Пусть безмятежно там
Эти слёзы льются!

(Лоэнгрин, Эльза и король во главе шествия направляются к собору; Все по-видимому собираются следовать за ними в полном порядке. Вдруг на паперти появляется Фридрих. Женщины и пажи в ужасе отшатываются от него.)

Фридрих
О, Генрих! О, князья! Вы слепы!
Стойте все!

Король и все мужчины

Как смеет он?!

Король и все мужчины

Проклятый! Прочь отсюда!

Фридрих
О, дайте мне...

Мужчины

Ступай!

Мужчины

– Назад!

Мужчины

Иль будешь ты убит!

Фридрих
Я был сражён неправедным судом!

Король

Ступай!

Мужчины
Прочь отсюда!

Фридрих
Суд Божий был введён в обман бесчестно!
Коварство тайных сил вас обмануло!

Король и мужчины

Взять нечестивца!

Король и мужчины

Суд порочит он!

(Мужчины со всех сторон наступают на Фридриха. Он употребляет страшные усилия, чтобы быть услышанным, устремив взор только на Лоэнгрина и не обращая внимания на угрожающих ему. Последние в ужасе снова отступают и в конце концов прислушиваются к его словам.)

Фридрих
Кто ярким блеском вас прельщает,
Тот только силой чар силён!
Как прах, Господь развеет скоро
Всю власть, что дoбыл ложью он! –
Вы худо Божий суд хранили:
Тот суд бесчестье мне послал,
А вы спросить его боялись,
Когда на битву он предстал!
И вот теперь мне не мешайте:
Его хочу спросить я сам!

(Принимая повелительную позу)

Пусть имя, род и званье
Наш странный гость откроет нам!

(Общее движение. Все поражены.)

Да! Кто он, в этот край приплывший,
Волшебным лебедем везом?
Кому такие звери служат,
Тот верно проклят был Творцом! –
Он должен дать на всё ответ!
Сумеет, – пусть меня убьют,
А нет, – так ясно станет вам,
Что был обманут Божий суд!

(Все смущённо и с ожижанием смотрят на Лоэнгрина.)

Все
Вопрос тяжёлый!..
Что он ему ответит?..

Лоэнгрин
Не тот, кто честь забыл и совесть,
Вопрос мне может предлагать!
На козни я ответить должен
Одним презреньем, и молчать!

Фридрих
(королю)
Меня считает он презренным, –
Ты сам спроси, властитель мой!
Иль и к тебе в нём нет почтенья,
И он вопрос отклонит твой?

Лоэнгрин
Да, и ему я не отвечу,
Хотя бы он меня спросил!
Вы мне и так должны поверить:
Я Божье дело вам явил! –
Но есть одна, – я жду ея решенья:

Эльза...
(Оглянувшись на Эльзу, он в изумлении обрывает речь: в безумной внутренней борьбе, с высоко вздымающейся грудью, Эльза стоит, устремив взор в пространство.)

Что с ней?.. Она в когтях сомненья!..

Король и мужчины

Взять нечестивца! – Суд порочит он!

АНСАМБЛЬ

Король, мужчины, женщины и пажи
Тайну ревниво он от всех скрывает...
Верно, таков завет небесных сил!
Мы защитим героя в час опасный:
Он честь свою и доблесть нам явил!

Фридрих и Ортруда
Её терзает рой сомнений тяжких, –
В душе ея покоя больше нет!
Враг, мне на горе в этот край приплывший, –
Он побеждён, он должен дать ответ!

Лоэнгрин
Её терзает рой сомнений тяжких!
О, неужель в ней веры больше нет?..
О, небо! Помощь дай ей в час опасный, –
Пусть снова ей сияет веры свет!

Эльза
(отойдя от окружающих, смотрит задумчиво)
Что он таит?.. Нет, я спросить не смею...
Ему грозит здесь мой вопрос бедой!
Он дал мне счастье, – я ли в благодарность
Предам его пред целою толпой?..
Что он таит – хранила б я до смерти...
Зачем в груди встаёт сомнений рой?..

Король

Герой, не бойся тёмных обвинений!
Ты чист душой и выше всех сомнений!

Саксонские и Брабантские дворяне
(окружая Лоэнгрина)
Будь другом нам, и нас считай друзьями!
Тебя героем рады мы признать!
Дай руку нам! В твоё мы верим имя,
Хотя себя не можешь ты назвать!

Лоэнгрин
Друзья мои! Вы мне доверьтесь смело,
Хоть не могу я вам себя назвать!

(Пока Лоэнгрин, окружённый дворянами, обменивается с ними рукопожатиями, Фридрих прокрадывается к Эльзе, которая по прежнему задумчиво стоит одна в стороне, на авансцене.)

Фридрих
(страстно, урывками)
Доверься мне!.. Я знаю способ верный...
И ты узнаешь всё...

Эльза
(испуганно, но тихо)
Оставь меня!..

Фридрих
Ты мне позволь отсечь ему хоть палец...
Хоть кончик пальца, и клянусь тебе,
Что он тотчас откроет тайну нам...
И верен будет он тебе всегда!..

Эльза
Нет, ни за что!..

Фридрих
Близь спальни скроюсь я...
Дай знак, – и всё свершится без вреда...

Лоэнгрин
(быстрым шагом идя на авансцену)
Эльза! С кем речь ведёшь ты там?!

(Страшным голосом, обращаясь к Фридриху и Ортруде)

Ступайте прочь, злодеи!!
Страшитесь, если вновь я вас увижу с ней!

(Фридрих жестом и мимикой выражает мучительное бешенство. Лоэнгрин обращается к Эльзе, которая при первых же его словах упала перед ним на колени, уничтоженная.)

Эльза! Не бойся, встань! В руке твоей
Лежит залог блаженства наших дней!
Ты хочешь знать, что я таю?
Но клятву помнишь ты свою?

Эльза
(в сильнейшем волнении, пристыженная)
О, рыцарь! избавитель мой!
Тебе останусь верной я!

(С твёрдой решимостью)

Да! От сомнений злых покой
Даст мне любовь моя!

(Она припадает к его груди. – Звуки органа в соборе.)

Лоэнгрин
Милый ангел!
Ты пред лицом Творца!

Все
Да, его нам Бог послал! – Он свят!

(Лоэнгрин торжественно ведёт Эльзу мимо дворян к королю. Мужчины почтительно расступаются на их пути.)

Все
Слава им! –
Эльза, ангел нежный,
Мы шлём тебе привет!

(Ведомые королём, Лоэнгрин и Эльза медленно шествуют в собор. Со всех сторон несутся звуки труб, а из собора – звуки органа. Король и жених с невестой достигли верхней ступеньки соборной лестницы. В сильном волнении Эльза обращается к Лоэнгрину, который прижимает её к своей груди. Из его объятий она боязливо глядит вправо на площадь и замечает Ортруду, которая делает ей угрожающий жест, как бы говорящий, что она уверена в победе. Эльза в ужасе отворачивает лицо. – Пока Лоэнгрин и Эльза, снова предшествуемые королём, идут дальше ко входу в собор, занавес падает.)

 

                                                                    ДЕЙСТВИЕ III

Спальня новобрачных. Направо башенный выступ с открытым окном. – Музыка за сценой. Слышно пение – сначала вдали , потом всё ближе и ближе. Посреди песни правая и левая двери заднего плана открываются; справа входит Эльза со свитой женщин, слева – Лоэнгрин в сопровождении короля Генриха и мужчин. Впереди идут пажи со светильниками.

 

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

 

Хор
Светлый союз ваших сердец
Нежным покровом Любовь осенит!
Цвет красоты, славы венец, –
Всё вам отныне блаженство сулит.
Доблестный рыцарь, шествуй вперёд!
Друг твой прекрасный вместе идёт!
Свадьбы весёлой шум умолкает,
Тайна восторга вас ожидает...
Брачный покой под сенью своей
Скроет чету от блеска огней...

(Когда оба кортежа встречаются посреди сцены, женщины вручают Эльзу Лоэнгрину. Молодые, обнявшись, стоят в центре. Восемь женщин торжественно шествуют вокруг них, в то время как пажи снимают с новобрачных тяжёлые верхние одежды.)

Восемь женщин (сделав обход)
Союз ваш венчан Богом,
И мы венчаем вас!

(Вторичный обход)

Пошли Господь вам радость
В священный этот час!

(Король обнимает и благословляет молодых. – Пажи дают знак к уходу; оба кортежа становятся в прежний порядок и проходят мимо Лоэнгрина и Эльзы; мужчины удаляются в правую дверь, женщины в левую.)

Хор (удаляясь)
Светлый союз ваших сердец
Нежным покровом Любовь осенит!
Цвет красоты, славы венец, –
Всё вам отныне блаженство сулит!
Доблестный рыцарь счастье найдёт,
С другом прекрасным век проживёт!
Свадьбы весёлой шум умолкает,
Тайна восторга вас ожидает...
Брачный покой под сенью своей
Скроет чету от блеска огней...

(Оба кортежа окончательно покинули сцену; пажи, идущие в конце, запирают за собою двери. Пение мало по малу замирает в отдалении. Когда молодые остаются одни, Эльза в упоении припадает к груди Лоэнгрина. При затихающих звуках песни Лоэнгрин садится на софу у окна, нежно привлекая к себе Эльзу.)

 

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

 

Лоэнгрин
Умчалась песня вдаль... Душа с душой,
Мы в первый раз одни... О, сладкий час!
Прочь, прочь от мира улетим с тобой!
Никто теперь не может слышать нас...
– Эльза моя! Прекрасный ангел мой!
Счастлива ль ты? Мне глубь души открой!

Эльза
Счастье моё велико и безбрежно:
С тобой меня блаженство неба ждёт!..
Чудным огнём пылает сердце нежно, –
Счастье такое только Бог даёт!..

Лоэнгрин (пылко)
О, друг мой! Наше счастье безмятежно;
Мне твой ответ блаженство неба шлёт!..
Чудным огнём пылает сердце нежно, –
Счастье такое только Бог даёт!..
Любовь чарует тайной неземною!
Друг друга мы предчувствием нашли;
Спасти тебя я избран был судьбою, –
Одним путём Любви мы оба шли:
Твой взор сказал мне, что невинна ты, –
Я был пленён красой моей мечты!

Эльза
С моей мечтой твой дивный образ слился!
В блаженном сне ты ясно мне предстал...
Но вот при свете дня ты вдруг явился, –
Тебя мне сам Господь в лучах послал!
– Хотелось мне в сияньи том разлиться
У ног твоих живительным ручьём,
Иль, как цветок, поникнуть и склониться
В миг упоенья на пути твоём!..
– Нет выше счастья! Но я не умею
Постичь моё блаженство, – в чём оно?
Тебя, увы мне! я спросить не смею:
Тебя назвать мне даже не дано...

Лоэнгрин (лаская её)
Эльза!

Эльза
Как нежно ты зовёшь меня, лаская!
Но я должна в ответ тебе молчать!
Ночь нас укрыла, ночь любви святая...
О, в этот час – позволь тебя назвать...

Лоэнгрин
Любовь моя!

Эльза
Мы здесь одни с тобой...
Ты мне шепни... всё, в тишине ночной...

(Лоэнгрин, приветливо обняв Эльзу, указывает ей через открытое окно в цветущий сад.)

Лоэнгрин
Ночи дыханье сладко мысль туманит...
Я тьме доверить разум не страшусь!
Таинственно она зовёт и манит, –
Молча я этим чарам отдаюсь.
Чары безмолвно нас с тобой связали
В дивный миг, когда мы встретились, любя.
Очи мои тебя не вопрошали:
Я, лишь взглянув, постиг душой тебя!
Как ароматов чудодейных сила
Разум пьянит, таясь во тьме ночной, –
Так чистота твоя меня пленила,
И не смутил меня враг тёмный твой!

(Эльза смиренно приближается к Лоэнгрину, стараясь скрыть своё смущение.)

Эльза
Нет, я любви твоей не стою!
Чем заслужу я благодать?
Ах, чтоб достойной быть женою,
Я за тебя хочу страдать!
– Меня ты спас от злых гонений...
О, если рок тебе грозит, –
Поверь, я не боюсь лишений,
Твой жребий Эльзу не страшит!
– Но что в душе твоей таится?
Что должен ты от всех скрывать?
Ужель беда с тобой случится,
Лишь только тайну будут знать?..
– Мне скажи! Вдвоём с тобою
Мы дружно отвратим беду!
В груди навеки тайну скрою, –
На смерть я за тебя пойду!

Лоэнгрин
Друг милый!

Эльза (всё более и более страстно)
Ах, удостой меня признаньем
И слёз моих не отвергай!
Да, я готова к испытаньям!
Кто ты? Молю, – ответ мне дай!

Лоэнгрин
Опомнись, Эльза!

Эльза (всё настойчивее)
Каплю света
Пролей на сердце, милый друг!
Откуда ты? В чём тайна эта?
Доверься мне, о мой супруг!

Лоэнгрин (отступая на несколько шагов, строго и серьёзно)
Высшим доверьем ты должна гордиться:
Дала ты клятву, – я поверил ей!
Пусть мой завет всегда в тебе хранится, –
Будешь царить одна в душе моей!

(Быстро изменив тон, он снова любовно обращается к ней.)

Ко мне прижмись, о друг прекрасный!
К моей груди! Твой дух смущён!
Пусть мне сияет взор твой ясный,
Пусть длится мой отрадный сон!
О, дай в восторженном томленьи
Упиться мне твоей красой!
Дай мне объятием забвенье,
Чтоб мог я счастлив быть с тобой!..
– Любовь твоя воздать мне может
За всё, что в жертву я принёс...
Что славу здесь мою умножит?
Я к вам пришёл из мира грёз!..
Мне власти суетной не надо,
Мне не завиден блеск царей, –
Бесценна мне одна награда,
Её найду в любви твоей!
– Брось яд сомненья, яд исканья, –
В тебе теперь вся жизнь моя!
Знай, послан я не тьмой страданья:
Блаженством света послан я!

Эльза
Меня ты не утешил,
Мне слёз не осушил!
Загадочным ответом
Ты в сердце страх вселил!
– Твой мир был так прекрасен,
Его покинул ты:
И вот туда, тоскуя,
Летят твои мечты!
Ах, мне ли, бедной, думать,
Что я тебе нужна?!
Меня забудешь скоро, –
Останусь я одна!

Лоэнгрин
Зачем себя терзаешь!

Эльза
Ты отнял мой покой!
Мне, вижу я, недолго
Придётся жить с тобой!
От страха и заботы
Умрёт краса моя, –
И ты меня покинешь,
Погибну в горе я!

Лоэнгрин
Нет, красота не блекнет,
Если душа чиста!

Эльза
Ты мне не доверяешь,
Молчат твои уста!..
– Ты весь окутан тайной,
Чудесен был твой путь...
Что ждёт меня в грядущем?
Как мне тебя вернуть?

(В сильнейшем возбуждении, охваченная страхом, она вдруг останавливается, как бы прислушиваясь.)

Чу! Кто-то идёт?.. Ты слышал тайный шорох?..

Лоэнгрин
Эльза!

Эльза (глядя перед собой)
Ах, нет!.. Но там, смотри... плывёт!
Плывёт там по волнам твой лебедь белый...
Ты звал его... Он вновь ладью везёт!

Лоэнгрин
Эльза, молчи! – Твой бред меня гнетёт!

Эльза
Да, ждёт меня безумье, –
Жестокий, страшный бред!
Пусть я совсем погибну, –
Но ты мне дашь ответ!

Лоэнгрин
Эльза!.. Ах, вспомни клятву!..

Эльза
Иль нет в тебе любви?!
Всё, всё должна узнать я!
Себя мне назови!

Лоэнгрин
Молчи!

Эльза
Кто ты, герой?..

Лоэнгрин
Горе!

Эльза
Всё мне открой!

Лоэнгрин
Горе! – Конец всему!

(Эльза замечает Фридриха и его товарищей, которые с обнажёнными мечами врываются через потайную дверь.)

Эльза (с криком ужаса)
Жизнь спасай! – Твой меч, твой меч!

(Она поспешно подаёт Лоэнгрину меч, который был прислонен к софе. Лоэнгрин быстро извлекает его из ножен, которые она держит, и одним ударом повергает нападающего Фридриха мёртвым на землю. Поражённые ужасом дворяне роняют мечи и падают на колени у ног Лоэнгрина. – Эльза, бросившаяся к нему на грудь, медленно, без чувств, опускается к его ногам. – Долгое молчание. – Лоэнгрин, глубоко потрясённый, один из всех стоит.)

Лоэнгрин
Всё наше счастье прошло, как сон!..

(Он склоняется к Эльзе, нежно поднимает её и усаживает на софу.)

Эльза (с трудом открывая глаза)
О, дай, Господь, пощаду мне!

(По знаку Лоэнгрина все четыре дворянина встают.)

Лоэнгрин
Труп отнесите вы на суд короля!

(Дворяне поднимают труп Фридриха и уносят его через дверь направо. – Лоэнгрин звонит в колокольчик. В левую дверь входят две женщины.)

Лоэнгрин
Супругу милую оденьте, –
На суд сведите вы её!
Там я пред всеми ей отвечу,
Открою имя ей моё!..

(Он удаляется, торжественно-печальный. Женщины уводят Эльзу, неспособную произнести ни одного слова, через левую дверь. – День понемногу начинает брезжить. Свечи потухли. – Большой занавес совершенно закрывает всю сцену.)


ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Занавес поднимается, открывая туже равнину на берегу Шельды, что и в первом акте. Розоватый свет утренней зари. Постепенное наступление солнечного дня.

Слышны звуки труб, сначала вдали, потом всё ближе и ближе к сцене, справа. – Один из графов появляется со своей дружиной на авансцене с правой стороны; он слезает с коня и передаёт его конюху; два пажа несут его щит и копьё. Он водружает в землю своё знамя, вокруг которого группируется его дружина. Снова трубы. Второй граф появляется подобным же образом, и в это время уже слышны приближающиеся трубы третьего, который тоже в свою очередь выезжает на сцену во главе своей дружины. Вновь прибывающие отряды воинов собираются вокруг своих знамён. Графы и дворяне приветствуют друг друга, рассматривают своё оружие, хвалятся им и т.д. Прибытие четвёртого графа (тоже справа), который со своей дружиной располагается до середины заднего плана. Раздаются звуки труб короля, и все спешат выстроиться у своих знамён. Король со своей Саксонской дружиной появляется слева.

Все мужчины (ударяя в щиты, когда король приблизился к дубу)
Генрих могучий,
Наш тебе привет!

(Трубы короля, которым вторят все остальные трубы на сцене. Барабанный бой.)

Король Генрих
И вам привет, мои друзья!
Как горд и счастлив видеть я,
Что дух германский так силён,
Что всюду пробудился он!
Пусть враг идёт на нас ордой:
Мы все дадим ему отпор!
И никогда грозить войной
Он не дерзнёт нам с этих пор!
За край родной – и меч, и щит!
Бог всемогущий нас хранит!

Все мужчины
За край родной – и меч, и щит!
Бог всемогущий нас хранит!

Король
Но где же вождь прекрасный ваш,
Страны Брабантской славный страж?

(В глубине сцены люди пугливо теснятся. Четыре дворянина приносят на носилках труп Фридриха и кладут его на землю в середине круга.)

Мужчины (отдельными группами)
Что надо им? – Кого несут? –
Изгнанника друзья идут...

Король
Что вижу я? Кто здесь лежит?
Внушает страх ваш мрачный вид!

Четыре дворянина
Так страж Брабанта нам велит...
Он скажет сам, кто здесь лежит...

(Появляется Эльза с большой свитой женщин, приближаясь медленной, неуверенной походкой.)

Мужчины
И Эльза здесь! Она страдает!
Бледна лицом и взор блуждает...

(Король идёт Эльзе навстречу и провожает её к сиденью против дуба.)

Король
Огонь очей твоих погас...
Иль так тяжёл разлуки час?

(Эльза пытается взглянуть на него, но не имеет сил.)

(Большое движение в глубине сцены.)

Часть хора (в глубине сцены)
Вот он, вот он, Брабанта славный страж!

(Появляется Лоэнгрин, вооружённый совершенно также, как в первом акте; он идёт на авансцену торжественный и серьёзный.)

Все
Честь тебе, Брабанта страж!

Король
О, славный рыцарь, счастлив будь!
Прими войска, – и добрый путь!
Все ждут тебя и рвутся в бой, –
Прославь победой их, герой!

Все воины
Мы ждём тебя и рвёмся в бой, –
Прославь победой нас, герой!

Лоэнгрин
Король великий, ты прости мне:
Войско моё, героев славных
Вести на битву мне нельзя!

(Все крайне поражены.)

Все
Творец! Как нам понять его?

Лоэнгрин
Соратника во мне вы не ищите:
Лишь правды и суда от вас хочу я!

(Он срывает покрывало с трупа Фридриха, при виде которого все с ужасом отворачиваются.)

Лоэнгрин (стоя подле трупа, торжественно)
Сначала вы меня с ним рассудите, –
Прошу решить по всем правам:
Меня убить хотел он ночью тайно,
Но умертвил его я сам!

Король и все мужчины (торжественно простирая правую руку в сторону дуба Правосудия)
Как он убит рукой твоею, –
Так Божья казнь грозит злодею!

Лоэнгрин
Но жалобу другую вы услышьте...
Тоской мне сердце жмёт она:
Нарушить клятву, веря злу, решилась –
Жена, что Богом мне дана!

Король и мужчины (в ужасе и смущении)
Эльза! Где был рассудок твой?..
Ах! Что случилось вдруг с тобой?!

Женщины (жалобно глядя на Эльзу)
Боже мой! Эльза!..

Лоэнгрин (всё также строго)
Она клялась мне здесь, пред всеми вами,
Не спрашивать меня о том, кто я.
Но Эльза изменила клятве скоро, –
Злой враг коварно дух смутил ея...

(Все глубоко потрясены)

Отвечу на вопрос жены безумной, –
Пусть мой ответ теперь услышит суд!
Врагов нападки я отверг спокойно,
Но ей скажу я, как меня зовут!

(Выражение лица его всё более и более просветляется.)

Мне, как и вам, не страшно Божье солнце!
Пред миром всем, пред славным королём
Моей отчизны тайну я открою!

(Гордо выпрямляясь.)

Никто не упрекнёт меня ни в чём!

Король и все мужчины
Что он откроет? Что сказать желает?..
О, как тоскует грудь, как сердце замирает!..

Лоэнгрин
В краю святом, в далёком, горнем царстве,
Замок стоит, – твердыня Монсальват...
Там храм сияет в украшеньях чудных,
Что ярче звёзд, как солнце дня блестят.
А в храме том сосуд есть чудотворный, –
Как высший дар небес он там храним:
Давно, давно, для душ блаженных, чистых,
Его принёс крылатый серафим.
Из года в год слетает с неба голубь,
Чтоб силу дивной чаши обновить;
И Граль священный рыцарей питает,
Чистейшей веры им даёт вкусить.
Кто быть слугою Граля удостоен,
Тому дарит он неземную власть,
Тому не страшны вражеские козни:
Открыто зло – враг чёрный должен пасть!
И если в край далёкий рыцарь послан
За правду, честь и верность в бой вступить,
Он и там силы Граля не теряет, –
Лишь имя в тайне должен он хранить...
Так чист и свят источник благодати,
Что верить должен смертный человек;
И если в вас сомненья зародились, –
Посол небес тотчас уйдёт навек.
Итак, вы тайну знать мою хотели!
От Граля рыцарь к вам сюда пришёл:
Отец мой – Парсифаль, Богом венчанный,
Я – Лоэнгрин, святыни той посол!

Все
(глубоко расстроганные)
Слышу тайну святого откровенья...
Туманят взор мой слёзы умиленья...

Эльза (совсем уничтоженная)
Слабеют силы... Тьма кругом...
Мне душно, душно! Умираю!..

(Она готова упасть без чувств; Лоэнгрин принимает её в свои объятия.)

Лоэнгрин
О, Эльза! Всё, всё погубила ты!
В тот миг, когда тебя увидел я,
В душе вдруг загорелся новый свет,
Любовью обновилась жизнь моя!..
Небесный дар, мою святую власть
И силы чудодейной благодать –
Я посвятить мечтал тебе одной!
Но, Эльза, ты хотела тайну знать, –
И вот я должен от тебя бежать!

Эльза
(в порыве ужаса и отчаяния)
Супруг мой! Нет! Меня ты не покинешь!
Останься здесь! Услышь мой горький плач!

Лоэнгрин
Прощай навек, мой нежный друг!

Эльза
Нет, слёз моих не можешь ты отринуть!
Сам в искупленье кару мне назначь!..

Все
О, Боже!...

Эльза
О, если ты так свят и благ душой,
Дай мне пощаду, сжалься надо мной!

Лоэнгрин
Уж гневен Граль! Мне медлить здесь нельзя!

Все

О, Боже! Светоч дивный нам
Послал Господь в лице твоём!
Ах, если ты покинешь нас, –
Где утешенье мы найдём?..

Эльза
Я грех страданьем рада искупить,
Но лишь с тобой могу дышать и жить!..
Услышь меня! Прости мне грех тяжёлый!
Останься здесь со мной!

Лоэнгрин
Тебя за грех твой кара ждёт одна, –
Ах, нам обоим тяжела она!
Одни, в разлуке будем жить с тобой:
Вот – искупленье, вот наш жребий злой!

(Эльза с криком падает навзничь.)

Король и все мужчины (бурно теснясь вокруг Лоэнгрина)
О, нет! Прости! Останься с нами,
С твоими верными войсками!

Лоэнгрин
Пойми, король, – остаться не могу я!
Ведь рыцарь Граля вам себя назвал,
И если б вздумал он вести дружины, –
Он тотчас бы совсем бессильным стал!
– Но, славный Генрих, я тебе пророчу:
Ты, чистый сердцем, жди больших побед!
Твоей стране свирепый враг не страшен, –
Ордам востока здесь победы нет!

(Сильное возбуждение. – На ближнем изгибе реки появляется лебедь, везущий пустую ладью.)

Все (отдельными группами, обернувшись назад)
Увы! Вот лебедь вновь плывёт!
Ладью везёт!..

(Эльза, очнувшись от своего оцепенения, поднимается и, опираясь на скамью, смотрит в сторону берега.)

Эльза
Вот лебедь! Он за ним!..

(Она на долгое время замирает в своей позе.)

Лоэнгрин (поражённый)
Да, медлю я, и шлёт за мною Граль!

(При всеобщем напряжённом ожидании он идёт к берегу и, наклонившись к лебедю, грустно глядит на него.)

О, лебедь мой!
Ты в грустный и тоскливый час
Приплыл за мной в последний раз!
Ведь через год ты навсегда
Кончал служенья подвиг свой...
Граль чары снял бы, и тогда
Не лебедь был бы предо мной!

(В порыве жестокой скорби он возвращается на авансцену и обращается к Эльзе.)

О, Эльза! Если б год лишь ждать могла ты, –
Ах, вновь тебе блеснул бы счастья свет!
Да, через год, в сияньи Граля дивном,
Твой брат вернулся б, – он не умер, нет!
(Все выражают крайнее изумление.)

Но он придёт, когда вдали я буду...

(Передавая Эльзе свой рог, свой меч и своё кольцо)

Мой рог, мой меч, кольцо, – всё дай ты брату.
– Мой рог в час злой беды ему поможет,
Победу меч мой даст ему в бою...
Но, взяв кольцо, меня он вспомнить может, –
Того, кто спас однажды честь твою!..

(Он несколько раз целует Эльзу, которая уже бессильна проявить какое бы то ни было чувство.)

Прощай, прощай, друг милый мой!
Граль не велит мне медлить здесь!
Прощай, прощай!

(Он быстро идёт к берегу.)

Все

О, горе! Доблестный герой!
Ты нас обрёк тоске лихой!

Ортруда
(появляясь на авансцене)
Плыви, плыви, герой надменный!
Поведать рада я вселенной, –
Кто этот белый лебедь твой!
Цепочкой скован он моей!
Тот лебедь, – знайте все теперь, –
Наследник края в цвете дней!

Все
Ах!..

Ортруда (Эльзе)
Ты мне на радость их прогнала, –
Ждёт их обоих дальний путь!
А то, останься муж твой дольше, –
Он брата мог тебе вернуть!

Все
Глумишься, ведьма, ты над небом!
О, сколько зла в словах твоих!

Ортруда
Да, всем вам отомстили боги
За то, что вы не чтите их!

(В диком отчаянии она стоит, гордо выпрямившись. – Лоэнгрин, уже достигший берега, хорошо слышал слова Ортруды. Он торжественно преклоняет колено и предаётся немой молитве. Взоры всех обращены на него с напряжённым ожиданием. – Белый голубь Граля слетает с неба и парит над ладьёй. Лоэнгрин бросает на него взгляд, полный благодарности, быстро встаёт и освобождает лебедя от цепочки. Лебедь тотчас же погружается в воду, и вместо него Лоэнгрин извлекает на берег прекрасного мальчика в блестящем серебристом одеянии. Это Готфрид.)

Лоэнгрин
Готфрида вы узнайте в нём:
Да будет вашим он вождём!

(При виде Готфрида, Ортруда с криком падает на землю. Лоэнгрин быстро прыгает в ладью, которую голубь сейчас же увозит, схватив цепочку. Эльза с последним радостным просветлением глядит на Готфрида; тот идёт вперёд и склоняется перед королём. Все смотрят на мальчика с блаженным изумлением; Брабантцы почтительно преклоняют перед ним колена. – Готфрид спешит в объятия Эльзы. Краткий миг восторга, и вслед затем Эльза быстро обращает взор в сторону берега. Лоэнгрина уже не видно.)

Эльза
Супруг мой! – Желанный!..

(Лоэнгрин снова виден вдали. Склонив голову, он стоит в ладье, печально опершись на свой щит. При виде его, все издают громкий горестный крик. – Эльза в руках Готфрида падает на землю, бездыханная. – Пока Лоэнгрин постепенно скрывается в отдалении, занавес медленно опускается.)

 

КОНЕЦ ОПЕРЫ