Садко

С А Д К О

Н. А. РИМСКОГО-КОРСАКОВА

К сюжету известной русской былины о новгородском певце-гусляре Садко Николай Андреевич Римский-Корсаков (1844—1908) обратился еще в молодости.
  
В 1867 году двадцатитрехлетний композитор создал музыкальную картину для симфонического оркестра «Садко».
Композитор и критик А. Н. Серов писал, что «эта музыка действительно переносит вас вглубь волн — это что-то «водяное», «подводное», настолько, что никакими словами нельзя бы выразить ничего подобного.
  
Сквозь таинственную среду морской струи вы видите как возникают точно привидения... фигуры старого морского царя и его гостей. Это произведение принадлежит таланту громадному в своей специальности — живописать при помощи музыки».
     
Тридцать лет спустя эта музыкальная картина послужила основой для фантастических сцен одноименной оперы. Бескрайние морские просторы, спокойно катящиеся волны, полные легкости и изящества пляски золотых рыбок, картина бури — все это впоследствии прозвучало в опере «Садко» — одном из лучших произведений композитора.
       
Приступая в 1894 году к сочинению оперы «Садко», Римский-Корсаков был уже зрелым, сложившимся художником, автором пяти опер («Псковитянки», «Майской ночи», «Снегурочки», «Млады», «Ночи перед рождеством»).
        
Первоначально композитор предполагал ограничиться фантастической стороной сюжета, использовав музыку юношеской картины. Впоследствии идейное содержание оперы было значительно расширено и углублено. Важную роль в разработке плана будущей оперы сыграл В. В. Стасов — известный русский искусствовед и музыкальный критик. В. В. Стасов считал былину о Садко одной из лучших, отмечая, что в ней есть и «история... и народ, и характеры». В соответствии с идейными позициями «Могучей кучки», он настаивал на введении в оперу картин общественной жизни древнего Новгорода. По его мнению, следовало показать «новгородское самоуправление, республиканский склад и характер, раздоры, капризы, несправедливости, но тут же великий и сильный национальный характер».
    
Сюжет оперы в большей своей части основан на различных вариантах былины о вдохновенном русском народном певце-импровизаторе Садко, который своей игрой на гуслях покоряет подводное царство и пролагает путь к славе «господина Великого Новгорода». (Помимо былины «Садко, торговый гость» отдельные сюжетные ситуации оперы заимствованы из сказки о морском царе и Василисе Премудрой, а также из некоторых других былин.)
     
Важную роль играет конфликт между бедняком-гусляром и новгородскими богатеями. Глубокий социальный смысл «Садко» заключается в том, что выходец из городских низов заслуженно награждается богатством и почетом — его славит весь новгородский люд.
    
Опера «Садко» представляет собой ряд величавых, спокойных картин. Этот эпический стиль связан с традициями русской оперы, в частности с «Русланом и Людмилой» Глинки. Развитие действия в опере основано на сплетении двух сюжетных линий: фантастически-волшебной и реально-бытовой, что заметно проявляется и в характере музыкального языка.
     
В бытовых сценах звучит преимущественно музыка русского народного склада. Таковы скоморошьи прибаутки Дуды и Сопеля, мерный былинный склад «речи» у Нежаты (сказывающего на пиру былину о Волхе Всеславьиче), распевные речитативы Садко. Песни Садко «Ой ты, темная дубравушка» во второй картине и «Гой, дружина верная» в пятой картине по своему мелодическому складу близки русским протяжным лирическим песням. В русском характере написаны и торжественные эпические хоры, как, например, хор «Будет красен день в половину дня». Подлинно народная мелодия, слегка измененная Римским-Корсаковым, положена в основу хора «Высота ли, высота поднебесная», которая является монументальной кульминацией всей четвертой картины.
    
В картинах фантастических, «волшебных» характер музыки коренным образом меняется; она становится необычайно красочной, подчас даже тонкой, хрупкой, изощренной. Пение морской царевны Волховы звучит таинственно и прозрачно, напоминая холодные глубины морского царства. Лишь в конце образ Волховы проникается теплотой и лиризмом. Задушевно звучит ее колыбельная песня «Сон по бережку ходил». Важное место в опере занимает мир природы, в особенности величавый образ «Окиан-моря синего». Вспомним, что по окончании морского корпуса Римский-Корсаков совершил кругосветное плавание на клипере «Алмаз» и уже тогда полюбил море. Во многих своих произведениях композитор запечатлел красоту моря в разнообразных его оттенках и состояниях: в вокальном цикле «У моря», симфонической сюите для оркестра «Шехеразада», симфонической картине и опере «Садко», опере «Сказка о царе Салтане».
     
Вступление к опере «Садко» изображает безбрежную морскую стихию с мерно катящимися волнами. С водной стихией связаны и многие другие пейзажи оперы. Полна неповторимой прелести картина светлой летней ночи на берегу Ильмень-озера с плывущими лебедями, серебристой дымкой тумана, чуть колышущимся тростником.
       
Интермеццо между пятой и шестой картинами изображает спуск Садко в морскую глубь. Тут же и фантастика — шествие чуд морских, пляски рыбок, общая пляска подводного царства. Рядом с поэтичными образами природы—великолепная бытовая народная сцена торга у новгородской пристани (четвертая картина). В пестрой смене красочных эпизодов—народных хоров, песен, былинных сказов, пения нищих (стих о Голубиной книге), задорных издевательских скомороший — правдиво раскрывается жизнь цветущего древнерусского города.
     
К числу лучших страниц оперы следует отнести три песни иноземных торговых гостей. Словно из холодной морской пучины звучит суровая песня варяжского гостя, томной негой пронизана вся мелодия песни индейского гостя, а легкий и светлый напев, в духе баркаролы, веденецкого гостя напоминает нам о солнечной Венеции.     Опера была закончена осенью 1896 года. Римский-Корсаков представил ее в дирекцию Мариинского театра в Петербурге, но получил отказ. Первое представление «Садко» состоялось в конце 1897 года в Москве, на сцене частного оперного театра С. И. Мамонтова. Исполнители отнеслись с большим вниманием и любовью к новому произведению. Среди певцов Римский Корсаков особенно выделил А. В. Секара-Рожанского (Садко) и Н. И. Забелу-Врубель (Волхова).
    
Опера «Садко»—замечательное эпическое повествование о русском народе и красоте родной земли, могучей силе русских народных характеров —входит в историю музыкальной культуры как один из наиболее значительных художественных памятников.

Н. Фаризова

САДКО

Опера-былина

в семи картинах

Содержание заимствовано из русского народного эпоса

М у з ы к а

Н. А. РИМСКОГО-КОРСАКОВА

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Певцы

Старшина и воевода, настоятели новгородские

Фома Назарьич    тенор

Лука З и н о в и ч     бас

Садко, гусляр и певец в Новгороде       тенор

Любава Буслаевна, молодая жена его     меццо-сопрано,

Нежата, молодой гусляр из Киева-города    контральто

Дуда       бас

Сопель  тенор

Скоморошинышины удалые

1- й        м е ц ц о-с о п р а но

2- й        меццо-сопрано

1- й волх       тенор

2- й волх       тенор

Заморские торговые гости

Варяжский        бас

Индейский         тенор

Веденецкий         баритон

Окиан-море, царь морской      бас

Волхова, царевна прекрасная, его дочь молодшая любимая      сопрано

Видение—старчище могуч богатырь во образе калики перехожего   баритон

Хор

Новгородский люд обоего пола и всяких сословий, торговые гости новгородские и заморские; корабельщики, дружина Садка; скоморохи — веселые молодцы, калики перехожие — угрюмые старики; водяные, красные девицы, белые лебеди и чуда морские.

Б а л е т

Царица Водяница премудрая, жена царя морского, и двенадцать старших дочерей его, что замужем за синими морями. Ручейки — внучата малые. Серебро-чешуйные и золотоперые рыбки и другие чуда морские. Действие происходит в Новгороде и на море-окиане, в полусказочное-полуисторическое время. Между четвертой и пятой картинами проходит двенадцать лет .

 

КАРТИНА ПЕРВАЯ

В богатых хоромах братчины в Новегороде. Пированьице — почестей пир новгородских торговых гостей. Все сидят за столами дубовыми, накрытыми скатертями браными и уставленными яствами и напитками. Челядь обносит гостей вином и брагою. За особым столом Нежата, молодой гусляр из Киева-города. В углу, на муравленой печи Дуда, Сопель и несколько скомороший удалыих. Среди гостей оба настоятеля : Фома Назарьич и Лука Зиновьич.

ГОСТИ ТОРГОВЫЕ

Собралися мы, гости торговые,

Всею братчиной нашей Николыциной.

А идет здесь у нас столованьице,

А идет пированье — почестей пир.

Обносите зеленым вином,

Зеленым вином заморскиим!

Наедайтеся, гости, досыта,

Напивайтеся, гости, допьяна!

Лейте браги до краев ковши,

Пейте меду полные стопы!

Обносите зеленым вином,

Зеленым вином заморскиим,

Обносите яством сахарным!

Славен Киев-град князем ласковым

Да делами богатырскими.

Только Новгород еще славней

Не товарами, не своею золотой казной.

А и славен Велик Новгород,

Что людьми торговыми

Да своею волюшкой.

Нет у нас больших бояр,

Нет у нас старших князей,

Нет у нас и грозных воевод.

В Новегороде Великом

У нас всяк себе сам больший-набольший!

Собралися мы, гости торговые,

Всею братчиной нашей Николыдиной.

А идет здесь у нас столованьице,.

А идет пированье — почестей пир.

Обносите зеленым вином,

Зеленым вином заморскиим!

Наедайтеся, люди, досыта,

Напивайтеся, гости, допьяна!

В Новегороде Великом

У нас всяк себе сам больший-набольший!

Лейте браги до краев ковши!

Пейте меду полные стопы!

Обносите зеленым вином,

Зеленым вином заморскиим,

Обносите яством сахарным!

В Новегороде Великом

У нас всяк себе сам больший-набольший!

2-й НАСТОЯТЕЛЬ

Гой же ты, молодой гусляр,

Ты запой, заиграй нам про старое.

1-й НАСТОЯТЕЛЬ

Расскажи, певец, про бывалое.

ГОСТИ

Струнку к струночке ты натягивай,

На старинный лад ты налаживай,

Про дела спой нам богатырские.

НЕЖАТА (играет на гуслях и поет былину о Волхе Всеславьиче)

Просветя светел месяц на небе,

Родился могуч богатырь во Киеве,

Молодой Волх Всеславьевич

От княжны Марфы Всеславьевны

Да от змея Тугарина лютого.

Задрожала мати—сыра земля,

Сотряслося царство Индейское,

А сине море всколебалося

От того рожденья богатырского.

А и рыба вся в глубину пошла,

Полетела птица высоко в небеса,

Туры да олени за горы пошли,

Волки, медведи по ельничкам,

Зайцы, лисицы по чащицам,

Соболя, куницы по островам.

ГОСТИ

Мыслью по лесу растекается,

Серым волком он по земле бежит,

А под оболоки орлом летит.

НЕЖАТА

А и будет Волх в полтора часа,

Брал во правую руку палицу,

Тяжку палицу свинцовую,—

А и весом та палица в триста пуд.

А и будет Волх во двенадцать лет,

Набирал он дружину хоробрую,

А и тут же с ней во поход пошел

Ко Индейскому царству славному,

Воевал, покорял царство славное,

А и сам втапоры в нем царем насел.

ГОСТИ

А и слава ж тебе, молодой гусляр!

Будет красен день в половину дня,

Будет пир у нас во полупире,

А и некому спеть про Новгород.

Али не на чем нам похвастаться

И лишь встарь люди жили весело?

Гой!

ОДНИ ИЗ ГОСТЕЙ

Хороши у нас кони добрые,

Кони добрые неизъезжены!

ДРУГИЕ

Что конями вы похваляетесь?

Выходите-ка на кулачный бой,—

Кто померится с нами силою?

ВСЕ ГОСТИ

Гой!

ТРЕТЬИ

Много есть у нас золотой казны,

А и платья цветяа богатого!

ЧЕТВЕРТЫЕ

Без жены нельзя прожить молодцу,—

У кого из нас есть молодушки

И лицом красны и приветливы?

(Входит Садко, кладя крест по-писаному и поклон зедя по-ученому. В руках у него гусельки яровчаты)

САДКО

Поклон вам, гости именитые!

Благословите старину сказать

Аль песню спеть удалую.

ГОСТИ

Спой про славу ты нам Новагорода,

Про цветное платье, коней добры их,

Про удачу, силу молодецкую,

Про бессчетну нашу золоту казну

И про жен про наших, белых лебедей!

САДКО

Гой вы, гости торговые,

А и гости именитые!

Каждый хвалится по-особому:

Один хвастает золотой казной,

Другой хвастает конем добрыим,

Глупый хвастает молодой женой,

Умный хвастает старым батюшкой.

Нечем, молодцу, мне похвастаться,

Разве гусельками да песнями,

Что доеталися мне от батюшки,

От Сур Волжанина родимого.

Кабы была у меня золота казна,

Кабы была дружинушка хоробрая,—

Я не сидел бы сиднем в Новегороде,

Не стал бы жить по старине, по пошлине,

Не пировал бы день и ночь, не бражничал,

А на злату казну свою повыкупил

Я б все товары ваши новгородские,

Я снарядил бы тридцать и един корабль,

Товары красные я б понагруживал.

Уж коли не дал нам господь большой реки

Да заказал путь на море Варяжское,

Поплыл я б по Ильмень-озеру,

Проволок корабли я бы волоком

И прошел по великим рекам

Я б ко синему морю далекому.

(Ударяет по струнам.)

Пробегали б мои бусы корабли,

Объезжали б моря, моря синие.

Погулял бы в странах я неслыханных,

Насмотрелся б чудес я невиданных.

Накупил бы я там скатна жемчуга,

Самоцветных камней, дорогой камки,

На бессчетну казну в Новегороде

Понастроил бы я церквей божиих.

Я б повызолотил кресты, маковицы чистым золотом,

Усадил бы иконы я жемчугом да каменьями,

Дорогими бы все, самоцветными.

По далеким морям, по раздолью земли

Пронеслася бы слава Новгорода!

А и вы бы тогда, гости знатные,

За то во пояс мне поклонилися.

(Некоторые гости встают из-за столов, другие продолжают сидеть.)

ГРУППА ГОСТЕЙ - ВТОРЫЕ И ТРЕТЬИ

Гой ты, Сад-Садко, добрый молодец!

Хороша твоя речь удалая.

ПЕРВЫЕ И ЧЕТВЕРТЫЕ

Гой ты, Сад-Садко, гой, гостиный сын!

Ты гусляр простой, не торговый гость,

И безумна похвальба твоя.

ПЕРВЫЕ И ВТОРЫЕ

А коль прав Садко?

Третьи и четвертые

Не хотим Садка!

Первые и вторые

А коль прав гусляр?

Третьи и четвертые

Гой, долой его!

2-й НАСТОЯТЕЛЬ

Аль не слышали? Обозвал Садко

Всех нас сиднями да безумными.

1-й НАСТОЯТЕЛЬ

Аль не видите, гости знатные?

Хочет выше стать Новагорода.

ОБА НАСТОЯТЕЛЯ

Зелен вас учить, молод вас корить!

ГРУППА ГОСТЕЙ - ПЕРВЫЕ И ВТОРЫЕ

А коль прав Садко?

ТРЕТЬИ И ЧЕТВЕРТЫЕ

Не хотим Садка!

Первые и вторые

А коль прав гусляр?

ТРЕТЬИ И ЧЕТВЕРТЫЕ

Гей, долой его!

ВСЕ ГОСТИ

А и где ж тебе нас учить, корить,

А и где ж тебе с нами ровней быть,

А и где ж тебе силу-власть забрать?

Живет Новгород по-старинному:

Золотою казной да волею.

ПЕРВЫЕ И ВТОРЫЕ

А и прав Садко!

ТРЕТЬИ И ЧЕТВЕРТЫЕ

Не хотим Садка!

2-й НАСТОЯТЕЛЬ

Уж не в первый раз говорит Садко

Таковы слова, речи дерзкие.

Мы прослышали, что уж третий день

По чужим гусляр ходит братчинам.

1-й НАСТОЯТЕЛЬ

По торговым площадям кричит

Да по пристаням, похваляючись,

Ведет речи-те он негожие,

Голь кабацкую сомущаючи.

ГОСТИ (угретая Садку)

А и где ж ему нас учить, корить,

А и где ж ему с нами ровней быть,

А и где ж ему силу-власть забрать?

Живет Новгород по-старинному:

Золотою казной да волею.

Не хотим Садка! Гой, долой его!

САДКО

По старине живите, гости знатные,

Вином да яствами вы утешайтеся,

Казной да женами вы похваляйтеся!

От вас уйду я, гости именитые,

Да унесу и гусельки яровчаты

И песни звонкие мои, удалые.

Отныне стану Ильмень-озеру

Да речкам светлым песни складывать

Да заповедны думы сказывать.

(Уходит.)

ГОСТИ

Обносите зеленым вином,

Зеленым вином заморским!

Гостю званому у нас место есть,

А незваному гостю места нет.

Зелен нас учить, молод властвовать!

У нас всяк себе сам больший-набольший.

1-й НАСТОЯТЕЛЬ

Ой вы, скоморошины удалые!

Вы слезайте с печки, из-за печки!

ГОСТИ

Лейте браги до краев ковши,

Пейте меду полные стопы!

2-й НАСТОЯТЕЛЬ

Начинайте пляску вы веселую,

Заводите песенку потешную!

(Дуда, Сопель и несколько скомороший удалыих выбегают и пляшут; другие играют на гудках, дудах и бубнах. Сначала Дуда, потом Сопель поочередно становятся посередине; другие окружают их. Дуда запевает потешную песню, Сопель продолжает, а прочие скоморохи поддакивают, изображают ев в лицах, немного приплясывают и подыгрывают.)

ДУДА

В Новегороде Великом

Жил-был дурень,

Жил-был бабин.

Знал он, дурень,

Знал он, бабин,

Во гусли играти.

Надоскучило, знать, дурню

По пирам ходити;

Вздумал дурень,

Вздумал бабин.

Вздумал торговати.

Похваляться начал дурень

Все товары выкупати—

Худые да добрые.

ДУДА

А в мошне у дурня нету

Ни единой денежки,

Ни малой полушечки.

Осерчал за это дурень:

Стал гостей он именитых

Корити, бранити,

Разуму учити.

СОПЕЛЬ

Ох! Ох!

Вот так дурень!

Вот так бабин!

Скоморошины удалые

Ой, дуди, дуди, дуда!

СОПЕЛЬ И ДУДА

Ой, дуди, дуди, дуда,

Гудок, гусли да сопели!

Скоморохи удалые

Свои песенки запели.

(Скоморохи приплясывают.)

СОПЕЛЬ

Насмеялись над ним гости,

Дурня с братчины прогнали;

Перестали дурня звати

Во гусли играти,

Перестали его, дурня,

Пойти, кормити.

Будет дурень, будет бабин,

Будет голодати.

Не пойти ли тебе, дурню,

К Ильмень-озеру сидети,

В омуты глядети,

Рыбам песни пети?

Аль не лучше тебе, дурню,

Рыбку золотую

Ловити начати,

Деньгу добывати,

За худу ракушечку

Малую полушечку.

Вот так дурень!

Вот так бабин!

Деньгу добывати,

За худу ракушечку

Да полушечку.

ДУДА

Скоморошины удалые

Ой, дуди, дуди, дуда!

СОПЕЛЬ И ДУДА

Ой, дуди, дуди, дуда,

Гудок, гусли да сопели!

Скоморохи удалые

Свои песенки запели.

(Общая оживленная пляска скоморохов. Гости встают из-за столов. Некоторые охмелели; некоторые приплясывают)

ГОСТИ

Обносите зеленым вином,

Зеленым вином заморскиим,

Обносите яством сахарным!

Ха-ха-ха-ха!

В Новегороде Великом

У нас всяк себе сам больший-набольший.

Ха-ха-ха-ха!

Скоморошины удалые

Ой, дуди, дуди, дуда!

СОПЕЛЬ И ДУДА

Ой, дуди, дуди, дуда,

Гудок, гусли да сопели!

Скоморохи удалые

Свои песенки запели.

КАРТИНА ВТОРАЯ

Берег Ильмень-озера; на берегу бел-горюч камень. Светлая летняя ночь. Рогатый месяц на ущербе. Садко подходит к бер.егу и садится на камень. В руках у него гусли.

САДКО

Ой ты, темная дубравушка!

Расступись, дай мне дороженьку:

Сквозь туман — слезу горючую

Я не вижу свету белого.

Всколыхнися ты, трость-дерево,

Разбуди-ка Ильмень-озеро!

Людям стали уж не надобны

Мои гусельки яровчаты.

Слушай ты, волна зыбучая,

Ты, раздольице широкое,

Про мою ли участь горькую

Да про думушку заветную.

(Налетает легкий ветерок. Вода в озере начинает колыхаться, тростники качаются и шумят.)

Аль и вправду меня вы услышали?

Всколебалися волны темные,

Зашумело трость-дерево.

(Всматривается в даль.)

И плывет стадо лебедей.

(По озеру плывет стадо белых лебедей и серых утиц. Лебеди оборачиваются красными девицами; среди них Волхова — морская царевна прекрасная с сестрами и подружками.)

Чудо чудное, диво дивное:

То не лебеди белые,

А красавицы чудные!

(Красные девицы выходят на берег и садятся на пни и сучья.)

ВОЛХОВА

А!..

КРАСНЫЕ ДЕВИЦЫ

Выходите вы из синя озера,

Выходите вы на зелены луга,

Выходите вы, сестры вещие!

Умывайтеся росами медвяными,

Дочери царские, сестры вещие!

Одевайтеся в темны облаки,

Убирайтеся частыми звездами,

Украшайтеся светлым месяцем.

Прогуляемте всю ночь напролет,

От вечерней зари и до утренней.

Возле лесу темного,

На колоды, на пни вы садитеся,

Вы садитеся да послушайте,

Как поет купав добрый молодец.

(Волхова подходит к Садку.)

САДКО (Волхове)

Чудо же чудное,

А и диво же дивное!

Кто же ты, девица,

А и кто твои сестры купавые?

ВОЛХОВА

Долетела песня твоя

До глубокого дна Ильмень-озера.

Сестры мои позаслушалися,

Пуще их всех позаслушалась я,—

Позаслушалась, пригорюнилась.

Вот и вышла-повышла я с сестрами

На зелен луг да на крут бережок.

О, разгони же тоску ты кручинушку,

Песню веселую спой,

Наигрыш ты заиграй переборчатый,—

Сестры круги заведут.

САДКО

Рад послужить тебе, девица чудная,

Звонкую песню пропеть.

(Садко играет наигрыш и запевает хороводную песню. Дочери царя морского водят круги, а Волхова садится около него и плетет ему венок.)

Заиграйте, мои гусельки,

Заиграйте, струны звончаты!

Как под часты переборы мои

Расплясалися лебедушки.

Лёли-лёли, лебеди,

Лёли-лёли, белые!

Краше всех их одна девица,

Лучше всех одна лебедушка,

Собирает белы цветики,

Молодильнички душистые

Лёли-лёли, цветики,

Лёли-лёли, белые!

САДКО

Для мила дружка венок плетет

Душа-девица.

Сини волны всколебалися,

Тростники шумят зеленые.

Вы шумите, волны синие,

Ты шепчися, зеленой тростник!

Под плесканье ваше тихое,

Под шептанье ваше нежное

С красной девицею молодец

Заведет беседу сладкую.

ВОЛХОВА

Плету венок я молодцу,

Плету венок я милому.

А за то плету, что он петь горазд,

Что такой игры и не слыхано,

Что купав, пригож добрый молодец. —

САДКО (продолжает песню)

Рассыпайтеся, лебедушки,

Вы по кустикам по частым

Собирать цветочки белые,

Собирать.

Рассыпайтеся!

(Дочери царя морского с подругами разбегаются лесу и скрываются.)

Окликайтеся, аукайтесь,

Вы, лебедушки...

(Про себя.)

Дух занимается!..

(Продолжает песню.)

Не мешайте добру молодцу

С душой-девицей...

(Про себя.)

Ум помрачается!..

САДКО (продолжает песню)

Не мешайте добру молодцу

Говорить с душою-девицей

Речи сладкие, любовные!

ВОЛХОВА

Молодец мой! Не натешиться

Игрой да песней нежною.

(Садко садится возле Волховы и бросает гусли. Она надевает ему венок.)

САДКО

Светят росою медвяною косы твои,

Словно жемчужным убором блестят!

Кто ты, девица?

Кто ты, красавица чудная, кто?

ВОЛХОВА

Звончаты струны, искусны персты у тебя.

Молодец мой!

Статен, купав ты, пригож!

Ay! Ау!

Голоса красных девиц

Мыслью ты светлой, что чайкой белой, паришь,

Рыбкою легкой ныряешь в волне.

Добрый молодец,

Суженый-ряженый молодец мой!

САДКО

Частыми звездами пояс твой чудный горит.

Кто ты, душа?

Кто ты, царевна моя?

Голоса красных девиц

Ау! Ау!

ВОЛХОВА

Любо так слушать мне

Наигрыш звончатый.

Полонили сердце мне

Песни чудные твои.

Желанный мой!

Любо слушать мне

Наигрыш звончатый,

Любо так слушать мне

Голос твой ласковый.

Полонили сердце мне

Песни чудные твои.

Желанный мой!

САДКО

Девица чудная!

Тебя люблю я,

Любить век буду я!

Голоса красных девиц

Рассыпайтеся, лебедушки.

Вы по кустикам по частыим

Собирать цветочки белые,

Молодильнички душистые.

ВОЛХОВА

Милый молодец!

Суженый-ряженый!

САДКО

Кто, кто ты, девица?

Кто ты, красавица?

ГОЛОСА ГРУППЫ КРАСНЫХ ДЕВИЦ

Ау!

ГОЛОСА ДРУГОЙ ГРУППЫ

Собирать цветочки белые,

Молодильнички душистые.

ВОЛХОВА

Любо слушать мне голос твой.

На веки вечные сердце мое

Песни твои полонили, мой друг,

Желанный мой!

САДКО

Кто ты, кто? Кто ты, красавица?

Кто ты, душа? Кто ты, царевна моя?

Скажи мне. кто ты?

По имени как звать?

Коль люб я, останься

Здесь век вековать!

ВОЛХОВА

Я Волхова, царевна прекрасная,

Дочка царя я морского великого

И Водяницы, царицы премудрый.

А сестры старшие — все речки глубокие,

Те, что с морями слюбились далекими,

Устьями впали в излучины синие.

Далёко, далёко живет грозен батька,

В глубокиих безднах стоит его терем,

Лазоревый терем, прозрачны палаты.

Там рыб златоперых стада на просторе,

Там чуда морские, киты на стороже;

Там царство морское, великое царство.

Девица вещая знаю я, ведаю:

Не синю морю я просватана,

А за молодцем быть мне замужем,

Вкруг кусточка ракитова венчанной.

САДКО

Чудо чудное,

Диво дивное!

Радость моя!

Чудная девица,

Радость моя,

Счастье мое!

Как с тобой венчаться мне?

Я женат здесь на земле.

Кину я все, —

Буду с тобой

Век вековать.

ВОЛХОВА

Ты мой суженый,

Ты мой ряженый!

На веки вечные сердце мое

Песни твой полонили, мой друг.

Суженый мой!

Ряженый мой!

Вкруг ракитова куста

Мне с тобою обходить.

На веки вечные сердце мое

Песни твои полонили, мой друг,

Желанный мой

Голоса красных дев

Не шумят уж волны синие,

Тростничок замолк.

Нагулялися лебедушки,

Набрали цветов.

Пора молодцу с красной девицей

Сладкую беседушку перестать вести.

(Дочери морского царя с подружками выходят лесу.)

КРАСНЫЕ ДЕВИЦЫ

Нагулялися,

Наигралися

Лебеди

По частым кустам,

Зеленым лугам

Досыта.

(Начинается рассвет.)

ВОЛХОВА

Прости, мой милый: скоро утро.

Сейчас из глуби озерной

Придет отец нас звать домой.

Дарю тебе я на прощанье

Три рыбки — перья золотые.

Закинешь сеть, поймаешь их

Богат ты будешь и счастлив,

Объедешь синие моря,

Увидишь дальние края.

А я, царевна Волхова,

Подруга вещая твоя,

Тебя я стану поджидать,

Твоею буду, буду до веку.

За годом год чредой идет,

Что шелкова трава растет;

А день за днем, что дождь дождит;

За часом час рекой бежит.

Люби меня, будь верен мне.

Придет пора — и свидимся,

С тобою свидимся,

Опять обнимемся.

Прости, прости! Беги скорей,

Нето грозит тебе беда.

Скорей уйди, прости, прощай!

Прости надолго, мой желанный!

САДКО

Прости, царевна дорогая!

Будет ждать тебя Садко!

ВОЛХОВА

Прости!

(Садко поспешно уходит. Вода в озере колебле Из глубины поднимается царь морской.)

ЦАРЬ МОРСКОЙ

Месяц — золотые рожки

Закатается за темные леса,

За горы высокие, за долы-степи низкие,

За моря за синие да за крутые берега.

Пора вам в омуты глубокие

Из поднебесныих высот.

(Морской царь опускается в глубь. Волхова с сестрами и красными девицами оборачиваются белыми лебедями и серыми утицами и уплывают вдаль.)

ГОЛОСА БЕЛЫХ ЛЕБЕДЕЙ

Уплываем мы, белые лебеди,

Серые утицы,

На заре в лукоморья зеленые,

В тихие заводи.

Уплываем мы в терем лазоревый,

К грозному батюшке!

ГОЛОС МОРСКОЙ ЦАРЕВНЫ

А!..

(Тростник тихо колышется от утреннего ветерка. Быстро рассветает. Красное солнышко всходит.)

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

Светлица в терему Садка. Раннее утро. Молодая жена Садка Любава Буслаевна одна у косящата оконца поджидает мужа.

ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА

Всю ночь ждала его я понапрасну...

Куда Садко девался, запропал?

(Слышится благовест.)

Уж и к обедням отзвонили,

Да только нет Садка.

Тоскует сердце...

Ох, знаю я, Садко меня не любит,

Меня не жаль покинуть муженьку:

Несется мыслью он, что белый кречет,

В чужи края, на синие моря.

О подвигах больших,

О славе богатырской

Все думает он думу,

Повсюду речь ведет одну...

Давно ли называл меня своею ладой.

Часами не сводил с меня своих очей?

Давно ли говорил любовны сладки речи,

Во гусельки играл и звонки песни пел?

Давно ль?

Теперь одна... Садко меня не любит...

Увяла, знать, моя краса!

Меня не любит милый мой,

Ему постыла, видно, я...

( Смотрит в окошко.)

То идет муженек, мил-надежда мой!

По улице светит зорею,

Ко двору приходит тучею,

Ударяет в ворота он бурею,

До крыльца идет, словно сильный дождь,

В терему своем покажется

Громом, молнией сверкучею.

(Входит Садко. Любава Буслаевна бросается к нему.)

А и здравствуй же, мой желанный муж!

САДКО (отстраняя ее, как бы про себя)

Али въявь со мной диво содеялось?

Али мало спалось, много виделось?

(Садится на скамью и задумывается.)

Ночка душистая...

Шелест камышевый...

Белые лебеди...

Чудная девица,

Дочка ты царская!

За что, бедного, ты подарила меня?

За что, сирого, жаловала?

ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА

Что же ты, Садко, моя ладушка,

С пиру ты идешь, сам кручинишься?

Чара тебе шла, знать, не по ряду,

Место было, знать, не по отчине,

Али пьяница насмеялся ти?

САДКО

Чарой-то и впрямь обнесли Садка,

Места-то и впрямь ему не было,

Насмеялись над ним гости пьяные...

(Задумывается.)

Ай же ты, ты царевна прекрасная!

Я ли жених тебе? Ты ли невеста мне?

ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА (с удивлением)

А и что с тобой, добрый молодец?

До сих пор ты жил припеваючи.

Знать, попритчилось ныне что тебе:

Речь безумная, слова глупые!

(В отдалении слышится трезвон.)

САДКО (прислушиваясь)

Трезвон!.. Уж обедни отбыли...

(Встает и хочет идти.)

Наступила пора моя — времечко!

Как пойду я на пристань к Воздвиженью,

Уж ударю я там о велик заклад:

Заложу свою я буйну голову.

Знаю я про чудо чудное,

Ведаю про диво дивное:

Есть в Ильмень-озере рыба — золото перо.

ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА

Коли я тебе опостылела,

Коли в чем тебе провинилася, —

Закопай меня во сыру землю,

Не губи лишь ты своей головушки!

САДКО

Не дивлюся я разуму женскому:

Волос долог у них, да ум короток.

Ты прости, жена неудачливая!

(Оттолкнув жену, уходит.)

ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА (на коленях)

Помоги мне, боже-господи!

Охрани его буйну голову!

КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

Пристань в Новегороде у Воздвиженья на берегу Ильмень-озера. Около пристани — бусы корабли. Торговые гости новгородские и всякий люд — мужчины и женщины — толпятся около заморских торговых гостей — варяжских, индейских, веденецких и других и рассматривают навезенные ими товары. Между народом два волха. В стороне сидит Нежата с гуслями.

ТОРГОВЫЕ ГОСТИ И НАРОД

Посмотрите-ка, люди вольные:

Гости дальних стран понаехали,

Навезли товар свой диковинный!

ГРУППА МУЖЧИН

Дорогой то товар.

ДРУГАЯ ГРУППА

А индейский-то подороже всех:

Кость слоновая, жемчуг скатен бел.

ПЕРВЫЕ

Чуден аксамит - нет цены ему;

Доски шахматны со тавлеями,

А тавлеи-то чиста золота,

Словно жар горят.

(Выходят калики перехожие — угрюмые старики.)

КАЛИКИ ПЕРЕХОЖИЕ

Не два зверя-то собиралися,

Не два лютые соходилися, —

Правда с Кривдою соходилися...

ГРУППА ЖЕНЩИН

Вот идут сюда старики угрюмые,

Стих поют про книгу Голубиную.

КАЛИКИ ПЕРЕХОЖИЕ

Промежду собой бились-дралися.

ДРУГАЯ ГРУППА ЖЕНЩИН

Быль про Правду с Кривдой сказывают.

(Появляются Дуда, Сопель и другие скоморошины удалые—веселые молодцы — с гудками, дудами, сопелями и бубнами.)

ДУДА (приплясывая)

Ой, дуди,

Скоморохи, выходи!

Ой!

(В народе смех.)

КАЛИКИ ПЕРЕХОЖИЕ

Кривда Правдушку переспорила:

Оставалася Кривда на земле,

Правда-матушка в небеса пошла.

ДУДА

Ой вы, гости новгородские,

А и гости заезжие!

Что про Кривду с Правдой слушати?

Лучше слушати про хмеля ярого.

Ой!

По выходам хмель ходит да гуляет,

А и сам себя яр хмель выхваляет:

Нет меня, хмеля, лучше, веселее,

Нет меня, хмеля, на свете сильнее.

Ой, Дунай, сын Иванович, Дунай!

А и все меня, хмелинушку, знают,

Бояре, князья любят, уважают.

СОПЕЛЬ И ДУДА

Имениты гости славят, почитают,

Безо хмелюшки свадеб не играют.

ДУДА

Во хмеле дерутся, во хмеле и ладят.

Ой!

Сопель

Ой, Дунай, сын Иванович, Дунай!

ГРУППА МУЖЧИН

Посмотрите-ка, люди вольные,

Каковы про нас есть диковинки:

А и нет цены хрущатой камке,

Хороша камка и узор хитер:

Все-то хитрости Царя-города,

Все-то замыслы веденецкие!

Посмотрите-ка!

НЕЖАТА (играя на гуслях)

Где пиво пьяное льется,

Слава и честь воздается

Со хозяйкой хозяину ласковому.

ДУДА (толпящемуся около товаров народу)

Подходи, голь кабацкая!

Забирай сукно смурое,

Крашенину печатную!

ГРУППА ЖЕНЩИН

Скоморох Дуда зачал торг вести.

Посмотрите-ка, люди вольные,

На товары земель заморскиих!

Другая группа женщин и мужчин

Скоморох Дуда зачал торг вести.

Ха-ха-ха!

ГОСТИ И НАРОД

Гости дальних стран понаехали,

Навезли товар свой диковинный.

ГРУППА ЖЕНЩИН

Сапожки—зелен сафьян!

(Входят настоятели.)

НАСТОЯТЕЛИ

Божья помочь люду вольному

Торг вести, казну считать!

ТА ЖЕ ГРУППА ЖЕНЩИН

На гвоздочках золотых!

ГОСТИ И НАРОД - МУЖЧИНЫ

Божья помочь настоятелям

Суд судить, дела вершить!

ГРУППА МУЖЧИН

А то перьице орлиное

Подороже рыта бархата.

Гляньте, лапотки-то семи шелков,

Что семи шелков шемаханскиих—

Шелк не рвется и не трется,

Дорог шелк!

ЖЕНЩИНЫ

Божья помочь настоятелям

Суд судить, дела вершить!

1- й НАСТОЯТЕЛЬ (2-му)

Надо нам волхов поспрашивать,

Как унять лихого ворога.

2- й НАСТОЯТЕЛЬ (1-му)

Не ходил бы он по улицам,

Не смущал бы голь кабацкую.

(Настоятели подходят к волхам.)

ВОЛХИ (таинственно настоятелям)

На море, на окиане, на острове на Буяне

Сокрыта сила могучая, той силы нет конца.

Выпускаю я силу могучую на лихого на ворога.

ДРУГАЯ ГРУППА МУЖЧИН

Пушист соболь да ушист!

2-й НАСТОЯТЕЛЬ

Нам-то вас, волхов, и надобно:

Вы скажите слово тайное.

ЖЕНЩИНЫ

Есть про нас напитки сладкие!

1-й НАСТОЯТЕЛЬ

Чтоб нам люди ниже кланялись

Да наветов бы не слушали.

ЖЕНЩИНЫ

Есть про нас меды стоялые!

(Настоятели отводят волхов в сторону.)

МУЖЧИНЫ

Выбирайте-ка вы червленый вяз, —

Целый пуд свинцу в нем налито.

Калики перехожие (вновь зачиная стих о Голубиной книге )

Восходила в небе туча грозная,

Выпадала книга Голубиная.

Долины та книга сорока сажен,

Ширины та книга сорока сажен.

Никто к книге той не приступится,

Никто к божией не притронется.

Подходил ко книге Голубиноей,

Подходил к ней царь Волот Волотыч.

Перед ним она разгибается,

А и мудрое-то все писание объявляется...

(Каликам подают милостыню.)

НЕЖАТА

Слава Новугороду!

С пригороды всеми слава!

Слава со посады!

Слава, слава!

ГРУППА ГОСТЕЙ И НАРОДА

Есть про нас напитки сладкие,

Есть хмельны меды стоялые!

ДУДА

Ой вы, гости торговые,

А и ты, голь кабацкая!

Вы послушайте веселых молодцов,

Вы не слушайте угрюмых стариков!

СОПЕЛЬ

Хорошо поют:

Стих ко стиху на дровнях волокут.

Хе-хе-хе-хе-хе

Ой, Дунай, ты мой Дунай!

Ой, Дунай, сын Иванович, Дунай!

Веселые бабы и скоморошины удалые

Нет меня, хмеля, лучше,

Нет меня веселее.

Ой!

ДУДА

Ой!

ДУДА И СОПЕЛЬ

Только лих на хмель есть мужик садовник, —

Борозды копает, яр хмель зарывает.

Тут я, хмелюшка, понял, догадался,

По тычиночке высоко поднялся.

СОПЕЛЬ

Ой, Дунай, ты мой Дунай!

ДУДА

Ой, Дунай, сын Иванович, Дунай!

Раскидал я хмель, яровые шишки,

Попадал я, хмель, в бражку, пиво пьяно.

СОПЕЛЬ, ДУДА, ВЕСЕЛЫЕ БАБЫ И СКОМОРОШИНЫ УДАЛЫЕ

Отсмеял я, хмель, мужику насмешку:

Мужика ударил о тын головою!

ДУДА

Еще в черну грязь длинной бородою!

Ой!

СОПЕЛЬ

Ой, Дунай, сын Иванович, Дунай!

Ой!

ВЕСЕЛЫЕ БАБЫ И СКОМОРОШИНЫ УДАЛЫЕ

Ой!

ГРУППА МУЖЧИН

Посмотрите-ка, люди вольные,

Посмотрите: кафтан скурлат-сукно;

Одна строчка в нем чиста серебра,

А другая-то красна золота;

А и золото-то не медеет,

А и серебро не железеет.

НЕЖАТА

Где пиво пьяное льется,

Слава и честь воздается

Со хозяйкой хозяину ласковому.

ДУДА (девицам)

Не мечитесь, девицы, на златы перстни:

Скоро кольца те распаяются.

ОСТАЛЬНЫЕ ГОСТИ И НАРОД

Скоморох Дуда стал пугать, стращать!

ГРУППА ГОСТЕЙ И НАРОДА

Ха-ха-ха-ха-ха!

ДРУГАЯ ГРУППА - ЖЕНЩИНЫ

Посмотрите-ка, люди вольные,

На товары земель заморскиих.

ДРУГАЯ ГРУППА — МУЖЧИНЫ

Посмотрите-ка!

ГОСТИ И НАРОД

Гости дальних стран понаехали,

Навезли товар свой диковинный.

ГРУППА ЖЕНЩИН

Дорогой товар!

( Оба настоятеля показываются вновь )

1- й НАСТОЯТЕЛЬ

Жаль, Садка нет, гусляра удалого:

Закупил бы все товары он подряд,

Все б худые да и добрые забрал!

2- й НАСТОЯТЕЛЬ

Жаль — бессчетной нет казны-то золотой,

Жаль — нет денежки, полушечки малой,

А и не на что товары закупить!

ДУДА

Для Садка и мы товары припасли:

Черепаны биты да гнилы горшки.

Пригодятся детям в черепки играть.

ЖЕНЩИНЫ

Посмотрите-ка, люди вольные:

Гости дальних стран понаехали.

МУЖЧИНЫ

Ай да Дуда! Ха-ха-ха!

Ай, молодец! Хорошо сказал!

ГОСТИ И НАРОД

Навезен товар, товар диковинный!

И чудны ж люди стран дилекиих,

Не понять нам их речи-говору.

КАЛИКИ ПЕРЕХОЖИЕ

Малый Индрик зверь—всем зверям мати,

Птица Астрафель — птицам всем мати,

В море рыба Кит — рыбам всем мати,

Камень Алатырь—всем камням мати,

Ильмень-озеро — озерам мати,

Море-окиан — всем морям мати.

Поем славу мы богу-господу,

Еще славныим всем богатырям.

Слава им!

ВОЛХИ (настоятелям)

Коли есть у вас злые вороги, —

Создадим главы вам железные,

Очи яхонта, язык серебра,

Сердца крепкие, булатные,

Ноги волка, зверя рыскучего.

А и недругу-ненавистнику —

Ум телячий, сердце заячье,

Черепаший ход да овечью речь.

НЕЖАТА

Слава Новугороду, слава!

Со посады, с пригороды всеми слава!

ГОСТИ И НАРОД - МУЖЧИНЫ

Похвалялся наш молодой гусляр

Весь товар скупить, нам привезенный,—

А товару-то сметы нет.

СОПЕЛЬ

По выходам хмель ходит да гуляет, —

Ой, Дунай, ты мой Дунай!

А и сам себя яр хмель выхваляет, —

Ой, Дунай, ты мой Дунай!

Нету меня, хмеля, краше, веселее,

Нету меня, хмеля, на свете сильнее!

ДУДА

Ой, дуди! Скоморохи, выходи!

Ой, дуди! Веселые молодцы!

Ой!

ВЕСЕЛЫЕ БАБЫ И СКОМОРОШИНЫ УДАЛЫЕ

Ой, Дунай, ты мой Дунай!

Слава Новугороду, слава!

(Входит Садко. При виде его — общий смех.)

НЕЖАТА

Вот и сам Садко, молодой гусляр.

НАСТОЯТЕЛИ

Вот и сам Садко, именитый гость.

Ха-ха-ха!

ВОЛХИ

Вот и ворог злой на помине скор.

Ха-ха-ха!

СОПЕЛЬ, ДУДА, ГОСТИ И НАРОД

Вот и сам Садко с похвальбой идет.

Ха-ха-ха!

ВЕСЕЛЫЕ БАБЫ И СКОМОРОШИНЫ УДАЛЫЕ

Ха-ха-ха!

САДКО

Поклон вам, гости именитые!

Ой вы, купцы новгородские!

Знаю я про чудо чудное,

Ведаю про диво дивное:

Есть в Ильмень-озере,

Есть рыба — золото перо.

НАСТОЯТЕЛИ

Нет, не знаешь чуда чудного,

Дива дивного ие ведаешь!

1-й НАСТОЯТЕЛЬ

В Ильмень-озере глубоком

Рыбы нет-такой.

САДКО

Гой вы, купцы новгородские!

Будем биться о велик заклад:

Заложу свою я буйну голову,

Вы же лавки с товаром со красныим.

ГОСТИ И НАРОД

Ударяйте-ка по рукам с гусляром,

А те речи-то позаписывайте.

(Настоятели и Садко ударяют по рукам. Несколько новгородцев готовят бусу ладью.)

НЕСКОЛЬКО ГОСТЕЙ

Вы садитесь в ладью, гости знатные,

А и Сад-Садко, ты садись в нее.

НЕСКОЛЬКО ДРУГИХ ГОСТЕЙ

Вы гребите, корабельщики,

Выезжайте в Ильмень-озеро.

ПЕРВЫЕ И ВТОРЫЕ

Вы закиньте сеть шелковую.

(Настоятели, Садко и несколько новгородцев садятся в ладью. Ладья отъезжает от берега. Толпящийся народ следит за нею.)

ГОСТИ И НАРОД

Нелепа ж, вправду, похвальба твоя, Садко:

Головку буйну прозаложишь ты, гусляр,

Скатиться ей с широких плеч!

(Из озера слышится голос Волховы.)

ГОЛОС ВОЛХОВЫ

Садко!

Поймаешь рыбок золотых,

Богат ты будешь и счастлив;

Объедешь синие моря,

Увидишь дальние края.

Твоя я буду до веку, твоя!

(Вытаскивают сеть. Садко вынимает из нее три рыбы—золотые перья.)

НАСТОЯТЕЛИ (на ладье)

Чудо чудное, диво дивное сдеялось!

САДКО (на ладье)

Сдеялось!

ГОСТИ И НАРОД (на берегу)

Чудо чудное, диво дивное!

Золото перо — рыба поймана.

Испокон веку стоит Новгород,

А чудес таких не видал еще.

(Ладья пристает к берегу. Все выходят из нее. Садко держит в руках золотых рыб. Невод вытаскивают на берег.)

ГОСТИ И НАРОД

Чудо чудное, диво дивное!

Слава тебе, молодой гусляр!

Уж и слава тебе, свет гостиный сын!

Проиграли вы, гости, велик заклад, —

Отдавайте-ка лавки с товарами.

А и стали теперь, гости знатные,

Бедняками у нас вы последними.

2-й НАСТОЯТЕЛЬ

Приключилося горе-злосчастие:

Стал Садко богачом в Новегороде.

1-й НАСТОЯТЕЛЬ

А и стали мы голью последнею.

САДКО

Люди вольные, новгородские!

Осмотрите вы сеть шелковую:

Не осталось ли мелкой рыбки в ней,

Снетков малыих?

ГОЛОС ВОЛХОВЫ

Твоя, твоя, твоя!

(Невод осматривают; вся рыба в нем превращается в слитки золота, блестящие на солнце. Народ в оцепенении.)

ГОСТИ И НАРОД

Золото!.. Золото!..

В шелкозой сети

Красно золото словно жар горит!

Чудо чудное, диво дивное!

Испокон веку стоит Новгород,

А чудес таких не видал еще.

Словно жар горит красно золото.

(Общее волнение; все обступают Садка и кланяются ему.)

Слава, слава тебе, молодой гусляр,

Уж и слава тебе, свет гостиный сын!

Стал Садко первый гость в Новегороде, —

Богача нет у нас супротив его.

(Гостям.)

А и стали вы голью последнею.

Гой!

САДКО

Гой, сходись сюда, братья молодшая!

Вы сходитесь сюда, люди меньшие!

(Из среды народа выступает дружина Садка одетая бедно.)

Вы берите мое красно золото,

По рядам вы идите гоетиныим,

Закупайте товары в Новгороде,

Все товары — худые да добрые,

Одевайтеся в платье изрядное,

Вы мне будьте дружиной хороброю

Целовальнички любимы,

Верная дружина!

Вы снастите, снаряжайте

Корабли червлены,

Нагрузите их товаром.

Золотой казною.

Станет вечер вечеряться,

Солнце закататься,—

На тех бусых кораблях мы

Парусы поднимем,

Поплывем за сине море,

В дальнюю сторонку.

(Дружина, забрав слитки золота, уходит вместе с Садком.)

ДРУЖИНА (уходя)

На тел бусых кораблях мы

Парусы поднимем,

Поплывем за сине море,

В дальнюю сторонку.

НАРОД

Счету нет его золотой казне,

Столько золота и не видано.

И отколь взялся клад велик такой?

Таковых кудес и не слыхано.

Видно, любит его грозен царь морской

За игру да за песни удалые!

(Нежата ударяет по струнам. Народ окружает его.)

НЕЖАТА

Как на озере на Ильмене,

На крут береге изба стоит.

Велика та изба, — во все дерево.

А лежит в ней на лавке сам царь морской.

Залетел Соловей из Новгорода.

Как запел по-соловьиному,

Услыхал царь морской, распотешился,

Золотых ему рыбок пожаловал.

Как пришел Соловей в славный Новгород,

Ударял Соловей о велик заклад.

Тут повышли купцы новгородские,

Лавки с красным товаром закладывали.

НЕЖАТА

Невод шелковый в воду закинули,

А и золото красно повынули.

Бедняками купцы те поделались.

Соловей стал богатый торговый гость.

ДУДА (припевает, а один из скоморохор подыгрывает на сопели)

Ой, купцы вы новгородские,

Зачем билися о велик заклад?

Стали голью вы последнею!

СОПЕЛЬ

Ах! Торговать стал Соловей.

В белокаменных палатах

Пированьица-пиры,

Что ни день, пошли.

А и нас он, скоморохов,

Стал пойти да кормити,

А тех голых мужиков

Не велел пускати.

СОПЕЛЬ И ДУДА

А и званому-то гостю

Место есть на пиру,

А незваному-то гостю

Места-то и нет.

ДУДА ( настоятелям )

Так ли, гости знатные?

2-й НАСТОЯТЕЛЬ

Уходи, пока цел!

1-й НАСТОЯТЕЛЬ

Уходи!

НАРОД

Xa-xa-xa-xa!

(Народ смеется и разнимает Дуду и настоятелей. Садко и дружина возвращаются в богатом цветном платье.)

ДРУЖИНА

Станет вечер вечеряться,

Солнце закататься, —

На тех бусых кораблях мы

Парусы поднимем,

Поплывем за сине море,

В дальнюю сторонку.

(Дружина идет оснастить корабли, а Садко подходит к настоятелям.)

САДКО

Непригоже, чтоб вы, гости знатные,

Бедняками последними сделались:

Свои лавки с товарами красными

За собой оставляйте по-прежнему.

Тому глаз вон, кто вспомнит про старое!

(Народ машет шапками.)

НАРОД

Слава, слава тебе, молодой гусляр!

Слава, слава тебе, свет торговый гость!

Зла не помнит Сат.ко на обидчиков,—

Волен был их казнить, да помиловал.

САДКО (иноземным торговым гостям)

Гой вы, гости иноземные,

Гой вы, люди заезжие!

Вы пропойте-ка нам песни звонкие,

Про края расскажите далекие,

Чтоб ведать нам, знать, куда путь держать

И где больше чудес повстречается.

Ты, варяжский гость, гость Индейской земли,

А и гость ли великого города Веденца

ВАРЯЖСКИЙ ГОСТЬ

О скалы грозные дробятся с ревом волны

И с белой пеною, крутясь, бегут назад;

Но твердо серые утесы

Выносят волн напор,

Над морем стоя.

От скал тех каменных у нас, варягов, кости,

От той волны морской в нас кровь-руда пошла,

А мысли тайны — от туманов.

Мы в море родились,

Умрем на море.

Мечи булатны, стрелы остры у варягов,

Наносят смерть они без промаха врагу.

Отважны люди стран полночных,

Велик их Один бог,

Угрюмо море.

НАРОД (в волнении)

Ой, не на радость ко варягам плыть,

Ой, и живут же там все разбойнички:

Ой, самому Садку убиту быть,

Растерять дружину верную!

ИНДЕЙСКИЙ ГОСТЬ

Не счесть алмазов в каменных пещерах,

Не счесть жемчужин в море полуденном,

Далекой Индии чудес.

Есть на теплом море

Чудный камень яхонт;

На том камне Финикс,

Птица с ликом девы,

Райские все песни

Сладко распевает,

Перья распускает,

Море закрывает.

Кто ту птицу слышит,

Все позабывает.

Не счесть алмазов в каменных пещерах,

Не счесть жемчужин в море полуденном,

Далекой Индии чудес!

НАРОД (смущенно)

Ой, и чудна ж земля Индейская!

Ой, да не езди, гость, на ту сторону,

Ой, берегися птицы Финикса,

Ой, понапрасну не теряй головы.

ВЕДЕНЕЦКИЙ ГОСТЬ

Город каменный, городам всем мать,

Славный Веденец середь моря стал.

А и раз в году церковь чудная

Поднимается из синя моря.

Соезжаются к ней да дивуются

Славны витязи все из-за моря.

А могучий князь, в золотом дворце,

Обручен кольцом с морем синиим.

Город прекрасный, город счастливый,

Моря царица, Веденец славный!

Тихо порхает ветер прохладный,

Синее море, синее небо.

Над морем синим царствуешь кротко,

Город прекрасный, Веденец славный!

Месяц сияет с неба ночного,

Синее море плещется тихо,

Дев чернокудрых песни несутся,

Слышатся лютни звонкие струны.

Город прекрасный, город счастливый,

Моря царица, Веденец славный!

Тихо порхает ветер прохладный,

Синее море, синее небо.

Над морем синим царствуешь кротко,

Город прекрасный, Веденец славный!

НЕЖАТА

А и в Веденец славный путь ты держи,

Звонкие песни там перейми.

Нежата и группа народа

Вороти, Садко, в славный Веденец.

НАРОД

В Веденце славном ты побывай,

Сильного князя там повидай.

Вороти, Садко, в славный Веденец.

НЕЖАТА

Слава Веденцу!

ГРУППА НАРОДА

Каменной церкви ты поклонись.

НЕЖАТА

К нам ворочайся ты поскорей.

СОПЕЛЬ И ДУДА

К нам ворочайся ты.

ДРУГАЯ ГРУППА НАРОДА

Ворочайся к нам.

ГРУППА НАРОДА

Красным товаром там похвались.

НЕЖАТА

Песни сложи для нас позвончей.

ДУДА

А и городу слава, а и Веденцу слава!

ГРУППА НАРОДА

Вороти, Садко, в славный Веденец.

НЕЖАТА

Слава городу, слава Веденцу!

ДРУГАЯ ГРУППА НАРОДА

Слава! Слава!

СОПЕЛЬ

Слава Веденцу!

САДКО

День ко вечеру вечеряется,

Красно солнышко закатается.

Ой, спасибо вам, гости торговые!

Ой, спасибо на пенье, на сказыванье.

Побываю и я в ваших синих морях,

Погуляю и я в чужедальних краях.

Корабли мои бусы снаряжены

И дружина Садка дожидается.

Ой же вы, старшина с воеводою!

Не взял с вас я именья, богачества,

Сослужите же мне службу верную:

Берегите мою молоду жену,

Молоду жену, вдову сирую.

(Вбегает Любава Буслаевна и бросается к Садку.)

ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА

Закатился светел месяц

За облака за ходячие,

Покидает меня, головку победную,

Моя ладушка любимая,

Оставляет меня на веки вековечные.

Куда ты собираешься?

Уж куда ты снаряжаешься?

В какой народ?

В каку сторону?

Как чужая-то сторонушка

Горем вся посеяна,

Слезами поливана.

САДКО

Ты прости-прощай, молода жена!

Ой, не сдержать тебе, лебедка, ясна сокола,

Ой, не подрезать крыльев-перьев белыих, могучих!

(Народу.)

Ты прости-прощай, новгородский люд!

НАРОД

Ты прости-прощай!

САДКО

Коли бог судил, так и свидимся.

НАРОД

Богатырь Садко!

САДКО

Пейте ж, пойте, гуляйте три дня, три ночи,—

Велики будут Садкины проводы.

(Идет на корабль. Любава Буслаевна плачет.)

САДКО (на корабле запевает)

Высота ли, высота поднебесная,

Глубота, глубота — окиан-море,

Широко раздолье по всей земли,

Глубоки омуты днепровские.

САДКО И ДРУЖИНА (на корабле)

Как из-за моря, моря синего

Выбегали тридцать кораблей,

А и тридцать кораблей и един корабль

Молода Соловья Будимировича .

ДРУЖИНА

Хорошо корабли изукрашены,

А Сокол-то корабль да покраше всех.

Как на том корабле, на беседе сидит

Молодой Соловей Будимирович.

САДКО

Корабли изукрашены,

А Сокол-то корабль покраше всех.

НЕЖАТА, НАСТОЯТЕЛИ, СОПЕЛЬ, ДУДА И НАРОД (на берегу)

На беседе сидит купав молодец,

Да не он, Соловей Будимирович,

А и славный богатый торговый гость,

Молодой соловеюшко, Сад-Садко!

(Корабль отплывает, за ним и другие корабли. Паруса освещены алым светом заходящего солнца)

САДКО И ДРУЖИНА

Высота ли, высота поднебесная,

Глубота, глубота — окиан-море,

Широко раздолье по всей земли,

Глубоки омуты днепровские.

НАРОД

Высота ли, высота поднебесная,

Глубота, глубота — окиан-море.

ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА

Расступися ты, мать — сыра земля!

НЕЖАТА, НАСТОЯТЕЛИ, СОПЕЛЬ, ДУДА И НАРОД

Широко раздолье по всей земли,

Глубоки омуты днепровские,

Глубоки.

ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА

Вдову сирую, ты сокрой меня!

НАРОД

Широко раздолье по всей земли.

Глубоки омуты днепровские.

Еще глубже их море синее!

НЕЖАТА, НАСТОЯТЕЛИ, СОПЕЛЬ, ДУДА

Окиан-море синее!

КАРТИНА ПЯТАЯ

Спокойная ширь моря-окиана. Появляется Сокол-корабль Садка. На корабле Садко с дружиною. Он сидит на беседе дорог рыбий зуб, крытой рытым бархатом. Сокол-корабль останавливается середь моря с повисшими парусами. Вдали проходят прочие бусы корабли и скрываются. Дружина Садка бросает в море бочки с красным золотом, чистым серебром и скатным жемчугом.

ДРУЖИНА И КОРАБЕЛЬЩИКИ

Уж как по морю, морю синему

Бегут-побегут тридцать кораблей,

Тридцать кораблей и един корабль

Самого Садка, гостя славного.

А и все корабли-то, что соколы, летят,

А Сокол-то корабль один на море стоит,

(Бросают бочку.)

САДКО

Гой вы, корабельщики, люди наемные,

А наемные люди, подначальные!

Я, Сад-Садко, знаю-ведаю:

Я двенадцать лет по морю бегаю,

А царю морскому великому

Не платил я дани-пошлины.

Хлеба-соли не опускивал.

А ныне бросали бочки с чистым серебром.

Бросали бочки с красным золотом,

А и бочки с скатным жемчугом;

А и все корабли, что соколы, плывут,

А Сокол-то корабль один на море стоит.

ДРУЖИНА И КОРАБЕЛЬЩИКИ

А и все корабли-то, что соколы, плывут,

А Сокол-то корабль один на море стоит.

Гой!

(Бросают бочку.)

САДКО

А я, Сад-Садко, знаю-ведаю:

Видно, дани иной царю надобно.

Гой вы, корабельщики удалые!

Гой вы, целовальники любимые!

А й в место все собирайтеся,

А и режьте жеребья не валжены

А и всяк пиши на имена;

А и бросьте их на море синее.

(Дружина собирается на носу корабля, вырезает жеребья и пишет имена.)

САДКО

А я, Сад-Садко, знаю-ведаю,

Что не царь морской меня требует, —

Волхова-царевна ждет.

ДРУЖИНА (подходя к Садку)

Гой ты, Сад-Садко, добрый молодец,

А и жеребья валжены повырезаны,

Имена на них понаписаны;

Пусть твой жеребий будет хмелево перо.

(Дружина бросает жеребья на воду по другую сторону корабля и наблюдает за ними.)

ДРУЖИНА

Чудо чудное, диво дивное!

Все-то жеребья поверху моря плывут,

Как бы яры гоголи по заводям,

А и тонет на дно хмелево перо

Самого Садка, гостя славного.

Приключилося горе лютое!

САДКО

Гой, дружина верная,

Подначальная!

По мне, добру молодцу,

Злая смерть пришла.

Гусли мои звоячаты

Принесите мне

Да спустите сходенку

Серебряную.

Доску вы дубовую

Бросьте на воду.

А и сами в Новгород

Ворочайтеся.

Ты прости, дружинушка

Подначальная!

Вы скажите, молодцы.

Молодой жене:

Будет воля божия —

К ней вернуся я,

Встретимся, увидимся

Да обнимемся.

Если ж по мне, молодцу,

Ныне смерть пришла, —

Лихом бы не помнила

Виноватого.

(Дружина спускает серебряную сходенку и бросает на воду дубовую доску. Садко, взяв гусли, спускается по сходне и становится на доску.)

ДРУЖИНА

Ты прости-прощай.

Добрый молодец!

(Паруса начинают наполняться.)

Чудо чудное, диво дивмое!

Белы парусы надуваются.

(Корабль трогается с места и уплывает. Садко остается середь моря один.)

САДКО

А и все корабли, что соколы, летят,

А Сокол-то корабль белым кречетом.

(Над морем восходит полный месяц. Издали доносятся голоса дружины.)

ГОЛОСА ДРУЖИНЫ

Как по морюшку синему

Бежит-побежит Сокол-корабль;

А беседа пустая стоит:

Не сидит на ней Соловей-Садко.

САДКО

Сердечко чует ретивое:

Час свиданья настает.

(Садко ударяет по струнам; вдали, как отзвук, слы шатся девичьи голоса.)

ГОЛОСА КРАСНЫХ ДЕВИЦ

А!..

САДКО

Никак поют?

(Ударяет еще раз.)

ГОЛОСА КРАСНЫХ ДЕВИЦ

А!..

САДКО

Иль белы чайки кличут?

ГОЛОС ВОЛХОВЫ

Ты верен был двенадцать лет,—

До веку я твоя, твоя.

Садко! Твоя, твоя!

ГОЛОС ВОЛХОВЫ

Твоя!

САДКО

Я здесь!

(Вода волнуется. Садко, вместе с доскою дубовою, опускается в бездну морскую.)

КАРТИНА ШЕСТАЯ

Из темной темени выступает прозрачный, лазоревый терем. Посередине его ракитов куст. Царь морской, Окиан-море, со царицею Водяницею сидят на престолах. Волхова — царевна прекрасная прядет пряжу. Подружки ее, красны девицы царства подводного, плетут венки из морской травы и цветов.

КРАСНЫЕ ДЕВИЦЫ

Глубь глубокая,

Окиан-море!

ВОЛХОВА

А!..

КРАСНЫЕ ДЕВИЦЫ

Царство подводное,

Терем лазоревый,

Нет тебя лучше,

Нет тебя краше.

Нет!

Кто в терем вступит,

Тот не выйдет назад вовек.

(Садко спускается в терем на раковине, запряженной касатками, и становится перед царем; в руках у него гусли.)

ЦАРЬ МОРСКОЙ

Гой-еси, купец — богатый гость!

Много лет ты бегал по морю,

Не платил мне дани-пошлины.

Ждал тебя, Садка, двенадцать лет, —

Ныне сам ты головой пришел!

ВОЛХОВА

Грозен батюшка, не прогневайся!

Но вели ему песню спеть-сыграть.

ЦАРЬ МОРСКОЙ

В гусли звонки заиграй, Садко,

Дочь потешь мою любимую.

САДКО (играет на гуслях и поет величальную песню)

Синее море грозно, широко,

Дно синя моря темно, глубоко.

Бездна морская, кто тебя смерит?

Терем прозрачен, терем лазорев,

Кто тебя строил, кто володыка?

Царство морское великое!

Славен грозный царь морской

Со царицей Водяницей,

Со царевной Волховой

Молодой!

На небе солнце, в тереме солнце;

На небе месяц, в тереме месяц;

На небе звезды, в тереме звезды;

На небе зори, в тереме зори;

На небе грозы, в тереме грозы,—

Вся красота поднебесная!

Славен грозный царь морской

Со царицей Водяницей,

Со царевной Волховой

Молодой!

САДКО

То светло солнце — лик володыки;

Тот светел месяц — кудри царицы;

Частые звезды — очи царевны;

Алые зори — милость царева;

Темные тучи — гнев да опала.

Нет краше царства подводного!

ВОЛХОВА

Сладко поет он,

Добрый молодец.

Вот мой суженый,

Вот мой ряженый!

Полюбила я добра молодца

За песни за звонкие.

ЦАРЬ МОРСКОЙ

А искусен он песни петь-играть!

Светлой мыслью, словно чайкой белой,

По-над морем синим он парит;

Словно рыбкой легкой златоперой

Сквозь сребристую волну плывет гусляр.

САДКО

Славен грозный царь морской

Со царицей Водяницей,


Со царевной Волховой


Молодой!

КРАСНЫЕ ДЕВИЦЫ

Морю синему,

Окиан-морю


Слава, слава!

САДКО

Слава, слава!

Морю синему слава!

ЦАРЬ МОРСКОЙ

Ну, горазд, Садко, ты петь-играть, —

Полюбился ты мне, молодец!


Окрутим тебя мы свадебкой


Со царевной, моей дочкою.


Тебя милую да жалую:


Оставайся жить здесь в тереме.


Вот тебе жена, Садко!

(Указывает на Волхову.)

ВОЛХОВА

Так за молодцем быть мне замужем.

Здравствуй, суженый мой,


Здравствуй, ряженый мой!


Полонили сердце мне


Песни чудные твои.


Желанный мой!

САДКО

Лада моя!

Лада, мой друг!


Царская дочь!


Девица вещая!

ЦАРЬ МОРСКОЙ

Сейчас честным пирком

Да и за свадебку!

(Садко и Волхова отходят в сторону.)

ЦАРЬ МОРСКОЙ

 Гой вы, сомы-усачи, трубачи велегласные,

 В трубы трубите, сзывайте все царство подводное!

 Ныне у нас здесь почестей пир, свадьба веселая:

 Дочку молодшую царь отдает за мила дружка

 Пусть сойдутся дочки старшие —

 Быстры речки светловодные,

 Ручейки — внучата малые

 Пусть сойдутся на почестей пир!

 Всех зовем!

 Чуда чудные морские,

 Рыбы —перья золотые,

 Будьте гости дорогие!

 Щучка злая будет свахою,

 Вы, налимы, будьте дружками,

 А сенными-то девицами

 Будут окуни с плотицами.

 Всем служить!

 Осетер пусть будет стольником,

 А кит-рыба приворотником.

 Всех зовет вас царь с царицею!

 Сам грозен царь морской,

 Сам Окиан-море

 Всех зовет!

 (Во время речи царя слышны трубы бирючей царства подводного. Начинается торжественное шествие старших дочерей царя — речек светловодных, ручейков —внучат малыих, русалок — вещих девиц, рыб сереброчешуйных и золотоперых и разных чуд морских. Все размещаются по отчинам, чинам и званиям. Кит-рыба виднеется у входа в терем.)

 ВОЛХОВА

 Настал часок давно желанный, —

 Стану скоро я твоей!

 САДКО

 Настал часок желанный, —

 Скоро станешь ты моей!

 ЦАРЬ МОРСКОЙ

 Настал часок, давно желанный час:

 Из далеких морей

 Собралося на почестей пир,

 На веселую на свадебку

 Царство славное подводное!

 Царство подводное

 Вокруг ракитова кусточка

 Мы царевну обведем

 С милым дружком своим рядком.

 (Садко и Волхова становятся рука об руку возле кусточка ракитова. Царь со царицею обводят их трижды вокруг куста под пение свадебной песни. Сестры Волховы сопровождают венчающихся сзади.)

 Рыбка шла, плыла из Новагорода,

 А и хвост волокла из Бела озера,

 Ай, лёли-лёли, Ладо!

 А головка у рыбки серебряная,

 Скатным жемчугом унизанная.

 Ай, лёли-лёли, Ладо!

 По-над морем летел ясен млад рыболов,

 Уносил рыбку он на горючий утес.

 Ай, лёли-лёли, Ладо!

 То не рыбку унес ясен млад рыболов,

 А царевну понял новгородский гусляр.

 Ай, лёли-лёли, Ладо!

 За белу руку брал он невестушку,

 Обходил три раза част ракито.в куст.

 Ай, лёли-лёли, Ладо!

 А и жить-поживать добру молодцу

 С Волховою-царевной повенчанному.

 Ай, лёли-лёли, Ладо!

 (Свадебное шествие останавливается. Царь, царица, Волхова и Садко садятся. Начинаются пляски царства подводного: речек светловодных и ручейков, рыбок золотоперых и сереброчешуйных.)

 ЦАРЬ МОРСКОЙ (Садку)

 Поиграй во гусли звонкие,

 Потешай меня с царицею!

 Пусть попляшет-разыграется

 Царство славное подводное.

 (Садко играет на гуслях переборы и плясовую, сначала довольно медленно, потом чаще и чаще, припевая от времени до времени. Все царство подводное начинает пляску, более и более оживленную.)

 САДКО

 Славен грозный царь морской

 Со царицей Водяницей,

 Со царевной Волховой

 Молодой!

 ЦАРСТВО ПОДВОДНОЕ

 Слава грозному царю

 Со царицей Водяницей,

 Со повенчанной царевной,

 Слава!

 ВОЛХОВА

 Лада, суженый мой!

 Лада, ряженый мой!

 Молодец милый,

 Молодец чудный!

 САДКО

 Частые звезды — очи царевны.

 Чудная лада, кто тебя краше?

 Сердце забилось, кровь разыгралась!

 ЦАРСТВО ПОДВОДНОЕ

 Слава! Слава!

 ЦАРЬ МОРСКОЙ

 У меня, царя, душа горит, —

 Сам с царицей я пойду плясать.

 Ой, премудрая царица,

 Молодая молодица,

 Выходи круги водить!

 Ой!

 (Царь со царицею пляшут.)

 САДКО

 Слава грозному царю

 Со царицей Водяницей,

 Слава!

 ЦАРСТВО ПОДВОДНОЕ

 Слава Морю-окиану

 Со далекими морями,

 Слава!

 Озерам большим и малым,

 Быстрым речкам с ручейками

 Слава!

 ЦАРЬ МОРСКОЙ И ЦАРСТВО ПОДВОДНОЕ - МУЖСКИЕ ГОЛОСА

 Сине море, веколыхнися!

 С гор, ручьи, к рекам бегите!

 ЦАРЬ МОРСКОЙ

 Быстры реки, разливайтесь,

 Бусы корабли топите,

 Православный люд губите!

 Ой!

 (Общая пляска становится все более и более неистовой.)

 ЦАРСТВО ПОДВОДНОЕ

 Пир наш почестей — буря морская.

 Слава!

 Царство морское—нет тебя краше!

 Ой!

 (Сквозь прозрачные стены терема подводного видятся тонущие бусы корабли. Появляется Видение — старчище  неведомый в одеянии калики перехожего. Он посохом разбивает гусельки Садка. Пляска мгновенно останавливается. Все царство подводное в полном оцепенении.)

 ВИДЕНИЕ

 Ай, не в пору расплясался, грозен царь морской!

 Сине море всколебалося, топит многи бусы корабли.

 Отпускай ты дочь любимую на поверх земли, к Новгороду,—

 Быть ей речкой до веку. А и сам пропади на дно.

 Власти над морем конец твоей!

 А тебе, гусляру, не велика честь

 Тешить гуслями царство подводное,—

 Послужи теперь песней Новугороду.

 (Видение исчезает. Волхова и Садко всходят на раковину, запряженную касатками, и медленно поднимаются.)

ГОЛОС ВОЛХОВЫ

Прости, царь-батюшка родимый!

 Царица-матушка, прости!

 Прощайте, волны голубые!

 ГОЛОС САДКА

 Девица чудная,

 Ты моя!

 ГОЛОС ВОЛХОВЫ

 Я твоя, твоя!

 (Мрак сгущается более и более. Царство морское с теремом подводным медленно опускается в глубь глубокую и исчезает мало-помалу.)

 ЦАРСТВО ПОДВОДНОЕ (из глуби)

 Сказ затейливый,

 Песню звонкую

 Ты сложи про нас,

 Удалой гусляр!

 В глубь глубокую,

 В темень темную

 Уходить пришло

 Царству славному.

 (Темень темная.)

 КАРТИНА СЕДЬМАЯ

 Оркестровое вступление изображает стремительно быстрый поезд новобрачных—Садка и Волховы—на касатках и лебедях к Новугороду. Слышатся их голоса.

 ГОЛОС ВОЛХОВЫ

 Молодец мой!

 ГОЛОС САДКА

 Как хороша ты, душа!

 ГОЛОС ВОЛХОВЫ

 Суженый-ряженый мой!

 ГОЛОС САДКА

 Как хороша!

 ГОЛОС ВОЛХОВЫ

 Суженый-ряженый мой!

 Полонили сердце мне

 Песни чудные твои,

 Желанный мой!

 ГОЛОС САДКА

 Чудная девица!

 Полонила сердце мне

 Чудная краса твоя,

 Желанная!

 (Зеленой лужок на краю Ильмень-озера. Едва зачинается свет. Садко спит на крутом бережку. Склонясь над ним, стоит Волхова. Вкруг Садка вырастает и колышется тростник.)

 ВОЛХОВА

 Сон по бережку ходил,

 Дрема по лугу.

 А и Сон искал Дрему,

 Дрему спрашивал:

 А и где же спит Садко,

 Купав добрый молодец?

 Баю-бай, баю-бай!

 Спит Садко мой на лужку,

 На зеленом бережку,

 В шитом браном положку,

 Во зеленом тростничку.

 Убаюкала его

 Ласка нежная моя.

 Баю-бай, баю-бай!

 Ты расти, мой тростничок,

 Шитый браный положок!

 Не колышься, мурава,

 Зелена да шелкова!

 Сердце вещее мое

 Полонила песнь его.

 (Занимается заря.)

 Заря взошла на небеса...

 Будь славен и счастлив, Садко!

 А я, царевна Волхова,

 Подруга вещая твоя,

 Туманом легким растекусь

 И быстрой речкой обернусь;

 По зеленым лугам прольюсь,

 По желтыим пескам пройдусь,

 В крутые лягу берега

 С милым дружком своим рядком.

 Милу дружку верна

 До веку буду я.

 Полонили сердце мне

 Твои песни чудные...

 Баю-бай, баю-бай, бай!

 (Волхова рассеивается алым утренним Туманом по лугу. Слышится голос Любавы Буслаевны.)

ГОЛОС ЛЮБАВЫ БУСЛАЕВНЫ

 Ох, тошно мне, тошнехонько!

 Тяжело мне, тяжелехонько!

 Ой, не дай никому ты, господи

 Жить обидной во сирочестве,

 Что во том ли во горьком вдовичестве.

 САДКО (пробуждаясь)

 А и где ж ты, Садко, добрый молодец,

 Где ты спал-лежал?

 Наяву ль с тобой чудеса приключаются

 Али вещие сны тебе грезятся?

 ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА (приближаясь)

 Ветры буйны меня приобвеяли,

 Обдождили меня часты дождички.

 Осмеяли все люди крещеные,

 Все соседи порядовые.

 САДКО (прислушиваясь)

 Кто здесь плачет, рекой разливается?

 То девица, жена ли мужевая

 Аль вдовица во горьком сирочестве?

 ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА

 Ой вы, малые пташки певчие!

 Отыщите вы братца родимого,

 Моего ли Садка-Соловьюшку!

 САДКО

 Что ты плачешь, грустишь, надрываешься?

 Не вдова-сирота ты прегорькая,—

 Ты жена моя любимая!

 ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА (бросаясь к нему)

 А и здравствуй же ты,

 Мой желанный муж!

 САДКО

 По белу свету полно ездить мне

 Да надрывать твое сердечушко.

 Прости вину, жена любимая!

 С тобою снова мил-надежа твой.

 Есть мне дома с кем век скоротати,

 Долги вечеры пробаяти.

 Уж то-то радость, то-то счастьице,

 Уж то-то праздничек, весельице!

 Твои дни горькие исчезнули,

 Твое ненастье разгулялося

 И грозны облаки рассеялись.

 ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА

 Как на мою ли долюшку счастливую

 Ко мне вернулся вновь ты, мой желанный муж.

 Прошли дни горькие, печальные,

 Прошло ненастье, непогодушка.

 Есть мне дома с кем век скоротати,

 Долги вечеры пробаяти.

 Ко мне вернулся мил-надежа мой,

 Ко мне вернулся мой желанный муж.

 Ты за укор прости жену свою.

 Ко мне вернулся ты, надежа-друг.

 Грозны облаки рассеялись,

 И солнышко повышло вновь.

 Ко мне вернулся муж,

 Вернулся мил-надежа мой.

 (Туман мало-помалу рассеивается, на месте его виднеется Волхова-река широкая, соединенная с Ильмень-озером, освещенная золотыми лучами восходящего солнца.)

 САДКО

 Чудо чудное, диво дивное!

 По лугам бежит, по пескам течет

 Речка быстрая, светловодная.

 ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА

 Чудо чудное!

 По лугам бежит речка быстрая.

 САДКО

 То река Волхова глубокая!

 (По реке в сторону озера бегут корабли; впереди всех Сокол-корабль; на нем дружина Садка.)

 ДРУЖИНА (вдали)

 А и вверх по широкой реке

 Бегут-побегут тридцать кораблей,

 Тридцать кораблей и един корабль.

 ДРУЖИНА (ближе)

 А и все корабли-то, что соколы, летят,

 А Сокол-то корабль легкой птицею,

 Легкой птицею, белым кречетом.

 (Сокол-корабль подходит к берегу.)

 А на том корабле сидят молодцы,

 Самого Садка целовальнички;

 А и сам-то Садко, добрый молодец,

 На крутом бережку с молодой женой,

 Он дружинушку дожидается!

 САДКО

 За песню отдал царь морской

 Садку царевну Волхову,

 И протекла река

 Быстра и глубока.

 Нам путь пролег

 В раздолье всей земли.

 В далекие края.

 ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА

 В раздолье всей земли

 Нам путь пролег;

 То песней ты своей, Садко,

 Реку глубокую сманил,—

 И протекла река

 Быстра и глубока.

 (Корабль останавливается. Дружина сходит по сербряной  сходенке.)

 ДРУЖИНА

 А и здравствуй, Садко, добрый молодец!

 САДКО (обнимаясь с дружиною)

 А и здравствуй, дружина хоробрая,

 Целовальнички мои верные!

 (Подходят толпы народа новгородского, гости торговые и всякий люд. Между ними — настоятели, Нежата, Дуда, Сопель, варяжский, индейский и веденецкий торговые гости. Все дивуются на широкую реку.)

НАРОД

 Чудо чудное, диво дивное!

 То река!

 Протекла река в Новегороде,

 Протекла река широка-глубока.

 НЕЖАТА, 1-й НАСТОЯТЕЛЬ И ИНДЕЙСКИЙ ГОСТЬ

 Знать, песнею Садко

 Реку глубокую сманил.

 Во славу Новгороду,

 В далекий край.

 ВЕДЕНЕЦКИЙ, ВАРЯЖСКИЙ ГОСТИ и 2-й НАСТОЯТЕЛЬ

 Проложен путь к синю морю,

 В далекие края.

 НАРОД

 Пробежали по ней корабли

 Самого Садка, гостя славного.

 А и сам-то Садко с молодой женой

 На крутом бережку дожидается.

 НАРОД

 А и здравствуй, Садко, именитый гость!

 САДКО

 А и здравствуйте, люди новгородские!

 А и здравствуй же ты, славный Новгород!

 МУЖЧИНЫ

 Без речей твоих правды нет у нас.

 Супротив тебя гостя выше нет.

 Где гулял, скажи, добрый молодец?

 Как река прошла у Новгорода?

 ЖЕНЩИНЫ

 Без тебя мы все стосковалися,

 Без умильныих твоих песенок.

 САДКО

 Я-то, Сад-Садко, только петь горазд,

 Нет, повыше меня славный Новгород!

 В сторонах гулял я дальних.

 Пел, играл земли раздолью.

 Звери, птицы собиралися,

 Травы, дерева склонялися.

 НАРОД

 Слава, слава!

 САДКО

 А царевны соходились,

 Сотекались речки быстры,

 С Волховой-царевной ясною,

 С Волховой-рекой глубокою.

 НЕЖАТА

 Ой же, звонкая ты песня,

 Всем великая примана!

 Всем желанная ты гостюшка,

 Всем в кручине утешеньице!

 НАРОД

 Ой ты, песня, всем примана!

 ИНДЕЙСКИЙ ГОСТЬ

 От земли индейской гостю слава!

 НАРОД

 Слава! Слава!

 САДКО

 Соходил я на морское дно,

 Стал играть царю подводному;

 Расплясался грозен царь морской

 Со царицей Водяницею.

 Поднялась волна свирепая,

 Стали бусы корабли тонуть.

 НЕЖАТА

 Богатырская ты песня!

 НАРОД

 Ой ты, песня!

 НЕЖАТА

 Под поднебесью шел гул твой.

 НАРОД

 Всем ты радость!

 НЕЖАТА И САДКО

 Сила пробуждалась спящая,

 Сине море всколебалося.

 КАЛИКИ ПЕРЕХОЖИЕ

 А и слава ти, боже-господи!

 Слава сильныим всем богатырям,

 Земли русския защитителям,

 За честной народ заступителям.

 ИНДЕЙСКИЙ ГОСТЬ

 Финикс птицы пенье

 Сладко и могуче;

 Садка песни удалее,

 Голос звонкий слаще.

 НАРОД

 Слава! Слава!

 ВЕДЕНЕЦКИЙ ГОСТЬ

 Веденец, город дальний,

 Мать городам всем славшим,

 Шлет тебе слово.

 Здравствуй на многи лета!

 ВАРЯЖСКИЙ ГОСТЬ

 От стран полуночных варяги

 Шлют тебе привет.

 САДКО

 Помолитесь за старца могучего,

 Что явился ко часу — ко времени,

 Усмирил, утишил бурю-непогодь

 И морского царя потопил на дно,

 Обещал защитить новгородский люд,

 А и тут повелел Волхове пройти.

 Вы ж звоните, звоны новгородские!

 (Берет гусли и запевает.)

 Слава старчищу, память могучему!

 ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА, НЕЖАТА И НАСТОЯТЕЛИ

 Слава старчищу, память могучему!

 САДКО

 За честной народ заступителю!

 ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА, НЕЖАТА И НАСТОЯТЕЛИ

 За честной народ заступителю!

 (Из Новагорода доносится колокольный звон.)

 НЕЖАТА

 Слава, слава, слава!

 Богу-господу слава!

 Слава, слава, слава!

 Во всю землю слава!

 Слава, слава, слава!

 Слава!

 ЛЮБАТА БУСЛАЕВНА

 Слава, слава, слава!

 Богу-господу слава держава,

 Во всю землю слава!

 Слава!

 КАЛИКИ ПЕРЕХОЖИЕ

 Волхову-реку Новгороду дал бог,

 Чрез озера к морю путь нам проложил.

 По всем речкам, по озерам и морям

 Мы безданно и беспошлинно пройдем,—

 Царь морской не будет властвовати.

 Слава!

 САДКО

 Слава, слава, слава, слава!

 Во всю землю слава!

 Слава, слава, слава, слава!

 Слава!

 НАСТОЯТЕЛИ И ГРУППА НАРОДА

 Волхову-реку Новгороду он дал,

 Чрез озера к морю путь нам проложил.

 По всем речкам, по озерам и морям

 Мы безданно и беспошлинно пройдем.

 Слава!

 ОСТАЛЬНОЙ НАРОД

 Слава, слава! Слава держава!

 Слава!

 (Дуда и Сопель ударяют в бубны.)

 ДУДА

 Гой ты, гой еси, грозен царь морской!

 Голова твоя — что сенна копна!

 Расплясались вы со царицею,

 Корабли бусы топить вздумали.

 СОПЕЛЬ И ДУДА

 А и сами тут на дно сгинули.

 Слава!

 (Нежата играет на гуслях.)

 НЕЖАТА И НАРОД

 То старина славна, то и деянье

 Старцам угрюмым на потешенье,

 Молодцам, девицам на поученье,

 Всем на услышанье.

 ЛЮБАВА БУСЛАЕВНА И САДКО

 То старина, старина славна.

 ВСЕ

 Морю синему слава!

 Волхове-реке слава!

 Слава!