Антонина Васильевна Нежданова глава 2

26 февраля 1902 года в Большом театре происходила проба голосов. Как утверждали газеты, "свежестью и приятностью голоса произвела приятное впечатление молодая певица А.В.Нежданова, спевшая арию Лючии." Однако чиновники из Большого театра отказались дать Неждановой дебютный спектакль. Для нее не нашлось вакантной должности.

   Неизвестно, как сложилась бы судьба Неждановой, если бы однажды не заболели все исполнительницы партии Антониды и спектаклю не угрожала бы отмена. Дирекция вспомнила о молодой певице и попросила ее "выручить спектакль". 23  апреля 1902 года состоялся дебютрый спектакль с участием А.В.Неждановой в роли Антониды.

  Газета "Русское слово" отозвалось об этом дебюте так, "Необычайный интерес, возбужденный в слушателях начинающей артисткой, увлечение, с которым в публике обменивались впечатлениями по поводу новой Антониды, решительный ее успех тотчас же после блестящего по непринужденности исполнения выходной арии, принадлежащей, как известно, к труднейшим номерам оперной литературы, дают полное право быть уверенным в том, что Нежданову ожидает счастливая и выдающаяся сценическая будущность". С молодой артисткой, принятой в опреную труппу, был заключен контракт сроком на один год.

    О начале творческой деятельности Неждановой писали "Русские ведомостти". "В "Руслане и Людмиле" в некоторых главных партиях оперы выступили молодые силы, которым, повидимому, начинают давать ход на казенной сцене. Заглавные партии отданы были Неждановой и Петрову, только недавно поступивших в Большой театр, чуть ли не прямо с консерваторской скамьи. В лице первой казенная опера сделала положительно ценное приобретение. Несмотря на некоторую сценическую неопытность, она сразу привлекает симпатию слушателя не только чистотой, гибкостью и светлым, свежим тембром голоса, но и богатством приемов и оттенков пердачи, которые являются верными признаками всякого искреннего, мало-мальски самостоятельного дарования."

 Из комплекса вокальных качеств А.В. наиболее ярким является тембр ее голоса, ее виртуозное мастерство в самом высоком значении этого слова. "Положительно нас, русских, заставят любить свое русское наши артисты. Ну как не прийти к выводу, что и у нас есть свое прекрасное, послушав г-жу Нежданову! Прекрасное пение действует на сердце и душу. Оно вызывает восторги, заставляет нас чувствовать и переживать то, что чувствует и переживает исполнитель. Нежданова так чувтвует прекрасно, что невольно заставляет проникаться этим прекрасным и слушателя."(рецензия на выступление 5 апреля 1911 года).

Дирекция считала А.В. способной исполнять и колоратурные и драматические партии. Голос Неждановой был очень звучный, густой, круглый, с широкими, полными верхними нотами. Очевидно, ее способность к насыщенному  колорированию звуков позволяла принимать ее за лирическое сопрано.

1906 год "В "Риголетто" г-жа Нежданова одна из лучших Джильд современности и по голосу, звенящему, как угодно высоко серебряным колокольчиком, и по ласкающей теплоте выражения, и по удивительной грациозности колоратурного орнамента."(Русское слово 17 сентября 1906г.)Слушая арию Лючии в исполнении Неждановой, ощущаешь прежде всего образ нежной, хрупкой, любящей женщины. Ощущаешь музыкально-драматический образ  и забываешь о вокальных головоломках, которыми перегружена ария. Когда Нежданова брала трехчертное фа в арии Царицы ночи("Волшебная флейта"), трехчертное ми в арии Джильды и в особенности ре в "Гимне солнцу"("Золотой петушок"), эти звуки вибрировали, не становились холодно-прозрачными или холодно-блестящими. Нежданова рассказывала, что на первых репетициях в Большом театре она чувстврвала, что звука голоса недостаточно, по сравнению с ее возможностями, "несутся" в зал. Никогда не прибегая к утрировке гласных, она еще недостаточно использовала организующую звучание четкость согласных. Вспомнив методические указания своего учителя, она начала чеканить согласные и быстро, благодаря этому приему, связанному с увеличением упругости губ и активности кончика языка, улучшила и все звучание голоса.