Тамара Ильинична Синявская

Статья в работе

Тамара Синявская - имя, вписанное золотыми буквами в историю мировой оперной сцены. В прошлом году отмечался 70-летний юбилей певицы. И более сорока лет из них Тамара Ильинична отдала сцене Большого театра, в котором исполнила практически все крупные партии для меццо-сопрано. Она заведующая кафедрой вокального искусства факультета музыкального театра Российской Академии театрального искусства (ГИТИС), профессор. В этом году выходит третий сезон проекта "Большая опера" и мы с нетерпением ждем новых выпусков, чтобы еще раз полюбоваться этим блестящим преподавательским тандемом: Синявская - Образцова. Ну и наконец, зачем нам искать повод для того, чтобы поговорить о народной артистке Советского Союза Тамаре Синявской!
Татьяна Синявская родилась 6 июля 1943 года. Петь она начала очень рано — примерно с трех лет. И исполняла она тогда в основном песни из популярных кинофильмов. «У моей матери в молодости был хороший голос. Вероятно, поэтому я с детства тоже любила петь», – вспоминала Тамара Ильинична. – Я заходила в парадные с хорошей акустикой, там мраморные, высокие потолки, мраморный пол, старые резные лестницы... В одном парадном попою, пока кто-нибудь не выйдет, не спросит: «Кто это здесь распевает?», – и перехожу в другой. Так у меня были «парадные концерты» в каждом парадном нашего дома на улице Мархлевского».
А в шесть лет она поступила в танцевальную группу в Московский городской Дом пионеров, но с танцами не сложилось. И она в десять лет перешла в Ансамбль песни и пляски под управлением В.С. Локтева. Владимир Сергеевич обратил внимание на звонкое сопрано девочки. Детский коллектив много и успешно выступал, в том числе и в Чехословакии, что не могло не нравиться маленькой Тамаре.. Изменения в Изменения в голосе начались, как всегда это бывает совершенно неожиданно. Звук становился все ниже и вскоре колоратурное сопрано стало превращаться в альт. Большой трагедии в этом, конечно не было, но девочке нравился репертуар именно для сопрано. В данной ситуации очень выручил Локтев. Он объяснил, что меццо-сопрано, напротив более редкий и очень красивый голос.
По окончании десятого класса Тамара Синявская по совету наставника поступила в Музыкальное училище при Московской государственной консерватории, где занималась у Л. М. Марковой, а затем у О. П. Померанцевой, которая писала о ней: «Это была очень старательная и трудолюбивая студентка. Буквально на наших глазах вырастала интересная, яркая певица с большими возможностями». В это же время она начинает работать в «засценном» хоре Малого театра. Одновременно учиться и работать - зачем? Набираться опыта, перенимать мастерство? Да, конечно, но была и еще одна сверх задача - помочь маме содержать семью. И тем не менее на выпускном экзамене в 1964 году она получила оценку «пять с плюсом». Вспоминая о том экзамене певица говорила: «Я пою и получаю записочку на нотной тетради: “Тамара, мой педагог говорит, что тебе надо пойти прослушаться в стажерскую группу Большого. Тебя примут”. И, получив эту записочку, я побежала в Большой театр…»
И вот летом того же года в Большом театре под председательством Е.Ф. Светланова состоялся конкурс в стажерскую группу. Всех конкурсантов представляли, обязательно при этом называя их возраст.
И вот объявляют Синявскую, которой на тот момент всего 21 год. Кто-то в зале засмеялся: «Скоро уже из детского сада будут в Большой театр приходить». На третьем туре испытаний конкурсантке предстояло без репетиции петь под аккомпанимент симфонического оркестра перед комиссией в которую кроме Е. Светланова входили еще: Г.Рождественский, Б.Покровский, И.Архипова и Г.Вишневская. И вновь перед выступлением в зале смех. Певица «со злостью» спела арию Вани, затем «прокричала» арию Далилы и в слезах убежала за кулисы. Наградой за мужество и мастерство прозвучали тогда несмолкающие зрительские аплодисменты. Публика и жюри по достоинству оценили насыщенный тембр контральто, звучащего мягко и ровно во всех регистрах. Решением комиссии Тамара Синявская была принята несмотря на возраст и отсутствие консерваторского образования в стажёрскую группу, а через год и в основную.
Дебютной ролью для Тамары Синявской стал Паж в «Риголетто». Волнение перед премьерой сыграло с певицей злую шутку. Она начала петь медленнее, чем требовалось. Но, к счастью, исполнительнице удалось справиться с эмоциями и блестяще завершить своё выступление.
Большую роль в жизни любого артиста играет случай. Использовать его особенно важно когда ты еще молод и не «засиделся» в одном амплуа. Труппе Большого театра предстояли очередные гастроли в Милане. А для оперы «Евгений Онегин» в Москве потребовалась исполнительница партии Ольги. Дебют в «Онегине» получился очень удачным. Вместе с партнером Виргилиусом Норейко они исполнили спектакль на одном дыхании. Успех был настолько большим что певица непросто прочно заняла своё место в основном составе театра, но и по признанию специалистов стала одной из лучших исполнительниц партии Ольги в опере.
После «Евгения Онегина» зрителям запомнился ее Ратмир в опере Глинки «Руслан и Людмила». Критики выделяли среди прочего вокальные, актерские и внешние данные, ее обаяние и молодость. Были и небольшие критические замечания к ее верхним нотам. Главным же результатом успеха постановки для Синявской стало окончательное решение перевода артистки из стажёров в солисты. Синявской удалось исправить все недостатки и покорить зрителей и специалистов своим блистательным испонением Ратмира, но случилось это несколько позднее в 1972 году, когда Большой вновь поставил «Руслана и Людмилу».
С одной стороны ошеломляющий успех для молодой начинающей исполнительницы. С другой строны Тамара Синявская понимала, что способна на большее. Однако, в партиях для высокого мецо-сопрано все еще возникали трудности. Поэтому приходилось много работать над расширением своего голосового диапазона. «Я отвоевывала по нотке», скажет она позднее. Синявская понимала что эта работа была очень важна для расширения творческого репертуара. И усилия не прошли даром. Кончаковна в «Князе Игоре» Бородина появилась во многом благодаря именно этой работе. «Превосходно раскрылось наполненное, красивого тембра меццо-сопрано певицы в протяженной, медленной каватине «Меркнет свет дневной», отлично
звучали ноты нижнего, грудного регистра. И при этом голос сохранял виртуозную подвижность, гибкость. Безукоризненно точной была интонация», — писал журнал «Советская музыка». Не менее восторженные эпитеты звучали и от зарубежной прессы. Вот что, например, писали французские искусствоведы во время гастролей Большого во Франции: «Открытием спектакля бесспорно явилась
Тамара Синявская — прекрасная чувственная Кончаковна, обладающая волнующим контральто».
В 1968 году Т. Синявская побеждает на IX Международном фестивале молодежи и студентов в Софии. А в 1969 году она получает Гран-при и золотую медаль на Международном конкурсе
вокалистов в городе Вервье (Бельгия). Синявская тогда блистательно исполнила: «Сегидилью» из «Кармен»; Ваню из «Ивана Сусанина»; арию из «Фаворитки» (Г. Доницетти) и романс Чайковского «Ночь», за который получила специальную премию. «Синявская – это просто чудо. Голос совершенно необычный по широте диапазона и по тембру во всех регистрах», - писал тогда журнал «Ле Курье». А в 1970 году была еще одна замечательная победа на VI Международном конкурсе имени П. И. Чайковского. В этом же году Тамаре Ильиничне была присуждена Премия Московского комсомола за высокое исполнительское мастерство, большую
концертную деятельность, за активную пропаганду шедевров русской и советской музыки.
Этот год был знаменателен еще и тем, что Тамара Синявская окончила обучение в ГИТИСе. Она поступила в Государственный институт театрального искусства имени А.В. Луначарского в 1968 году сразу на 3-й курс и училась на факультете актеров музыкальной комедии в классе Д.Б.Белявской.
Опера Римского-Корсакова «Царская невеста» - еще один этап становления мастера. «Я помню, кажется, все, что с ней связано, – говорила Тамара Ильинична, – помню точно дату своего дебюта в «Царской невесте» – 1 апреля 1972 года. С тех пор мы неразлучны. Поем, думаем, страдаем, радуемся – всё делаем вместе…». Начинала Синявская работу над этой оперой с роли Сенной девушки. Потом была Дуняша - подруга Марфы. Она сумела обратить на себя внимание в небольшой роли в «Псковитянке» — в одноактной опере «Боярыня Вера Шелога» (служащей прологом к спектаклю), в которой Синявская спела партию Надежды. Потом была Любава в опере «Садко» с изумительными по звучанию верхними нотами. Думаю, что такое погружение в музыку Римского-Корсакого стало важным моментом для певицы и именно оно помогло шаг за шагом подойти к образу «своей» Любаши. И вот что писала о ее исполнении Ирина Архипова: «Тамара очень удачно спела Любашу в «Царской невесте», так глубоко, проникновенно, с душой, что думалось — это ее коронная роль». Сама же Т. Синявская вспоминала такой случай связанный с партией Любаши: «Меня ни на минуту не оставляли мысли о ней — повторяла про себя ее слова, искала нюансы речи. И вот еду в метро, думаю о том, как должна произнести Любаша фразу «Нет, быть не может! Ты меня не кинешь!», обращенную к Грязному. Пробую, повторяю еще и еще. Вдруг замечаю недоуменные взгляды пассажиров и слышу собственный голос: «Ты меня не кинешь!» Увлеклась и запела вслух». С «Царской невестой» связан и ещё один очень важный эпизод в жизни Тамары Ильиничны. На гастролях в Казани ей преподнесли среди прочих огромный букет от любимого человека. Впрочем, вот что вспоминала сама певица: «...Я пела Любашу в «Царской невесте», и в антракте, когда я вышла на поклон, мне поднесли огромный букет. Меня за ним даже видно не было. Там было сто пятьдесят четыре гвоздики! Представляете, что это за букет? Весь зал ахнул...»
Помните у М. Булгакова: «Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви..?» Думаю, что нельзя назвать то, что произошло летом 1972 года иначе, как судьбой. Популярный эстрадный певец Муслим Магомаев гостил в Баку у именитого оперного исполнителя Ивана Козловского. Друзья смотрели телевизор, по которому показывали Международный конкурс им. П.И. Чайковского. И вдруг, на сцену выходит молоденькая девушка и начинает петь и как петь... «Вот это меццо-сопрано! Настоящее!», только и сможет тогда произнести Муслим Магамаев. И вот Т. Синявской поступает приглашение на фестиваль искусств в столицу Азербайджана. Обычные гастроли круто меняют жизнь Тамары Синявской и Муслима Магомаева. Их познакомил Роберт Рождественский. Магамаев представился: «Муслим». На что Синявская ответила: «И вы еще представляетесь? Вас ведь знает весь Союз!» Их роман начинался на улочках древнего Баку. Они исчезали, растворялись в городе. Друзья не могли их найти, а им было просто интересно друг с другом.
Но вскоре пришлось возвращаться в Москву. Наверное, именно в этот момент они поняли, что уже не смогут друг без друга. Надо сказать, что в период, о котором идет речь Тамара Синявская уже была замужем. У них была крепкая семья и прекрасные отношения с мужем. Нужно было что-то решать, но принять решение было непросто. Расставить вес точки над i помогла стажировка в миланском театре Ла Скала в Италии в 1973-74 годах. Муслим звонил любимой каждый день не считаясь с огромными счетами за разговоры. Телефонный роман длился целый год. Вернувшись на родину Синявская решается на серьёзный разговор с мужем за которым последовал развод.
Однако, повторно выйти замуж Синявская решилась только в конце 1974 года. Свадьба состоялась в ноябрьской Москве в ресторане «Баку». Под окнами которого на морозе «дежурили» поклонники кумира. И Магомаев спел тогда для своих поклонников несмотря на холод прямо из окна ресторана. Вслед за московской была еще и бакинская свадьба, организованная большим другом Муслима - Гейдаром Алиевым.
В 1978 году Татьяна Ильинична впервые вышла на сцену Большого театра в образе Кармен в одноимённой опере Бизе. Она долго шла к этой роли. И в этом фильсофия творчества Синявской. Вжиться в образ и в то же время привнести в него своё собственное прочтение Кармен - вот что было одной из главных задач при работе над оперой. Другой не менее важной задачей была хореография. Пластика, движения и голос должны были слиться в единую композицию. При этом важно было, чтобы танец Кармен не мешал бы ее дыханию. К этому добавлю, что работая над хореографией Камен Синявская обращалась к прославленному мастеру Марине Тимофеевне Семёновой. Ну и наконец третья самая главная задача вокальное исполнение. Синявской удалось справиться со всеми этими задачами и наградой за это был неизменный успех Кармен-Синявской.
Думаю, что вы со мной согласитесь, что лучшая «проверка на зрелость» для обладательниц меццо-сопрано это вердиевский репертуар. Первым опытом для Т. Синявской стала Ульрика в «Бале-маскараде». Здесь по мнению оперной критики Синявская открылась для публики не только как выдающаяся оперная исполительница, но и как драматическая актриса. Ее прочтение образа предсказательницы Ульрики было несколько переосмыслено. Мудрость провидицы - вот на чём сделала акцент певица в своём исполнении. Другим не менее замечательным было исполнение Азучены в «Трубадуре». Синявская не стала делать свою героиню, как она сама говорила, «страшной старухой». Она наоборот показывает всю внутреннюю силу этой женщины, ее веру в неотвратимость возмездия.
На русской оперной классике, как на фундаменте, во все времена стоял репертуар Большого театра. Поэтому давайте поговорим об этой стороне творчества Т.И. Синявской. «Борис Годунов» - на мой взгляд это визитная карточка Большого. Этой оперой неизменно открывается новый сезон театра. Поэтому участие в этом спектакле не только честь, но и большая ответственность. Синявская исполнила в этой опере небольшую, но очень яркую роль Марии Мнишек. А потом была Марфа в «Хованщине». Марфа-Синявская - это сильная духовно, любящая Досифея и страдающая натура. Она дитя времени, в котором живёт и она прекрасно осознает все, что вокруг неё происходит. Отсюда и ее предсказание во время гадания князю Галицыну.