Дон Кихот

О балете "Дон Кихот"
Пролог
Действие первое
Действие второе картина первая
Картина вторая
Картина третья
Действие третье

Версия для печатиprinter-icon.png

Людвиг Федорович Минкус — композитор, скрипач и дирижер — родом из Чехии. Родился он в 1827 году. С пятидесятых годов Л. Минкус жил в России. В 1862 году начал работать в Московском Большом театре инспектором музыки, а с 1866 года — также профессором Московской консерватории.
В 1872 году Л. Минкус переехал в Петербург, где работал до 1876 года в Мариинском театре, в основном сочиняя музыку к балетным спектаклям.
Наиболее значительные балетные произведения Л. Минкуса: «Дон Кихот» (поставлен впервые на сцене Большого театра в 1869 году), «Баядерка» (1877 год).
Композитором также написано большое количество сочинений для скрипки.
дон 2После 1890 года Л. Минкус жил в Вене. Умер Л. Минкус в 1907 году. Балет Л. Минкуса «Дон Кихот» с его наивным сюжетом трудно сопоставить с бессмертным творением М. Сервантеса — этой величайшей, по словам Гейне, сатирой на человеческую восторженность. Слишком внешними признаками исчерпываются в балете характеристики и самого рыцаря печального образа и его добродушного оруженосца.
Авторы балета и не ставили себе целью раскрыть философскую глубину романа великого испанского писателя.
Однако балет «Дон Кихот», лишенный, по существу, стройного развития сюжета, психологически углубленных образов и волнующих чувств, пользуется неизменным признанием и любовью самого взыскательного зрителя.
В чем же секрет успеха и долголетия этого балета?
...Уже при поднятии занавеса мы попадаем под влияние праздничной атмосферы этого спектакля. Перед нами залитая горячим солнцем площадь Барселоны.
Танцуют Китри и Базиль, Пиккилия и Жуанитта—вся площадь безудержно отплясывает один танец за другим.
Стихия танца... Вот в чем сила и завораживающая прелесть «Дон Кихота», причина долгой жизни этого вечно молодого балета. Парад танцев — искрометных, красочных, виртуозных, рассыпанных по спектаклю во всем своем блеске и красоте, — более всего привлекает в «Дон Кихоте». Танец служит естественным выражением действия, происходящего на сцене. Герои балета — не просто исполнители многочисленных танцевальных номеров, они живут в танце, выражают им свои мысли и чувства.
Стиль этого балета во многом определяет музыка Л. Минкуса, которую привыкли считать ординарной, не выходящей за пределы традиционного аккомпанемента танцу. Действительно, партитура «Дон Кихота» не обладает ни богатством красок глазуновской «Раймонды», ни проникновенным лиризмом «Лебединого озера» Чайковского. Мы не найдем в ней симфоничности, углубленности, то есть тех качеств, которые отличают лучшие балетные партитуры. Но она необычайно танцевальна, ритмически богата и тем самым помогает танцу приобрести необходимые эмоциональность и образность. Сама же музыка, воспринимаясь через танец, обретает в свою очередь новые краски. Действие «Дон Кихота» — только повод для танцев. Спектакль не ограничивается тем, что главные герои балета — Дон Кихот и Санчо Пансо — в течение всего спектакля лишь расхаживают среди шумного, танцующего «фона», составляющего основную причину воодушевления зрителей.
Подлинными героями балета становятся веселая Китри и ее друг Базиль, уличная танцовщица и бесстрашный тореадор, подруги Китри — Пиккилия и Жуанитта и другие участники бесхитростных шалостей прелестной дочери трактирщика и ее возлюбленного.
Бравурная партия Китри увлекает нас гораздо сильнее, чем трагикомические приключения незадачливого рыцаря печального образа. Несмотря на то, что многие постановщики балета стремились выдвинуть образ Дон Кихота на первый план, это никогда им полностью не удавалось потому, что, лишенная глубокого содержания, роль эта не может стать действенной.
Но нельзя не отнестись с уважением к попытке многих постановщиков «Дон Кихота» связать части спектакля в гармоничное целое, усилить сюжетно-драматическую линию балета, логически обосновать поведение главных действующих лиц. Интересной в этом смысле редакцией была первая, сочиненная и поставленная балетмейстером М. Петипа на сцене Большого театра еще в 1869 году. Спектакль развертывался как единое действие, танцы органично и естественно вытекали из сценических событий. Роль Дон Кихота служила в спектакле как бы внутренней пружиной для развития интриги.
Однако уже в 1871 году, когда тот же М. Петипа ставит «Дон Кихота» в Петербурге, он отказывается от этой редакции и идет по привычному и более эффектному пути создания балетного дивертисмента, добиваясь предельной красочности, динамичности и яркой театральности зрелища. Но и в московской редакции балета М. Петипа не ставил себе задачей показать реальную Испанию Сервантеса с этнографически верными деталями, с танцами, близкими народным, хотя в спектакле, несомненно, и сказались впечатления от путешествия балетмейстера по Испании (картина народного праздника в Барселоне, частично сохранившаяся и в поздней постановке «Дон Кихота» А. Горского). Наоборот, М. Петипа добивается такой стилизации народных испанских танцев, которая была близка условности классического танца, что придавало хореографии всего спектакля необходимое единство. Балетмейстер А. Горский в 1900 году заново ставит «Дон Кихота», преследуя уже другие художественные цели. Находясь под влиянием передовых идей Художественного театра, оперы Мамонтова, Горский стремится к цельности художественного образа спектакля. Его интересуют вопросы «жизненной правды» в хореографическом искусстве, новые приемы оформления. Он приглашает для работы над «Дон Кихотом» лучших художников-декораторов К. Коровина, А. Головина и Н. Клодта. Он изучает архитектуру, костюмы, обычаи и народные танцы Испании, историю и литературу страны, наконец,— и, пожалуй, это самое главное, — Горский ищет в спектакле драматическую выразительность и характерность образов. Отсюда следуют и поиски новых выразительных средств режиссуры, и хореографии, и новых форм танца. Однако при постановке «Дон Кихота» эстетические принципы Горского не могли не столкнуться со старыми балетными традициями. Сценарий и музыка балета, хореографические композиции Петипа, которые балетмейстер сознательно хотел сохранить, не могли создать «гармонической цельности» спектакля, ставившейся балетмейстером во главу угла. Все же, несмотря на наличие в балете разнородных компонентов, Горскому удалось найти для них единый стиль и добиться выразительности пластического рисунка спектакля. Этому во многом помогли талантливо задуманные и выполненные живописные декорации и костюмы. Заслуга Горского и в том, что ему удалось оживить старую дивертисментную форму спектакля, сообщить ему внутреннюю содержательность, «поэзию и чувство», как отмечалось в прессе. Тщательная разработка мизансцен, усиление драматургических линий основных танцевальных образов, кропотливая работа над массовыми сценами, забота об игровой стороне спектакля привели к тому, что он наполнился подлинной взволнованностью, экспрессией и динамикой. Действие развивалось непрерывно и естественно. Горский несколько раз возобновлял «Дон Кихота» (последняя редакция относится к 1906 году), добиваясь все большей лаконичности и драматической действенности спектакля.
    В 1940 году коллектив балета Большого театра пересматривает постановку «Дон Кихота». В этом приняли участие Р. Захаров, К. Голейзовский. Театр стремился сохранить все то ценное и высокохудожественное, что привлекало в спектакле Горского, и еще больше усилить сюжетно-драматическую линию балета. Был восстановлен пролог балета, заново поставлены некоторые сцены в таверне и у мельницы, введены новые танцы на музыку В. Соловьева-Седого (пляска с гитарами, джига и цыганский танец). Заново написаны декорации художником В. Рындиным.
    На сцене Большого театра «Дон Кихот» идет чуть менее ста пятидесяти лет. Несколько поколений артистов балета сменилось за это время, и самые выдающиеся из них отдали дань этому спектаклю, среди них: Екатерина Гельцер и Михаил Мордкин, Ольга Лепешинская и Асаф Мессерер, Майя Плисецкая и Геннадий Ледях, Екатерина Максимова и Владимир Васильев, Наталия Бессмертнова и Михаил Лавровский, Людмила Семеняка и Александр Годунов.
 

                      «Дон Кихот» - балет в четырех действиях по роману М. Сервантеса

Музыка Л. Минкуса
Автор либретто М. Петипа.
Первые представления: Москва, Большой театр, 14 декабря 1869 г.; Петербург, Мариинский театр, 20 января 1902 г.

                                                      Действующие лица

Дон Кихот - странствующий рыцарь.
Санчо Панса, его оруженосец.
Лоренцо, трактирщик
Китри, дочь Лоренцо
Жена Лоренцо 
Жуанитта, торговка опахалами.
Герцог.
Герцогиня.
Пиккилия, торговка фруктами( обе подруги Китри). 
Караско, управляющий Дон Кихота.
Базиль, цирюльник, влюбленный в Китри.
Антонина, племянница Дон Кихота
Гамаш, богатый дворянин.
Уличная танцовщица.
Тореадор
Мерседес
Повелительница дриад.
Дриады
Граждане, гражданки, вельможи, погонщики мулов, лакеи, музыканты, нищие, водовозы, слуги, поваренки.

                                                                     Пролог

Театр представляет собой жилище Дон Кихота.  На сцене его хозяин и Санчо Пансо. Дон Кихот читает очередную книгу о странствиях рыцарей и убеждает своего верного оруженосца отправиться с ним на поиск подвигов и приключений.

 

                                                       Действие первое

Площадь в Барселоне; в глубине, слева, большая улица, справа — пристань. Справа —гостиница Лоренцо с большим балконом, украшенным цветочными гирляндами. У входа в гостиницу — скамья; в углублении — лавочка с апельсинами и другими фруктами, принадлежащая Пиккилье. Слева — дом богатого Гамаша, около которого стоит стол Жуанитты; на нем разложены бумажные опахала и зонтики. Картина очень оживленная, по стене прогуливаются горожане. Жуанитта и Пиккилья за своими столиками с нетерпением ожидают прихода своих возлюбленных — знаменитого Гвереро и храброго Нунеца. У дверей гостиницы показывается ее хозяин Лоренцо, снимает свой фартук. Жена подает ему шляпу, напоминает о любви их дочери Китри к Базилю. Лоренцо и слышать не хочет о Базиле, решив отдать руку своей дочери богатому Гамашу; он показывает на жилище Гамаша, куда и идет.
     Вбегает Китри. Она старается отгадать причину визита отца к Гамашу; подозрения закрадываются в ее голову, и она делается печальной, но вскоре принимает свой обычный веселый вид, старается рассеяться, танцуя с опахалом в руке.
    Влюбленный в нее Базиль подкрадывается потихоньку и вырывает опахало. Удивленная Китри выражает неудовольствие и убегает от него. Базиль, не обращая на это внимания, привязывает опахало к гитаре и начинает наигрывать ее любимые мотивы. При первых звуках Китри делается веселее, обнимает Базиля, и они начинают национальный танец. В этом занятии их застает возвращающийся Лоренцо. Старик грубо приказывает Базилю немедленно удалиться, запрещая ему даже говорить с его дочерью. Влюбленные умоляют дать им разрешение на брак; но Лоренцо неумолим, он строго приказывает дочери отправиться домой; Базилю же запрещает показываться в его доме. Базиль в отчаянии удаляется. В это время входит Гамаш; заметив его, Лоренцо заставляет Китри улыбаться своему жениху. Гамаш отвечает на поклоны с некоторой напыщенностью и сознанием собственного достоинства. Он садится и не спускает глаз с Китри. Гамаш, в совершенном от нее восторге, указывает Лоренцо на дом, который он дарит в приданое своей невесте. Довольный выгодной сделкой, Лоренцо потирает руки от удовольствия и приглашает к себе.
    Сцена наполняется народом: сначала показываются мальчишки, потом мужчины и женщины с кастаньетами и тамбуринами. В окнах и на балконах в домах показываются женщины, бросающие цветы в народ. Жуанитта и Пикилья, со своей стороны, вполне счастливы при виде своих возлюбленных — пикадоров, идущих во главе шествия.
   Общий национальный танец, после которого пикадоры затевают ссору с бандерильеро и угощают друг друга кулаками. Во время общего смятения среди хаоса внезапно показывается Дон Кихот, держа пику наперевес. Он воображает себя в неприятельском лагере и приказывает толпе положить оружие и смириться.
     Спокойствие восстанавливается, и все спешат подойти к Дон Кихоту с низким поклоном, втихомолку подсмеиваясь, принимая его за сумасшедшего. Довольный собой, Дон Кихот приказывает Санчо трубить в рог, чтоб возвестить об их прибытии хозяевам гостиницы. Выходит трактирщик Лоренцо, которого Дон Кихот принимает за владетельного принца, проживающего в замке. Скрестив руки на груди, сеньор становится на колени и приветствует мнимого принца. Обезумевший от радости Лоренцо принимает эти приветствия за чистую монету; он приглашает Дон Кихота к столу.
   Девушки насмехаются над Санчо, заигрывают с ним и просят поиграть с ними в жмурки. Санчо завязывает глаза, и с ним начинается целый ряд комических приключений и столкновений. Заметив невежливое обращение играющих со своим другом, Дон Кихот встает из-за стола, вооружается вилкой вместо пики, схватывает тарелку, которая заменяет ему щит, бросается на толпу и освобождает своего друга.
   Народ преклоняется перед сумасшедшим сеньором, который с торжеством снова возвращается к столу. Танцы возобновляются. Во время общего веселья Китри незаметно подходит к Базилю, и они дают друг другу клятву в вечной любви. Увидев Китри Дон Кихот принимает ее за прекрасную Дульцинею, которая явилась ему в мечтах и которую он избрал "дамой своего сердца". Но Китри уже нет. Она убежала вместе с Базилем. Лоренцо, Гамаш и Дон Кихот отправляются ее разыскивать.

                                                        Действие второе 
                                      
                                                         Картина первая

Китри и Базиль скрываются в таверне. Являются Лоренцо, Гамаш и Дон Кихот. Трактирщик хочет немедленно объявить о помолвке Китри с Гамашем. Но Базиль, по уговору с Китри, разыгрывает сцену самоубийства. Китри рыдает над телом возлюбленного. Дон Кихот в благодарном негодовании упрекает трактирщика в жестокосердии и, угрожая оружием, заставляет его согласиться на брак дочери с цирюльником. Базиль вскакивает. Ему уже ни к чему притворяться мертвым. 

                                                           Картина вторая

На поляне, около мельницы, раскинулся цыганский табор. Тут же театр марионеток.

В это время показывается Китри, одетая в костюм молодого испанца. С боязнью приближается она к пестрой группе комедиантов, которые окружают ее, расспрашивая, кто она такая. Сконфуженная Китри объясняет, что она заблудилась. Импресарио труппы тотчас смекает, что пришелец принадлежит к прекрасному полу, и, не желая упустить случая пополнить свой персонал, просит Китри принять участие в представлении, которое он намерен дать в соседней деревне. Бедную девушку против ее желания увлекают в пещеру и заставляют нарядиться в костюм танцовщицы.
     Появляются Дон Кихот и Санчо; первый — с пикой в руках, второй тащит громадный бич. Увидев комедиантов, Дон Кихот поражен: он объясняет Санчо, что они видят перед собой самого великого короля с его блестящей свитой. Санчо, со своей стороны, поражен видом кипящего котла; он подбирается к нему, подымает крышку и с жадностью вдыхает аромат кушанья. Дон Кихот делает почтительный поклон Королю и Королеве. Комедианты тотчас же догадываются, что имеют дон 3дело с сумасшедшим, решают его одурачить. Король приглашает их присоединиться к просмотру спектакля. Комедианты представляют разнообразный дивертисмент из танцев. После этого дают представление марионеток. Дон Кихот принимает игру марионеток за действительность, он рубит направо и налево так, что миниатюрный театр превращается в развалины. В это время на небосклоне всходит луна в виде женской головы, напомнившей Дон Кихоту портрет грустной Дульцинеи. Дон Кихот счастлив видеть лик своей возлюбленной. Но луна исчезает в облаках, и ему начинает казаться, что великаны (ветряные мельницы) пытаются напасть на Дульсинею. Дон Кихот не обращает внимания на возражения Санчо, он берет пику наперевес и атакует вертящуюся мельницу. Одно крыло захватывает сеньора и начинает его быстро вертеть по воздуху; другое крыло отбрасывает Санчо, кинувшегося на выручку своему господину.
    Комедианты обступают рыцаря, требуя у него уплаты за поломанные марионетки. Пользуясь общей суматохой, Китри убегает. Едва успела она скрыться, как появляются Гамаш и Лоренцо в сопровождении слуг. Они отыскивают Китри и спрашивают о ней у комедиантов, которые отвечают, что ни одна девушка за это время не проходила по дороге.
    Они продолжают путь.

                                                          Картина третья

Дикий лес, кругом большие деревья, справа — громадный дуб.

Дон Кихот и Санчо Пансо в лесу. Дон Кихоту кажется, что лес полон чудовищ, великанов и фей. Он видит Дульцинею, "даму своего сердца", окруженную дриадами и амурами.
    А Санчо Пансо спит. Его будит звук охотничьего рожка. Это герцог и герцогиня выезджают на охоту. Санчо Пансо умоляет их помочь охваченному бредовыми мечтами Дон Кихоту. Господа не прочь потешиться и приглашают Дон Кихота к себе в замок.

                                                        Действие третье

Замок герцога. Все готово к торжественному приему "странствующего рыцаря". Церемонимейстер вводит Китри и Базиля. Китри должна исполнить роль Дульцинеи, а Базиль - роль "неизвестного рыцаря". Дон Кихот и Санчо Пансо просят занять почетные места.
   Проходит торжественное шествие. Несут "зачарованную Дульцинею". Увидев "даму своего сердца", Дон Кихот встает и направляется к ней. Он хочет освободить ее от чар. Но для этого ему нужно сразиться с "неизвестным рыцарем". Дон Кихот обнажает меч. Поединок начинается, но в пылу сражения, запутавшись в своих шпорах, Дон Кихот падает, "Неизвестный рыцарь" уводит Дульцинею.
    Герцог и придворные хохочут. Праздник продолжается. А Дон Кихот, одинокий и печальный, не понятый в своих мечтаниях, уходит прочь вместе с Санчо Пансо.