Энрико Карузо

Маленькое Caffe dei Fiori на одной из неаполитанских улиц пользовалось в артистической среде города большой известностью. Сюда обращались актёры и певцы, жаждавшие работы. Центром притяжения здесь была "контора" - небольшой всегда осаждаемый посетителями кафе стол театрального агента Франческо Цукки, темпераментного сицилианца, хорошо изучившего способности каждого клиента. Энергичный агент давно заприметил молодого способного тенора. И однажды, подойдя к юноше, он сказал: "Тебе выпало редкое счастье! Будешь петь Фауста в неаполитанском "Teatro Bellini". Их ведущий тенор безнадёжно охрип". Юноша оправдал надежды;  о нём с уважением заговорили в окружении Цукки. А когда пришло известие, что молодой певец спел герцога в "Риголетто" три раза за два дня, Цукки уже не сдерживал восхищения: "Поверьте, мне, мои друзья:пройдёт немного времени, и этот юноша станет величайшим тенором в мире!"

  25 февраля 1873 года в Неаполе в семье механика Марчелино Карузо родился сын Энрико. Новорожденному предсказывали недолгую жизнь: семнадцать братьев и сестёр будущего певца, до него появившиеся на свет, умерли в раннем возрасте. Но мальчик избежал подобной участи, хотя и не обладал завидным здоровьем.

С девяти лет он начал петь и своим звучным, красивым контральто сразу же обратил на себя внимание. В небольшой церкви Сан Джованелло состоялись его первые выступления. Образование Карузо получил только в начальной школе, весьма скромной была и музыкальная подготовка будущего вокалиста.

Подростком Энрико поступил на фабрику, где работал отец. Но увлечение искусством не проходило. Он принял участие в театральной постановке - музыкальном фарсе "Разбойники в саду дона Раффаэле". В 15 лет у него умерла мать, которая всегда одобряла его занятия музыкой. Карузо переменил множество мест и профессий, но занятия музыкой не забрасывал. Он пел на улицах города перед окнами богачей, в домах состоятельных горожан (порой по некскольку часов подряд), на знаменитых "конкурсах неополитанских песен".

Очень часто Карузо приходилось слышать похвалы друга детства - баритона Эдуардо Миссиано: "Твой голос, Энрико, лучший в мире!" - и, может быть, именно они убедили юношу обратиться в 1891 году к вокальному педагогу Гульельмо Верджине. Последний нашёл голосовые данные Карузо не столь примечательными, но всё же согласился заниматься с ним. Вспыльчивый и недостаточно искренний он так и не изменил мнения об ученике. Спустя три года Энрико призвали в армию, но там он провёл только полтора месяца. Командир, большой любитель пения, согласился на замену Карузо его младшим братом Джованни. Когда же Энрико вновь оказался в Неаполе, Верджине решил помочь ученику начать артистическую жизнь. Но и здесь отнюдь не благородные помыслы руководили им, а корыстный расчёт: по соглашению Карузо обязался выплачивать учителю в течение определённого времени 25% из своих заработков! Вначале попытки Верджине не дали благоприятных результатов: Энрико провалился на прослушивании в неаполитанском театре "Mercadante". Тем не менее он сумел войти в состав труппы, набранной композитором Марио Морелли для постановки оперы "Друг Франческо". Её первое исполнение, а вместе с тем и дебют Карузо в оперном спектакле, состоялось 16 ноября 1894 года в театре "Nuovo". Опера не имела успеха, но голос Карузо вызвал восторг публики. Морелли пообещал певцу новые партии в своих сочинениях и выдал премию на покупку костюма, которая была истрачена на еду.

Карузо больше не пел в операх Морелли, но "Друг Франческо" сыграл свою положительную роль. Энрико заметил импресарио Феррара. Он заключил контракт с понравившимся ему тенором на выступления в городе Казерта, в "Сельской чести" Масканьи и "Фаусте" Гуно.

В 1895 году Франческо Цукки устроил артисту первую заграничную поездку - в Каир. Здесь Карузо пел в операх "Риголетто", "Джоконда" Понкьелли, "Манон Леско" Пуччини. Певцу приходилось выступать ежедневно, а иногда и два раз в день.

Вернувшись на родину, Карузо начинает странствовать по городам Италии: его слушают Салерно, Трапани, Марсала в "Травиате", "Кармен" Бизе, "Гугенотах" Мейербера, "Фаворитке" Доницетти, "Пуританах" Беллини. В первом из этих городов происходит знаменательная встреча молодого тенора с дирижёром и преподавателем Винченцо Ломбарди, чьи знания, опыт и педагогический дар сделали Карузо таким, каким впоследствии его узнал весь мир. Результаты работы не замедлили сказаться: верхние ноты, всегда внушавшие певцу страх в начале карьеры, впервые перестали являться для него "камнем преткновения".

В 1898 году известный композитор Умберто Джордано поставил новый спектакль "Федора" (по пьесе Викторьена Сарду) на сцене "Театро Лирико". В главных ролях были задействован знаменитый тенор Роберто Станьо и выдающаяся певица Джемма Беллинчони. Когда подготовка с спектаклю была почти закончена пришла печальная весть о смерти Станьо. Положение спасла Беллинчони. "У меня есть на примете один молодой тенор",- сказала она, обращаясь к директору театра,-"его зовут Энрико Карузо". Директор принял предложение примадонны, с Карузо заключили контракт на участие в спектакле. Завсегдатаи театра ещё не помнили такого энтузиазма. Бесчисленные вызовы, требования повторить отдельные номера с участием Карузо. Восхищение критиков не знало предела:"Один из прекраснейших теноров, которых мы когда-либо слышали".

15 января 1898 года Петербург впервые услышал Карузо в "Травиате". Слушатели радушно встретили певца. Выступления в "Богеме", "Лючии ди Ламмермур", "Бал-маскараде" и особенно в "Фаусте" он окончательно завоевал симпатиии русской публики. А после "Аиды", многие поняли, чем станет в недалёком будущем для вокального искусства Энрико Карузо. "Прекрасным Радамесом был Карузо, возбудивший всеобщее внимание свыоим красивым голосом, благодаря которому можно предпологать, что в скором времени этот артист станет в первый ряд выдающихся теноров",- писал критик Н.Ф. Соловьёв.

Успех певца в знаменитом "Ла Скале" в "Любовном напитке" Доницетти был ошеломляющий. Дирижёр Артуро Тосканини после спектакля произнёс обняв Карузо: "Если этот неополитанец будет продолжать так петь, он заставит весь мир заговорить о себе!"

В 1901 году в том же "Ла Скала" состоялось знакомство Карузо с Ф.М. Шаляпиным, который так отозвался о своём новом друге,- "Ваш голос - это тот идеал, котрый я до этого так тщетно искал". В 1902 году Карузо овациями встречают в Монте-Карло ("Богема" и "Риголетто") и в Лондоне ("Аида", "Травиатта", "Дон-Жуан"), в 1903 году состоялся дебют артиста на сцене "Метрополитен опера", в 1904 году он поёт в Париже, Берлине и Праге.

С 1903 года Карузо становится солистом "Метрополитен опера" и всю последующую творческую жизнь связывает с этим театром. Здесь он спел 37 партий. Среди них были Манрико ("Трубадур", Верди), Самсона ("Самсон и Далила" Сен-Санса), ("Девушка с запада" Пуччини).

8 декабря 1920 года во время исполнения "Паяцев" в Нью-Йорке Карузо едва смог закончить заключительную арию первого акта. Второе действие Энрико, правда, мужественно допел, но это был первый тревожный звонок. 11 декабря уже в начале оперы  "Любовный напиток" у Карузо пошла горлом кровь. Тщетно пытаясь приостановить её с помощьюподаваемых из-за кулис полотенец, на глазах у потрясённой аудитории, он продолжал петь, и лишь после окончании арии его увели.

Карузо нашёл в себе силы ещё четыре раза появиться на сцене "Метрополитен". Дирижёр Артур Боданцкий,чувствуя, как  трудно петь артисту попробовал уговорить его на различные купюры, но получил решительный отказ. Выступление больным подорвали здоровье Карузо. Врачи вынесли решение: гнойный плеврит. Последовало несколько операций, но сотояние Энрико продолжало оставаться тяжёлым.

Только весной 1921 года певец почувствовал себя несколько лучше и в начале лета вместе с семьёй отбыл в Соренто. Однажды к нему подошёл молодой человек с просьбой оценить его голос. Пение юноши неудовлетворило певца, и он неожиданно для самого себя запел - впервые после полугодового молчания - с необыкновенным подъёмом и страстью. "Доро, я могу петь! Я не потерял голоса!" - радостно восклицал Карузо, обращаясь к жене.

А через несколько дней вновь пришлось вызывать врача, его состояние резко ухудшилось. Жизнь певца угасала, и второго августа 1921 года Энрико Карузо не стало. Его похоронили  в Неаполе на кладбище Дель Планто в белой часовне под мраморным саркофагом в тени кипарисовых деревьев.