Князь Игорь

История создания оперы «Князь Игорь»
Краткое либретто оперы «Князь Игорь»
Полное либретто оперы «Князь Игорь»

История создания оперы «Князь Игорь»

Не часто жизнь произведения искусства начинается раньше, чем оно создано. Но с «Князем Игорем» Бородина случилось именно так: фрагменты из оперы стали известны и имели успех у публики задолго до того, как она была окончена. В 1876 году в программу концерта под управлением Римского-Корсакова вошел монументальный хор «Слава», тремя годами позже в концертном же исполнении прозвучали песня Владимира Галицкого, половецкие пляски и ряд других номеров оперы. «Князь Игорь» ожидался с интересом и в столицах и на периферии...
Необычен автор «Князя Игоря», Александр Порфирьевич Бородин — ученый-химик, для которого музыка, по собственному признанию, лишь «побочное занятие, отдых от более серьезных трудов».
Необычна и сама история создания этого произведения.
Шел 1869 год, когда Бородин приступил к работе над «Князем Игорем». К тому времени им были уже написаны Первая симфония и ряд романсов, рождался замысел Второй («Богатырской») симфонии. План оперы (на сюжет «Слова о полку Игореве»), набросанный за одну ночь, предложил В. В. Стасов — большой друг русского искусства, идейный вдохновитель творческого содружества, вошедшего в историю под им же данным названием «Могучая кучка».
Все привлекало Бородина в сюжете, все служило благодарным материалом для музыкального воплощения— замечательные страницы отечественной истории, древняя Русь, «широкие эпические мотивы, национальность, разнообразнейшие характеры, страстность, драматичность, Восток в многообразнейших его проявлениях» (Стасов).
«Мне этот сюжет ужасно по душе»,— признался тогда композитор. Несмотря на огромную занятость (научная работа, преподавание в Медико- хирургической академии), Бородин, по свидетельству Стасова, «перечитал все, что только могло относиться к его сюжету... летописи, трактаты, сочинения о «Слове о полку Игореве», переложения его в стихи и прозу, исследования о половцах; он читал, сверх того, эпические русские песни, «Задонщину», «Мамаево побоище» (для сцены жен, прощающихся с мужьями), эпические и лирические песни разных тюркских народов (для княжны Кончаковны и вообще всего половецкого элемента).
Наконец, от В. Н. Майнова он получил некоторые мотивы из песен финско-тюркских народов, и через него же, от знаменитого венгерского путешественника Гунфальви, музыкальные мотивы, записанные им в Средней Азии или у потомков древних половцев, живущих еще и до сих пор несколькими селениями в одном округе Венгрии...»
Вскоре выло создано несколько номеров будущей оперы. И вдруг, неожиданно, Бородин отказался от замысла и не столько от «Князя Игоря», сколько от оперы вообще: «Куда мне, в самом деле, связываться с оперою,— писал он тогда жене.— Труд и потеря времени громадная; постановка неверна еще; да если и поставят, то где мне возиться с целым ворохом мелких хлопот, неприятностей, с дирекцией, с артистами, с репетициями и пр. А сюжет между тем как ни благодарен для музыки, вряд ли может понравиться публике.
Драматизма тут мало, движения сценического почти никакого. Наконец, сделать либретто, удовлетворяющее и музыкальным и сценическим требованиям,— не шутка.
У меня на это нехватает ни опытности, ни уменья, ни времени. Успех оперы ничем не обеспечен...»
К чисто творческим сомнениям, к невольным думам о судьбе «Князя Игоря» присоединяется и другое — в Бородине временно побеждает симфонист: «заветную мечту — написать эпическую русскую оперу» заслоняет создание «Богатырской» симфонии.
Только в 1874 году Бородин возобновил работу над «Князем Игорем». И, однако, произведению, писавшемуся урывками, с большими перерывами в течение многих лет, так и не суждено было быть завершенным.
27 февраля 1887 года Бородин внезапно скончался.
Друзья по творчеству и «Могучей кучке» — Римский-Корсаков и Глазунов, четко распределив между собой работу, во всем советуясь друг с другом, дописали «Князя Игоря», использовав черновые наброски композитора и восстановив по памяти недостающие номера (в том числе и увертюру), не раз слышанные ими во время бесед и совместных обсуждений с Бородиным. Они же доинструментовали отдельные части оперы.
Настал и день премьеры «Князя Игоря». Она состоялась 4 ноября 1890 года в Петербурге на сцене Мариинского театра. В спектакле участвовали крупнейшие артисты — И. А. Мельников (Игорь), М. М. Корякин (Кончак), М. А. Славина (Кончаковна), М. А. Дейша-Сионицкая (Ярославна). Даже во второстепенной роли Скулы выступил замечательный певец и актер Ф. И Стравинский.
Новое произведение Бородина публика встретила восторженно: несколько номеров было повторено; опера, по словам Римского-Корсакова, «привлекала к себе горячих поклонников, особенно между молодежью».
«Бородин—младший брат Глинки, «Игорь»—младший брат «Руслана»; «Князь Игорь»—опера патриотическая в лучшем смысле этого слова, близкая сердцу всякого русского»,— отмечали рецензенты сразу после премьеры.
С тех пор «Князь Игорь» идет на оперных сценах почти всех театров нашей стра­ны и во многих театрах за рубежом, неизменно вызывая у нас чувство гордости за родное русское искусство.
«Князь Игорь» — единственная опера Бородина — стала одним из любимых произведений многих миллионов слушателей — музыкантов-профессионалов и лю­бителей. Волнует и в то же время пленяет, как все, что вечно живет и вечно прекрасно, любая страница оперы: будь то несокрушимая, хотя и сдержанная в своей торжественности, народная мощь пролога или полный страсти и неги половецкий акт; героическая, ставшая знаменитой, ария Игоря «О, дайте, дайте мне свободу» или проникнутый духом народной поэзии плач Ярославны; разудалая песня князя Галицкого или по-восточному томная и чувственная каватина Кончаковны.
Поход на степных кочевников половцев Новгород-северского князя Игоря Святославича вместе с братом Всеволодом, сыном Владимиром и племянником Святославом Ольговичем — такова тема «Слова о полку Игореве», ценнейшего памятника русской художественной литературы, созданного неизвестным автором более семи с половиной веков назад, 1185 год. Предпринятый без сговора с Киевским князем Святославом, поход Игоря, несмотря на одержанную вначале победу, храбрость и героизм русских воинов, окончился поражением. Раненый Игорь и три других князя попали в плен. Побитой или плененной оказалась и почти вся дружина. Тяжелые бедствия обрушились на народ: поход, стоивший больших жертв, вновь открыл половцам дорогу на Русь. Однако Игорю с помощью крещеного половчанина Овлура удалось бежать из плена и возвратиться на родину.
Сжато и просто, но вместе с тем эмоционально, художественно убедительно повествуется в «Слове» о событиях «давно минувших дней».
Автору «Слова» дорога родная Русь: в предчувствии неизбежной беды он тревожится за исход Игорева похода (эпизод затмения солнца); как воин участвует на поле брани; скорбит вместе с женами, потерявшими своих мужей, тоскует по Игорю вместе с Ярославной; страстно призывает князей к объединенному выступлению против половцев «за землю Русскую, за раны Игоря, удалого Святославича»; наконец, радуется вместе со всеми возвращению Игоря, с горячей верой в победу провозглашая здравицу «князьям и дружине, что встают за христиан на поганые полки!»
Кратки, но образны в «Слове» характеристики героев — непримиримого врага половцев Игоря; его жены Ярославны, горько плачущей по мужу и его воинам; доблестной рати русской.
Либретто оперы композитор написал сам. Тему «Слова о полку Игореве», его патриотическую идею Бородину удалось воплотить глубоко, полно и ярко. Он сумел наметить и выявить линии драматургического развития, сделать удачную расстановку действующих лиц, удачное размещение сцен, а в них — кульминаций.
В либретто не ощущается ничего, что бы уводило в сторону от центральных событий или затягивало драматическое действие. В этом отношении, как и «Слово», оно сжато, динамично.
Во многом Бородин следует за подлинником. В «Слове» и опере совпадают основные узловые моменты в развитии сюжета, их роль и последовательность: затмение солнца, обращение Игоря к войску, «Плач Ярославны», бегство Игоря из плена; сохраняется в опере и принцип контраста (русские — половцы). Как для автора «Слова», так и для Бородина Игорь — доблестный воин-патриот, никогда не отступающий от своих этических принципов, а Ярославна — воплощение супружеской любви и преданности своему «ладе».
Иногда Бородин приближается к «Слову» и стилистически и текстуально. Таковы прежде всего «Слава», «Плач Ярославны», обращение Овлура к Игорю (третий акт), а также отдельные выражения, рассеянные по либретто, вроде «испить шеломом Дона».
Вместе с тем либретто значительно отличается от своего литературного первоисточника. В него введены новые действующие лица: скоморохи-гудочники Скула и Брошка—броская бытовая «деталь» эпохи; брат Ярославны—князь Владимир Галицкий, ханская дочь—красавица Кончаковна, няня Ярославны, половецкая девушка. Лишь упоминаемый в «Слове» Кончак стал одним из центральных персонажей половецкого акта. Образ этого грозного васточного властителя и отважного, под стать Игорю, воина, способного уважать и любить за доблесть, «удаль в бою» даже противника, раскрывается в его арии-автопортрет.
Специфика театра, оперной драматургии требовали использования таких форм, как хор, балетные сцены,— в либретто появились и массовые действующие лица: русские князья и княгини, бояре и боярыни, старцы, русские ратники, девушки, народ, а также половецкие ханы, подруги Кончаковны, невольницы (чаги) Кончака, русские пленники, половецкие сторожевые и войско.
Все это заметно изменило развитие сюжета, внесло в оперу новые контрасты, рельефно выделяющие отдельные образы и сценические ситуации. Наглый, разгульный, мечтающий «сесть князем на Путивле» Галицкий противопоставлен князю Игорю; от введения ярких «половецких» образов выиграло соотношение драматургических планов, обнаружилась острая конфликтность; народные сцены более подчеркнули фен, на котором развертывается действие, и т. д.
Многограннее и глубже, чем в «Слове», образы главных героев оперы. Вкладывая в уста Игоря слова:

Чего бояться нам?
Идем за правое мы дело,
За веру, родину, за Русь!

(пролог, обращение к войску во время затмения солнца) или:

Нельзя нейти, поверь ты мне, да,
Нельзя нейти, нам долг и честь велят.

(там же, Ярославне), Бородин значительно усиливает патриотические черты образа. Кульминацией в этом отношении является ария Игоря во втором действии, а в ней —
«Я свой позор сумею искупить!
Спасу я честь свою и славу, я Русь от недруга спасу!»

Игорь-человек раскрывается' и в других эпизодах оперы. Вспомним сцену с Овлуром: «Мне, князю, бежать
из плена потайно?.. Подумай, что ты говоришь!.. Ведь я у хана на поруках...» — или сцену с Кончаком: «Нет, негоже князю лгать!..», особенно — полные проникновенного лиризма сцены с Ярославной (пролог, финал).
Рисуя на протяжении всей оперы волевой, сильный, мужественный характер, Бородин только раз дает иной облик героя — когда погруженный в тяжелые думы-воспоминания о «бранной славы горестном конце» похода, о родной земле и Ярославне, он в порыве на миг вспыхнувшего отчаяния вдруг остро осознал свое бессилье.
Образ Ярославны возник из ее «Плача»—одного из редких, бесценных памятников древнерусской поэзии.
Верная, любящая супруга, Ярославна тревожится за исход похода Игоря в сцене прощания: «Умом я все понять могу; я поняла, но с сердцем вещим совладать не в силах я, о нет!» (пролог), жгучей тоской по мужу полно ее ариозо из первого действия («Немало времени прошло с тех пор...»), глубокая скорбь и мольба о помощи в обращении к силам природы пронизывают плач (четвертое действие), с восторгом встречает Ярославна Игоря, вернувшегося из плена. Справедливой защитницей, пользующейся любовью окружающих, выступает она в сцене с девушками и Владимиром Галицким, твердой и мужественной — в сцене с боярами (первое действие).
Высокие нравственные качества роднят Ярославну с Игорем, приближают ее к идеалу русских женщин, запечатленных о литературе и музыке.
В отличие от Игоря и Ярославны, образ Владимира Игоревича не столь закончен. Фактически его характеристика исчерпывается каватиной «Медленно день угасал» и последующей любовной сценой с Кончаковнои.
Либретто «Князя Игоря» замечательно и по своим поэтическим качествам. Стихотворная форма в нем тонко согласуется с музыкальным метроритмом. Выдерживая стиль эпохи, сохраняя народный колорит, Бородин нередко прибегает к образным сравнениям — «И, словно месяц, на небе солнце стоит серпом!» (пролог), «Словно цветик на безводье, сердце наше на бездолье» (второе действие), «Подобен солнцу хан Кончак» (третье действие) и т. д., а также к отдельным древне­русским выражениям, оборотам речи и словам, например: «сесть князем», «Игорь-то далече», «князь-от Галицкий», «и допрежь сего», «лада».
В подлинно народном духе написаны тексты песен Скулы и Брошки, половецких девушек.
Тип оперы, естественно вытекающий из природы «Слова» (героический эпос), не предполагал интенсивного развития образов и событий. Поэтому в «Князе Игоре» преобладают портретная характеристика действующих лиц, картинность, данная в сопоставлении.
По своей идейности, драматизму и яркости воспроизведенных переживаний, по глубине и искренности чувств опера «Князь Игорь» — одна из вершин не только в творчестве Бородина, но и во всей мировой музыкальной классике.
Т. Голланд

Краткое либретто оперы «Князь Игорь»

 

Действующие лица

Игорь Святославич, князь Северский (баритон)
Ярославна, его жена во втором браке (сопрано)
Владимир Игоревич, его сын от первого брака (тенор)
Владимир Ярославич, князь Галицкий, брат Ярославны (высокий бас)
Кончак, половецкий хан (бас)
Кончаковна, его дочь (контральто)
Гзак, половецкий хан (без речей)
Овлур, крещёный половчанин (тенор)
Ерошка, гудошник (тенор)
Скула, гудошник (бас)
Половецкая девушка (сопрано)
русские князья и княгини, бояре и боярыни, старцы, русские ратники, девушки, народ, половецкие
ханы, подруги Кончаковны, невольницы (чаги) хана Кончака, русские пленники, половецкие сторожевые

Действие происходит в Путивле (пролог, 1-е и 4-е действие) и в половецком стане (2-е и 3-е действие) в 1185 году.

Пролог

Площадь в Путивле заполнена людьми. Князь Игорь готовится к походу против половцев. Народ и бояре величают Игоря, его сына Владимира, князей, славят дружину, надеются на успешное завершение похода - хор «Солнцу красному слава!».
Внезапно темнеет, это солнечное затмение. Люди видят в нём дурное предзнаменование и уговаривают Игоря остаться, но Игорь непоколебим. Он обходит ряды дружинников и ратников.
Два гудочника, Скула и Ерошка, струсив, решают пойти на службу к Владимиру Ярославичу,князю Галицкому, чтобы остаться целыми и жить сытно и пьяно. Ярославна умоляет Игоря остаться, но он отвечает, что ему велят идти в поход долг и честь. Он поручает заботиться о жене князю Галицкому, брату Ярославны.

Первое действие

Княжеский двор князя Галицкого. Гости пьют и веселятся. Народ и Скула с Ерошкой в разгульной
песне славят князя и рассказывают об украденной для него девушке. Галицкий выходит на крыльцо и поёт о том, что не любит скуки, мечтает весело пожить и править в Путивле - песня «Только б мне дождаться чести». Сестру князь Галицкий хочет отправить в монастырь.
Во двор вбегает толпа девушек. Владимир выкрал их подругу, они просят отпустить её- хор «Ой, лихонько, ой горюшко). Князь говорит, что девушке у него не так уж и плохо и прогоняет девушек.

Горница в тереме Ярославны. Ярославна исполняет ариозо «Немало времени прошло с
тех пор». Она тревожится, что от Игоря давно нет вестей, вспоминает время, когда Игорь был с ней,
говорит, как страшно и тоскливо ей сейчас, как она страдает.
Девушки, пришедшие в княгини, рассказывают княгине о князе Галицком о том, как Владимир выкрал их подругу, и просят Ярославну заступиться и вернуть девушку.
Входит князь Галицкий, девушки убегают. Ярославна упрекает Владимира, что он выкрал девушку и напоминает Владимиру, что пока власть у неё, и требует отпустить украденную девушку. Владимир зло отвечает, что эту освободит, но заберёт себе другую, и уходит. Ярославна, оставшись одна, признаётся, что ей борьба не по силам, и молит о скорейшем возвращении Игоря.
Входят думные бояре, друзья Ярославны. Они пришли с плохими новостями - хор «Мужайся, княгиня». Бояре рассказывают, что на Путивль идёт хан Гзак, русская рать разбита, а Игорь вместе с братом и сыном попали в плен. Ярославна не знает, что делать, но бояре убеждены, что Путивль выстоит - хор «Нам, княгиня, не впервые под стенами городскими у ворот встречать врагов».

Второе действие

Половецкий стан. Вечер. Девушки-половчанки танцуют и поют песню. Кончаковна, молодая дочь
хана Кончака, влюблённая в княжича Владимира, ждёт свидания. О своей любви она поёт в каватине «Меркнет свет дневной».
Князь Игорь томится в плену и тяготится своей неволей. Он поёт знаменитую арию «Ни сна, ни отдыха измученной душе».
С князем украдкой заговаривает крещёный половчанин Овлур. Он говорит, что князь должен бежать, чтобы спасти Русь, и предлагает достать коней. Игорю кажется бесчестным бежать тайно, он не желает нарушить данное хану Кончаку княжеское слово, но потом решает подумать.
Появляется хан Кончак. Он приветствует Игоря, обращается к нему с уважением и доверием ария «Здоров ли, князь?». Кончак предлагает Игорю свободу в обмен на обещание не поднимать на хана меча и не заступать ему дороги. Но Игорь честно говорит, что если хан отпустит его, он тут же соберёт полки и ударит вновь. Кончак, решив задобрить Игоря зовёт пленников и пленниц, чтобы те повеселили их. Начинается сцена «Половецкие пляски». Сначала танцуют и поют девушки -хор «Улетай на крыльях ветра».
Затем в ритме лезгинки танцуют мужчины. После общей пляски с хором начинается пляска мальчиков. Действие завершается общей кульминационной пляской.

Третье действие

Звучит половецкий марш.
Половецкий стан. Половцы встречают отряд хана Гзака. Темнеет, сторожевые засыпают. Овлур подкрадывается к шатру Игоря и вновь предлагает бежать, говоря, что всё готово.
Игорь соглашается.
Кончаковна умоляет Владимира остаться, но долг перед родиной и отцом зовет его в дорогу.
Кончаковна несколько раз ударяет в било. Кончаковна сообщает о побеге Игоря.
Половцы снаряжают погоню за князем. Побег Игоря вызывает у хана уважение, он говорит, что и сам бы
поступил так же на месте Игоря. Кончак объявляет Владимира своим зятем и тут же собирается в поход на Русь.

Четвёртое действие

Городская стена и площадь в Путивле. Раннее утро. Ярославна одна на городской стене. Она горько плачет – Плач Ярославны
Проходит толпа поселян с песней «Ох, не буйный ветер завывал». Ярославна, замечает вдали двух всадников, один в половецкой одежде, а другой выглядит как русский.
Ярославна узнает Игоря, это он едет с Овлуром. Ярославна не может поверить, что это не сон.
На площади появляются Ерошка и Скула. Вдруг они видят Игоря с Ярославной. Они сразу понимают, что им не поздоровится за их измену. Они садятся друг против друга и думают, что им делать. Бежать им некуда, да и не хочется после вольготной и сытной жизни «кору глодать» и «воду хлебать». Вдруг Скула находит решение: надо звонить в колокол, созывать народ. Со всех сторон сбегаются люди. За хорошую весть собравшиеся старцы и бояре прощают Ерошку и Скулу.
Все приветствуют и славят князя Игоря.

Полное либретто оперы «Князь Игорь»

 

КНЯЗЬ ИГОРЬ
Опера в четырех действиях с прологом
Слова и музыка
А. П. БОРОДИНА


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


Игорь Святославич, князь
Северский .... баритон
Ярославна , его жена во втором
браке .... сопрано
Владимир Игоревич, сын его от
первого брака.... тенор
Владимир Ярославич, князь
Галицкий, брат княгини Ярославны
Кончак и Гзак половецкие ханы (бас и мимическое лицо)
Кончаковна, дочь хана Кончака.... контральто
О в л у р, крещеный половчанин.... тенор
Скула и Ерошка - гудочники.... (бас и тенор)
Няня Ярославны.... сопрано
Половецкая девушка.... сопрано

Русские князья и княгини, бояре и боярыни, старцы, русские ратники, девушки, народ.

Половецкие ханы, подруги Кончаковны, невольницы (чаги) хана Кончака, русские пленники, половецкие сторожевые.

Действие происходит :
в прологе, в 1-м и 4-м действиях в городе Путивле; во 2-м и 3-м действиях - в половецком стане. 1185 год.

ПРОЛОГ

Площадь в Путивле. Русская рать готовится к выступлению в поход. Из собора выходит князь Игорь с сыном Владимиром, Владимиром Галицким и прочими князьями и боярами. Народ славит князей.

Народ
Солнцу красному слава, слава,
Слава в небе у нас!
Князю Игорю слава, слава,
Слава у нас на Руси.
Туру ли ярому, князю Трубчевскому,
Буй-туру Всеволоду Святославичу —
Слава, слава, князю слава, слава!
Млад Володимиру да на Путивле,
Млад Святославу да князю на Рыльске —
Слава, слава князю, слава, слава на Руси!
С Дона великого до лукоморья
Слава звенит по степям половецким.
В землях незнаемых славу поют вам.
Слава, слава славным князьям нашим!
Слава, слава храбрым дружинам их!
И на Дунай-реке славу поют вам,
Славу поют вам да красные девицы;
Льется их голос от моря до Киева.
Слава, слава славным князьям нашим!
Слава, слава храбрым дружинам их!
Рати хороброй их, всем князьям нашим
Слава, слава, слава!
Рати храброй их слава, слава, слава!
Слава, слава!

Князь Игорь
Идем на брань с врагом Руси!

Народ
Подай вам бог победу над врагами! Гой!

Князь Игорь
Идем на ханов половецких!

Народ
Руси обиду кровью вражьей омойте! Гой!

Бояре
— Разбей врагов, как бил их при Олтаве!
— Разбей их так, как бил ты их за Варлой!
— Гони врагов, как гнал ты их за Мерлом!
— Пусть половецких ханов будут омяты вражьи полки!
— Бей их вражьи полки!

Князь Игорь
Идем мы с надеждой на бога
За веру, за Русь, за народ!

Бояре и народ
Да поможет вам бог!

Бояре и народ
Пусть бог ведет тебя на брань
За Русь, на горе врагам!

Князь Игорь
Копье преломить мне б хотелось во славу Руси
В далеких степях половецких,
С честью там пасть иль врагов победить
И с честью вернуться.

Бояре и народ
Бог победу даст вам! _

Бояре и народ
Вернешься, князь, со славой новой ты домой.
Слава, слава!

Князь Игорь
Князья, пора нам выступать.

(Внезапно темнеет — начинается солнечное затмение. Все в изумлении глядят на небо.)

Владимир Галицкий
Что это значит?
Глядите: меркнет солнца свет!

Народ
Ох, то знаменье божие, князь!

Владимир Игоревич
И, словно месяц,
На небе солнце стоит серпом!

Народ
Ох, не к добру то знаменье, князь!
(Становится совсем темно.)
Средь бела дня зажглися звезды,
Окутал землю ужасный мрак!
Настала ночь!
Ох, не ходить бы в поход тебе, князь,
Ох, не ходить!
(Начинает светлеть.)

Князь Игорь
Нам божье знаменье — от бога,
К добру иль нет, узнаем мы;
Судьбы своей никто не обойдет.
Чего бояться нам?
Идем за правое мы дело,
За веру, родину, за Русь!
Ужели нам без боя воротиться
И путь открыть врагу?

Бояре
Так-то так, князь,
А все бы лучше не ходить.

Князь Игорь
Братья, сядем на борзых коней
И позрим синего моря!
(Снова светло.)

Народ
Слава! Слава! Слава! Слава!

(Князь Игорь в сопровождении князей и бояр идет вдоль рядов дружинников и ратников. Двое ратников — Скула и Ерошка — незаметно для остальных выходят из строя.)

Скула
Пускай себе идут, а мы, брат, не пойдем.

Ерошка
Боязно... убьют, гляди...

Скула
Пойдем, поищем службы по себе!

Ерошка
К Володимиру... Ярославичу..-. князю Галицкому!

Скула
Верно! там и сытно, и пьяно, и целы будем.
(Бросив доспехи, крадучись, убегают.)

Князь Игорь
Пусть придут княгини и боярыни,
Прощальное от лад мы примем целованье.
(Княгини и боярыни выходят из княжеского терема и прощаются со своими мужьями. Ярославна бросается к князю Игорю.)

Ярославна
Ах, лада, моя лада!
Останься здесь, нейди, нейди в поход!
Не время, князь, поверь ты мне;
Вернись домой, молю тебя!
То знаменье бедой грозит,
Бедой оно грозит тебе и нам.

Князь Игорь
О лада, полно, полно плакать,
Полно слезы лить напрасно;
Нам нельзя домой вернуться,
Верь ты мне.

Ярославна
Я сердцу верю, милый мой;
Такой тоски не знала я,
И страх меня сковал.
Все знаю я, что скажешь ты,
Все знаю я сама.
Умом я все понять могу;
Я поняла, но с сердцем вещим
Совладать не в силах я, о нет!

Князь Игорь
Ах, полно, лада, что с тобою?
Ты не раз со мной прощалась.
Страха прежде ты не знала никогда.
Нам долг велит, нам честь велит
Идти на брань с врагом Руси.
Нельзя нейти, поверь ты мне, да,
Нельзя нейти, нам долг и честь велят.

Владимир Игоревич
Князь прав, нельзя, нельзя нейти,
Долг и честь велят, да.

Владимир Галицкий
Князь прав, нельзя нейти, нельзя, да,
Вам долг и честь велят.

Князь Игорь
Прощай, прощай, мой друг!

Ярославна
Прощай!

Князь Игорь
Храни тебя господь!
Молись за нас, голубка.
(ГалицкОму.)
Тебе, как брату, ее я поручаю;
Оберегай покой сестры твоей
И облегчай ты ей тоску разлуки
Беседой ласковой своей,—
Тебя прошу о том, как брата.

Владимир Галицкий
Изволь — услуга за услугу:
Тебе обязан я немало.
Когда отец меня изгнал,
Изгнали братья мне родные,
Ты во мне участье принял,
Дал, как брату, мне приют;
Дела мои с отцом уладил,
Мой отец меня простил, —
И с честью я домой вернулся,
Благодаря тебе.

Князь Игорь
Ну, полно, полно;
Я рад, что мог тебе помочь.

(Княгини и боярыни уходят. Из собора выходит старец; князь Игорь подходит к нему.)

Князь Игорь
Пора идти нам в путь!

Народ
Бог в бою с врагом поможет вам,
Даст вам победу над грозным врагом.

Ратники
В бою с врагом господь поможет нам,
Даст нам победу над грозным врагом.

Князь Игорь
Благослови, честной отец,
На брань с врагом ты нас благослови.
Благослови князей и рать.

Народ
Дай вам победу над грозным врагом!

Ратники
Дай нам победу над грозным врагом!
(Получив благословение старца, дружина и рать во главе с князем Игорем и другими князьями выступают в поход.)

Бояре
Славьте князей и дружину!

Народ
Частым звездочкам слава, слава.
Слава в небе высоком,
Князьям нашим слава, слава.
Слава у нас на Руси!
Наперво большим, а по ним меньшим,
Всем князьям у нас, всем князьям слава,
Слава всем на Руси!
Буй-тур Всеволоду свет Святославичу,
Млад соколику князю Владимиру,
Храброй рати их — слава!
Здрави, князи, здрави,
Слава князем, слава,
Слава храброй рати их!
Слава!

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
КАРТИНА ПЕРВАЯ

Княжий двор Владимира Галицкого. Разгулявшаяся челядь славит князя.

Челядь
Гой! Слава, слава Володимиру, слава! Гой!

Скула (Ерошке)
Играй!
(Запевает, остальные подхватывают.)
То не речка всколыхалась,
Всколыхалась, разливалась,
Заливала, затопляла,
Размывала берега.

Челядь
Княжьи молодцы гуляли,
Князю девку воровали.
Гой, гой, загуляли!
Гой, гой, заиграли!
Князя в песнях величали
До утра!
Многая лета князю Володимиру,
Князю Володимиру Галицкому!
Гой!

Ерошка
Красна девица взмолилась,
В ноги князю поклонилась:
«Князь ты мой,
Отпусти домой!»

Ерошка и Скула
«Ой, хочу к батюшке,
Ой, хочу к матушке,
Ох, отпусти, князь,
Ох, не губи!»

Челядь
Гой, гой, загуляли!
Гой, гой, заиграли!
Князя в песнях величали
До утра!
Многая лета князю Володимиру,
Князю Володимиру Галицкому!
Гой!
(Из княжого терема выходит Владимир Галицкий.)
Приближенные князя
Натешился ли, князь?

Владимир Галицкий
Грешно таить: я скуки не люблю, а так, как Игорь-князь, и дня бы я не прожил. Забавой княжеской люблю потешить сердце, люблю я весело пожить. Эх, только б сесть мне князем на Путивле,— я зажил бы на славу! Э-эх!..

Только б мне дождаться чести
На Путивле князем сести, —
Я б не стал тужить,
Я бы знал, как жить!
Днем за браными столами,
За веселыми пирами,
Я б судил-рядил,
Все дела вершил.
Всем чинил бы я расправу,
Как пришлось бы мне по нраву,
Всем бы суд чинил,
Всех вином поил.
Пей, пей, пей, пей, пей, гуляй!
К ночи в терем бы сгоняли
Красных девок всех ко мне, —
Девки песни б мне играли,
Князя славили б они.
А кто румяней да белее,
У себя бы оставлял;
Кто из девиц мне милее,
С теми б ночи я гулял. Э-эх!..
Кабы мне да эту долю, —
Понатешился б я вволю:
Я б не стал зевать,
Знал, с чего начать!
Я б им княжество управил,
Я б казны им поубавил,
Пожил бы я всласть, —
Ведь на то и власть!
Эх, лишь только б мне покняжить,
Я сумел бы всех уважить,
И себя и вас, —
Не забыли б нас!
Гой, гой, гой, гой, гой, гуляй!

Челядь
Гой! Князю Галицкому слава!

Приближенные князя
А княгиня?

Владимир Галицкий
Сестра-то? Схимница, смиренница? В монастырь ее — грехи мои замаливать да о спасении души моей радеть! Пойдем-ка лучше в терем, княжих медов отведать. А народу за послугу—вина выкатить.

(Направляется к терему.)

Челядь
Гой! Князю Галицкому слава!

(Во двор вбегает толпа девушек. Владимир Галицкий останавливается.)

Девушки
Ой, лихонько! Ой, горюшко)
Твой ли княжой народ,
Люди недобрые,
Выкрали девоньку,
Выкрали красную,
Ой, смилуйся, выдай ее!

Владимир Галицкий
Эй вы, бабы, чего там взвыли? Девка у князя в светелке сидит. Ведь ей не худо,— чего ей надо, нечего больно о девке тужить: в женках у князя она будет жить. Ей ни работы, ей ни заботы, сладко есть и сладко пить. Ну, ступайте, так и знайте: я вам девки не отдам!

Девушки
Ой, лихонько! Ой, батюшки!
Ты не губи ее,
Ты отпусти ее,
Выдай батюшке,
Выдай матушке!
Ой, смилуйся, выдай ее!

Владимир Галицкий
Чего стоите? Не выдам девки! Эй, расходитесь скорей по домам, а то будет плохо и девке и вам! Нечего плакать тут, нечего кланяться! Вон!

(Девушки убегают. Владимир Галицкий уходит в терем.)
Ерошка и Скула
Вот те и к батюшке,
Вот те и к матушке!

Ерошка
С чем пришли, — с тем и ушли...

Скула
Как прибрели, — так и побрели.
(Все смеются.)

Стой, ребята, слухай! А ну, княгиня все узнает. — нас велит забрать? Право!

Челядь
Что нам княгиня! Кем забирать ей! Ведь нас не мало, а у нее народу нет: народ в поход угнали. Чего бояться нам? Ну-ко!

Скула
И то... Скупа княгиня, ковша вина ей жалко,— не будет слуг у ней.

Ерошка
Вестимо, не будет.

Скула
Не то что у князя Володимира! Он-то, отец наш, народ жалеет: гляди — бочку
выкатил.
(Запевает.)
Что у князя да Володимира,
Володимира свет Ярославича
Собирался княжой народ
Да что княжой народ —всё горький пьяница.

Челядь
Горький пьяница,— всё княжой народ.

Скула
Всё княжой народ.

Ерошка
Стоном стонет княжой народ:
Да пропилися мы, окаянные,
За твое ли здоровье княжье
Все мы пропили, князь.

Скула
Стоном стонут пьяницы,
Воем воют горькие:
Пропились мы, окаянные,
Пропились,

Ерошка
Ты кормилец наш, отец-батюшка, князь.

Скула
Ты поилец наш, батюшка, князь.

Челядь
Отец-батюшка наш,
Пожалей ты нас, батюшка.

Скула
Пожалей!

Ерошка
Ты браги нам горькия...

Скула
Навари!

Ерошка
Ты меду нам сладкого.. .

Скула
На сыти!

Ерошка
Ты нам зелена вина...

Скула
Накури!

Ерошка
Ты нам бочку хмельного...

Скула
Выкатай!

Ерошка
А мы тебе, княже наш.. .

Скула
Княже наш...

Ерошка
Тебе, отец-батюшка...

Скула
Наш отец...

Ерошка
Мы слуги надежные.. .

Скула
Мы тебе...

Ерошка
Рабы твои верные мы!

Скула
Мы тебе!

Челядь
За тебя сложим буйные головы, князь.

Скула
Как возговорит отец наш батюшка,
Володимир свет Ярославич:
Гой вы, пьяницы, слуги верные,
А и как ж е не жалеть мне вас,
А и житье-то вам горькое.

Скула
И послуга немалая вам у меня.

Челядь
И житье-то нам горькое.

Ерошка
Что в будни, что в празднички..

Скула
Работай!

Ерошка
С утра до полуночи...

Скула
Работай!

Ерошка
С полудня и до ночи...

Скула
Работай!

Ерошка
С вечерен до утрени...

Скула
Работай!

Ерошка
Работа не легкая...

Скула
У меня.

Ерошка
Забота великая...

Скула
У меня.

Ерошка
Что служба тяжелая...

Скула
У меня.

Ерошка
Послуга немалая...

Скула
У меня.

Ерошка, Скула и челядь
Песни пой, гуляй да бражничай. Гой!
За здоровье княжье, гой, знай гуляй!

Челядь
- Да, вот кому бы княжить на Путивле!
-А что ж, и впрямь в князья его посадим!
Дружины нет, а Игорь-то далече,
Чего зевать, чего нам опасаться, чего?
-За князя всем стоять, ведь наших-то немало;
Чего бояться нам!

Скула
Вся рать ушла, князья-то все в походе.

Ерошка
Вся рать ушла...

Челядь
И то!

Скула
Подмоги нет, в Посемье, слышь, мятеж.

Ерошка
Подмоги нет.

Челядь
Идет.

Ерошка
Дружины там побиты все давно, с
Да и князья убиты все.

Челядь
— Вся рать ушла, подмоги нет.
— И впрямь! Идем!

Все
Итак, скорей на площадь высыпайте,
Народ на вече, братцы, собирайте!
Мы Игоря сместим, Владимира посадим!
Чего бояться нам?
Княжьи молодцы гуляли,
Князя на Руси сажали.
Гой, гой, загуляли!
Гой, гой, заиграли!
Князя в песнях величали
До утра!

Одна группа
Итак, ребята, вече созывайте,
Скорее все на площадь высыпайте,
Князя в песнях величайте!

Другая группа
Княжьи молодцы гуляли,
Князя на Руси сажали,
Величали в песнях князя Галицкого!

Все
Гой! Слава, слава Володимиру!
Слава! Гой!

(Все уходят, кроме охмелевших Скулы и Ерошки.)

Ерошка и Скула
Ой, хочу к батюшке,
Ой, хочу к матушке,
Ой, отпусти,
Ой, не губи!

КАРТИНА ВТОРАЯ

Горница в тереме Ярославны. Ярославна одна.

Ярославна
Немало времени прошло с тех пор, как Игорь, лада мой, с сыном Владимиром и с братом нашим Всеволодом, на половцев повел свои дружины. Не знаю, что и думать мне: кажись, давно пора бы от князя быть гонцам ко мне... И хоть бы кто-нибудь оттуда случайно об Игоре мне весть принес... Ох, мне сердце весть недобрую несет; щемит, болит и ноет ретивое, тоска меня грызет, — уж, видно, не к добру!

Ах, где ты, где ты, прежняя пора,
Когда мой лада был со мною...
Прошла пора тех красных дней!
Одна в тоске все дни с утра.
Одна в слезах не сплю я ночи,
И страстно жду я друга моего,
И жадно жду вестей я от него.
Не едет он, вестей не шлет,
И жду я долго-долго...
И сны зловещие покой мутят мне ночью.
Мне часто снится лада мой,
Как будто он опять со мной,
Манит рукой, зовет с собой,
А сам все дальше, дальше от меня идет,
И я одна опять...
Мне станет страшно и тоскливо...
Проснуся я, — рекою слезы так и льются,
И не могу я их унять...
Была пора, не знала горя я,
Мой лада был тогда со мною;
Прошла пора тех красных дней!
На сердце мрак, в душе тоска,
Я плачу дни, я плачу ночи.
Одна, одна лишь дума у меня,
Одна, одна забота на душе:
Не едет он, гонцов не шлет,
А времени прошло уж много, много...
Скоро ль ко мне воротится мой милый? Дождусь ли я его? Где он, где он, князь
мой, лада?..

(В горницу входит няня.)

Няня
Там девушки пришли к тебе, княгиня, просить твоей управы. Поволишь ли впустить, поволишь ли войти им?

Ярославна
Ну что ж, впусти их, пусть войдут.

(Няня уходит и возвращается с девушками. Девушки кланяются Ярославне.)

Девушки
Мы к тебе, княгиня,
Мы к тебе, родная,
Просим-молим, не оставь нас;
Мы управы просим:
Ты не дай в обиду,
Защити нас, заступися!
Ноне ночью вдруг нагрянул
Наш обидчик, девку взял
Да силою забрал ее в терем к себе.
Мы к нему ходили,
Мы его молили:
Не позорь ты бедной девки,
Выдай девку!
Он не выдал, наругался,
Насмеялся, пригрозил
Да с бранью, с побоями выгнал он нас.
Вот и просим-молим
Мы твоей управы:
Не оставь ты, защити нас!
Ты не дай в обиду,
Ты вели нам выдать
Нашу девку, заступись!
Пусть вернет он, не позорит,
Пусть он выдаст девку нам,
Вели ему, вели отдать девку-то нам!

Ярославна
А кто же ваш обидчик? Кто девицу увез? Скажите, кто?

Девушки (тихо переговариваются)
— Ну что же, говори!
— Ну что же, отвечай!
— Чего же ты молчишь?

Ярославна
Кто же? Скажите, кто?

Девушки
— Не смеем...
— Нам боязно...

(Все вместе.)

Да что таить! Расскажем всё,
Надо ж сказать!..
Ты помилуй нас, не во гнев тебе,
Не в обиду будь: это он же всё,
Наш благой-то князь, Володимир-то
Ярославич наш, князь-от Галицкий.
И допрежь сего, и давно уж так
Обижал он всех на Пугивле-то,
Володимир-от Яросламч-то,
Князь-от наш.
А как Игорь-князь во поход ушел,
Еще хуже нам, горше прежнего:
Ни по городу, ни по селам уж
Никому теперь и житья-то нет.
Всё гуляет князь Володпмир-от
Ярославич-то, князь-от Галицкий,
Со дружиною всё гуляет он
День и ночь.
Да все пьяные, да озорные,
Насмехаются, наругаются,
Забижают всех да бесчинствуют
Хуже ворогов, хуже половцев!
И житья от них никому здесь нет,
И унять теперь их здесь некому,
Страха нет на них на Путивле-то:
Князя Игоря Святославича
С нами нет.
Уйми, хоть ты уйми его,
Молим тебя!

(Входит Владимир Галицкий. Девушки в испуге вскрикивают.)

Ай!.. Князь!.. Батюшки!.. Грех какой!..

Владимир Галицкий
Гони их всех отсюда вон!

Девушки
Господи, помилуй!

(Девушки убегают. По знаку Ярославны уходит и няня.)

Ярославна
Владимир! Ты с буйною ватагой ночью в дом ворвался, там девушку ты силой забрал и, опозорив, увез её к себе, и держишь в терему насильно. Правда ли? Скажи мне: кто она? Кто эта девушка?

Владимир Галицкий
А кто бы ни была, —
Тебе какое дело?
Держу, кого забрал,
Забрал, кого хотел,
Кого забрал — не знаю
И знать я не хочу:
На свете девок много,
Нельзя же всех мне знать!
Ну что же, рада аль не рада,
Люб аль нелюб,— принимай,
Честью гостя ты встречай,
В красный угол ты сажай,
Чару с поклоном ты мне подноси!

Аль и впрямь я помешал совет держать, совет держать со смердами подлыми? Княгине помешал?

Ярославна
Что? Когда ж и где конец твоим всем оскорбленьям,
Когда ж и где конец всем дерзостям твоим?
Вот погоди: домой вернется Игорь,
Я все ему скажу, про все узнает он;
Тогда ты дашь во всем ему ответ, во всем!

Владимир Галицкий
Да что мне Игорь твой!
Вернется или нет, — а мне какое дело,
Не все ли мне равно!
Я сам себе здесь князь, я сам себе владыка,
Я сам себе на Путивле господин.
Мне стоит только кликнуть клич —
Я сам у вас здесь князем сяду,
Я на вече выбран буду, —
Все в Путивле за меня.
Тогда настанет мой черед
Вас требовать к ответу.
Ты это помни и не серди меня!

Ярославна
Ты смеешь мне грозить!

Владимир Галицкий
Ну, полно, перестань,
Я только пошутил.
Хотелось видеть мне тебя.
Когда ты сердишься.
О, если бы ты знала,
Как гнев тебе к лицу:
брови сдвинулись, глаза блестят, зарделись щеки и бросилась вся кровь тебе в лицо! Ты хороша, ты молода, твой муж давно уехал, одной тебе жить скучно. Ужели же с тех пор со всеми, как со мной, строга ты и сурова? Ужели никого ты втайне не ласкаешь? Уже­ли Игорю верна ты? Не верю я тому. Не может быть!

Ярославна
Да ты забыл, что я княгиня, что князем власть мне здесь дана?! Да я тебя велю отправить под верною охраной к отцу, в Галич, на поруки! Пусть ведается он с тобой. Сейчас же девушку освободи! Уйди... Уйди... Уйди отсюда!

Владимир Галицкий
Ого! Вот как!.. Ну что ж, изволь: я девку освобожу и заберу себе другую. Эх!

(Уходит.)

Ярославна
Я вся дрожу, едва собой владею!..
Ах, если б князь скорее воротился,
Душою бы я снова отдохнула...
Устала я, борьба Мне не по силам...
(Входят думные бояре и кланяются Ярославне.)
Добро пожаловать, бояре;
Я рада видеть вас,
Вы думцы верные мои,
Управы княжеской опора,
И в радости и в горе —
Надежные друзья.
Я рада видеть вас.
Скажите мне, однако,
Что значит ваш приход,
Нечаянный, нежданный?
тревожит он, недоброе я чую.
Скажите мне, я знать хочу.

Бояре (мрачно)
— Мужайся, княгиня,
Недобрые вести
Тебе мы несем, княгиня!
— Пришли мы к тебе
Поведать, княгиня,
Недобрую весть!
— Мужайся!

Ярославна
Что случилось? Говорите!

Бояре
На Русь перешли
К нам вражьи полки
И близко от нас идут.

Ярославна
О боже!

Бояре
К нам идут;
И грозные силы
К нам на Путивль
Ведет половецкий хан Гзак...

Ярославна
Ужели Мало было горя нам!

Бояре
Грозный хан!
— Грозу за грозой,
Беду за бедой
Господь посылает нам!
— От божья суда
Никто не уйдет,
Никто, поверь!
— Никто!

Ярославна
А где ж наша рать?
А где же наш князь?
Скажите, бояре, где князь?
Ужель побита наша рать?
Ужели князь погиб?
Скажите мне!

Бояре
В неравном бою
С несметным врагом
Костьми полегла наша рать...

Ярославна
Ах!

Бояре
Все полки;
И ранен сам князь,
И с братом своим
И с сыном в плен он взят.

Ярославна
Ужели лада ранен и в плену?!

Бояре
Всe в плену.

Ярославна
Нет, нет! Не верю! Не верю!
Нет! Нет!..

Так это правда, что князь в плену, что он ранен, что враг идет сюда на нас? Бояре, скажите, что делать и как быть нам! Ни князя, ни рати, ни помощи! Кто ж город отстоит? Кто? Кто?

Группа бояр
Нам, княгиня, не впервые
Под стенами городскими
У ворот встречать врага.

Другая группа
Город крепок, будь спокойна,
Стены крепки, рвы глубоки,
И надежен наш острог.

Вce вместе
Город крепок, будь спокойна,
Бог поможет, одолеем,
Отстоим Путивль.
Не стенами крепок город,
Не в остроге крепость наша,
Не в окопах, не во рвах:
Наша крепость — вера в бога,
Верность князю и тебе, княгиня,
И к родине любовь.

Ярославна (кланяясь боярам)
Спасибо вам, бояре,
Мне ваши речи любы;
Я верю вам, бояре,
В том слове правду слышу.
От горя-бездолья
Я пала духом,
Но ваше слово правды
Мне силы вернуло вновь
И луч надежды снова
Зажгло в душе моей.

(Слышен набатный колокол.)

Бояре
— Звон!
— Набат!
— И впрямь, набат!
— Набат! Бояре!
(Все вместе.)
Набатный звон, зловещий звон! Бедой грозит, княгиня, он.

Ярославна
Ужели?

Бояре
То враг идет; то грозный враг.

Ярославна
О господи! То враг нагрянул к нам сюда!

(В окне виднеется зарево пожара. Слышно, как голосят женщины.)

Женщины
Ох, то враг идет сюда на нас! То божья кара, божий гнев! От божья суда не уйдешь никуда!

Бояре
Пожар! То пригород пылает! Бабы воют, народ бежит! Острог горит! Грабят, жгут посад! В поле рыщут половцы! Глядите! Бояре, скорей, скорей на стены, скорей на стены городские! А часть остаться здесь должна, княгиню охранять. То божий гнев карает нас, то божья кара, божий гнев! От божья суда не уйдешь никуда!

Ярославна
Нагрянул враг! О боже! Что будет с нами! Владычица святая, помоги! То божья кара, божий гнев! О господи! Божий гнев карает нас! От божья суда не уйдешь никуда!

(Несколько бояр уходят; остальные опоясываются мечами и приготовляются к обороне.)

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Половецкий стан. Вечер. Кончаковна, окруженная девушками, сидит около шатра. Вдали половецкие стражники.

Одна девушка
На безводье, днем на солнце
Вянет цветик, сохнет бедный.
Он к земле склонил головку,
Листья грустно опуская.

Девушки
Сядет солнце, ночь настанет,
Зной пройдет, роса падет,
Землю влагой напитает
И цветок водой польет,—
Под студеною росою
Цветик снова оживет.
Словно цветик на безводье,
Сердце наше на бездолье.

Одна девушка
Сохнет, вянет, изнывает,
Ласки нежной ожидая.

Девушки
Сядет солнце, ночь настанет,
На свиданье друг придет,
Сердце бедному с собою
Свет и радость принесет.
Словно цветик под росою,
Сердце снова оживет.

(Девушки пляшут.)

Кончаковна
Меркнет свет дневной...
Песни петь, плясать кончим мы!
Темна ночь свой покров расстилает.
Ночь, спускайся скорей,
Тьмой окутай меня,
Мглой, туманом укрой, одень!
Час свиданья настает для нас.

Девушки
Скоро ночь; недалек час любви, сладкий час.

Кончаковна
Придет ли милый мой,
Ужель не чует он,
Что я давно-давно
Его здесь жду?
Где же ты, милый мой?
Отзовись! Где ты?
Милый мой, отзовись!
Я жду тебя! О милый мой!
О милый, час настал, настал,
Счастья час,
Свиданья час настал, настал для нас!
Ночь, опускайся скорей,
Тьмой окутай меня,
Мглой, туманом укрой, одень!
Час свиданья, сладкий близок час.
Близок час.

Девушки
Скоро ночь; недалек час любви, сладкий час,
Близок час.

(С работы возвращаются под стражей русские пленники.)

Кончаковна
Подруги-девицы,
Напойте пленников питьем прохладным
И речью ласковой утешьте бедняков!

(Девушки приветствуют пленников и угощают их.)

Пленники
Дай господь здоровья, красные девицы,
Вам за ласку, за привет
Хлеб-еду несете, кумысом прохладным
Нас поите в знойный день.
Мы от вас обиды в полону не знаем,
Видим ласку, видим милость.
Дай господь здоровья, красные девицы,
Вам за ласку, за привет.
Алому цветочку, ханской дочке красной,
Многи лета дай господь!

(Пленников уводят. Темнеет все больше. Показывается половецкий дозор, обходящий стан.)

Дозор
Солнце за горой уходит на покой,
Свет дневной оно уводит за собой.
Небо на ночь звезды зажигает,
Небо на ночь месяц высылает
По небу ходить, небо сторожить,
Землю освещать, нас оберегать.
Солнце за горой уходит на покой,
Свет дневной оно уводит за собой.
И всем пора на покой.

(Все расходятся, один Овлур стоит невдалеке на страже. К шатру Кончаковны осторожно приближается Владимир Игоревич.)

Владимир Игоревич
Медленно день угасал,
Солнце за лесом садилось,
Зори вечерние меркли,
Ночь надвигалась на землю,
Тени ночные черным покровом степь застилали
Теплая южная ночь,
Грезы любви навевая,
Разливая негу в крови,
Зовет к свиданью.
Ждешь ли ты меня, моя милая?
Ждешь ли?
Чую сердцем, что ждешь ты меня.
Ах, где ты, где? Отзовись на зов любви!
Ах, скоро ль, скоро ли я увижу тебя!
Ты приди, скорей,
Скорей на зов любви отзовись! ,
Вспомни: я в тоске, грудь горит,
Я жду, страстно жду
Я тебя, любви твоей!..
Больше жизни я люблю тебя!
Что ж ты медлишь, друг мой?
Встань, приди ко мне!
Не бойся, все давно заснули,
Кругом все крепко спит.
Все мирно, тихо спит...
Ах, где ты, где? Отзовись на зов любви!
Ах, дождусь ли, дождусь я ласки нежной твоей
Ты приди, скорей
На зов любви отзовись!
Приди под кровом темной ночи,
Когда и лес и воды спят,
Когда лишь звезды, неба очи,
Одни на нас с тобой глядят.
Кругом все мирно, тихо спит,
Крепко спит...
Приди!

(Из шатра выходит Кончаковна.)

Кончаковна
Ты ли, Владимир мой,
Ты ли, о милый мой,
Ты ль, ненаглядный мой,
Ты ли, желанный мой?
О, как ждала я тебя!

Владимир Игоревич
Любишь ли?

Кончаковна
Люблю ли я?

Владимир Игоревич
Любишь ли ты?

Кончаковна
Люблю ли тебя?

Владимир Игоревич
Любишь меня?

Кончаковна
Люблю ли я тебя?
О мое счастье!
Да, люблю я тебя,
Люблю всей страстью, всей силой души молодой
Тебя, о милый мой,
Люблю я тебя всем сердцем.
Мне без тебя весь свет постыл.

Владимир Игоревич
Скоро ли ты будешь моей?

Кончаковна
Скоро ли я буду твоей?

Владимир Игоревич
Скоро ль? Скоро ль?

Владимир Игоревич
Да, скоро ль я назову тебя моей,
Ладой моей, моей женой?

Кончаковна
Твоей женой, ладой, твоей женой!

Владимир Игоревич
Да, скоро ль назову я тебя?

Кончаковна
Милый мой!

Владимир Игоревич
О, повтори...

Кончаковна
Радость моя!

Владимир Игоревич
Слова любви...

Кончаковна
Счастье мое!

Владимир Игоревич
Дай вновь услышать их!
О моя лада!

Кончаковна
Да, я люблю тебя,
Тебя всей страстью, всей силой души молодой,
Тебя, о милый мой.
Люблю я тебя всей душой.
Скоро ль ты назовешь меня женой,
Да, твоей женой?

Владимир Игоревич
Люби меня,
Лада, друг мой, всею, всею страстью,
О, люби меня, друг мой,
О, люби всей душой!
Скоро ль я тебя назову
Женой моей, женой?

 

Владимир Игоревич
О милая, желанная!

Владимир Игоревич
Да, ты — моя!

Кончаковна
Я — твоя!
Ну, что ж отец твой? Дает ли он согласие на свадьбу?

Владимир Игоревич
Нет, нет! Пока мы с ним в плену, о свадьбе и думать не велит он.

Кончаковна
Вот как! Нет, мой отец добрее: меня сейчас он выдаст за тебя.

 

Владимир Игоревич
Уйди отсюда, сюда идут.

Кончаковна
Полно, никто нейдет!

Владимир Игоревич
Нет, я слышу шаги,— то мой отец!

Кончаковна
Не бойся; останься, друг!

Владимир Игоревич
Прости!

Кончаковна
Ужели ты уйдешь?

Владимир Игоревич (уходя)
Прости!

(Кончаковна скрывается в шатре. Появляется князь Игорь.)

Князь Игорь
Ни сна, ни отдыха измученной душе:
Мне ночь не шлет отрады и забвенья,
Все прошлое я вновь переживаю,
Один в тиши ночей:
И божья знаменья угрозу,
И бранной славы пир веселый,
Мою победу над врагом,
И бранной славы горестный конец,
Погром, и рану, и мой плен,
И гибель всех моих полков,
Честно, за родину головы сложивших.
Погибло все — и честь моя и слава,
Позором стал я земли родной.
Плен, постыдный плен,—
Вот удел отныне мой,
Да мысль, что все винят меня!
О, дайте, дайте мне свободу,—
Я мой позор сумею искупить:
Спасу я честь свою и славу,
Я Русь от недруга спасу!
Ты одна, голубка лада,
Ты одна винить не станешь,
Сердцем чутким все поймешь ты,
Все ты мне простишь!
В терему твоем высоком
Вдаль глаза ты проглядела:
Друга ждешь ты дни и ночи,
Горько слезы льешь.
Ужели день за днем влачить в плену беоплодно
И знать, что враг терзает Русь?
Враг, что лютый барс.
Стонет Русь в когтях могучих,
И в том винит она меня!
О, дайте, дайте мне свободу,—
Я свой позор сумею искупить:
Я Русь от недруга спасу!
Ни сна, ни отдыха измученной душе:
Мне ночь не шлет надежды на спасенье;
Лишь прошлое я вновь переживаю,
Один, в тиши ночей...
И нет исхода мне...
Ох, тяжко, тяжко мне, тяжко
Сознанье бессилья моего!

(Крадучись, подходит Овлур.)

Овлур
Позволь мне, княже, слово молвить,
Давно хотелось мне сказать тебе.

Князь Игорь
Что тебе?

Овлур
Князь , гляди: восток алеет,
И свет заря разгонит ночи мрак,
И для тебя и для Руси заря настанет.
А средство есть, я средство знаю.

Князь Игорь
Ты?

Овлур
Коней лихих тебе достану я,
Беги из плена ты потайно.

Князь Игорь
Что? Мне князю бежать из плена потайно? Мне, мне?
Подумай, что ты говоришь!

 

Овлур
Князь, прости на смелом слове,
Подумай ты о том, что я сказал;
Не для себя, а для Руси бежать ты должен:
Ведь ты спасаешь свой край родной,
Веру, народ свой,— подумай, князь!

Князь Игорь
Довольно!
(В раздумье отходит от Овлура.)
Овлур. быть может, прав.
Спасти свой край я должен.
А средства нет другого.
Быть может, то заря рассвета,
И для меня, и для Руси
Проглянет снова
Солнца радостного свет.
(Овлуру.)
Бежать нам? Да разве можно? Ведь я у хана на руках.
Оставь меня!

Овлур
Ведь клятвой с ханом ты не связан, князь,
Креста на том не целовал ты, князь.

Князь Игорь
Ты прав, Овлур. Спасибо за услугу! Подумать должен я.

(Овлур, печальный, удаляется. Из-за шатров выходит хан Кончак.)

Кончак
Здоров ли, князь?
Что приуныл ты, гость мой?
Что ты так призадумался?
Аль сети порвались?
Аль ястребы не злы
И слёту птицу не обивают?
Возьми моих!

Князь Игорь
И сеть крепка, и ястребы надежны,
Да соколу в неволе не живется.

Кончак
Все пленником себя ты здесь считаешь?
Но разве ты живешь как пленник,
А не гость мой?
Ты ранен в битве при Каяле
И взят с дружиной в плен;
Мне отдан на поруки,
А у меня ты — гость.
Тебе почет у нас, как хану,
Все мое — к твоим услугам,
Сын с тобой, дружина тоже;
Ты как хан здесь живешь,
Живешь ты так, как я.
Сознайся: разве пленники так живут? Так ли?
О нет, нет, друг,
Нет, князь, ты здесь не пленник мой,
Ты ведь гость у меня дорогой!
Знай друг, верь мне,
Ты князь мне полюбился,
За отвагу твою да за удаль в бою.
Я уважаю тебя, князь,
Ты люб мне был всегда, знай,
Да, я не враг тебе здесь,
А хозяин я твой,
Ты мне гость дорогой,—
Так поведай же мне,
Чем же худо тебе,
Ты скажи мне.
Хочешь — возьми коня любого,
Возьми любой шатер,
Возьми булат заветный,
Меч дедов. Немало вражьей крови
Мечом я этим пролил;
Не раз в боях кровавых
Ужас смерти сеял мой булат.
Да, князь, все здесь.
Все хану здесь подвластно;
Я грозою для всех был давно.
Я храбр, я смел,
Страха я не знаю,
Все боятся меня, всё трепещет кругом;
Но ты меня не боялся,
Пощады не просил, князь.
Ах, не врагом бы твоим,
А союзником верным,
А другом надежным,
А братом твоим
Мне хотелося быть,
Ты поверь мне!
Хочешь ты пленницу с моря дальнего,
Чагу — невольницу из-за Каспия?
Если хочешь—скажи только слово мне,
Я тебе подарю!
У меня есть красавицы чудные:
Косы, как змеи, на плечи опускаются,
Очи черные влагой подернуты,
Нежно и страстно глядят из-под темных бровей
Что ж молчишь ты?
Если хочешь — любую из них выбирай!

Гей! Пленниц привести сюда! Пусть они песнями и пляской потешат нас и думы мрачные рассеют.

(Приближенные хана приводят невольников и невольниц.)

Князь Игорь
Спасибо, хан, на добром слове,
Я на тебя обиды здесь не знаю,
И рад бы сам вам тем же отплатить,

(Жмет руку Кончаку.)

А все ж в неволе не житье,
Ты плен когда-то сам изведал.

Кончак
Неволя, неволя. Ну хочешь, отпущу тебя на родину домой? Дай только слово мне, что на меня меча ты не поднимешь и мне дороги не заступишь.

Князь Игорь
Нет, негоже князю лгать.
Скажу тебе я прямо, без утайки:
Такова слова а я не дам!
Лишь только дай ты мне свободу,
Полки я снова соберу
И на тебя ударю вновь,
Teбе дорогу заступлю!
Испить шеломом Дона
Снова попытаюсь!

Кончак
Люблю! Ты смел и правды не боишься. Я сам таков! Эх, когда б союзниками мы с тобою были,—заполонили бы всю Русь! Как два барса, рыскали бы вместе, кровью вражьей вместе упивались и все бы в страхе держали под пятой: чуть что,—так на кол иль голову долой! Так ли? Ха-ха-ха-ха! Да несговорчив ты! Садись!

(Начинаются пляски.)

Невольницы
Улетай на крыльях ветра
Ты в край родной, родная песня наша.
Туда, где мы тебя свободно пели,
Где было так привольно нам с тобою.
Там, под знойным небом,
Негой воздух полон,
Там под говор моря
Дремлют горы в облаках.
Там так ярко солнце светит,
Родные горы светом заливая,
В долинах пышно розы расцветают,
И соловьи поют в лесах зеленых,
И сладкий виноград растет.
Там тебе привольней, песня, —
Ты туда и улетай!

Общий хор
Пойте песни славы хану! Пой!
Славьте силу, доблесть хана! Славь!
Славен хан! Хан!
Славен он, хан наш!
Блеском славы солнцу равен хан!
Нету равных славой хану! Нет!

Невольницы
Чаги хана славят хана своего.

Кончак
Видишь ли пленниц ты с моря дальнего,
Видишь красавиц моих из-за Каспия?
О, скажи, друг, скажи только слово мне,
Хочешь — любую из них я тебе подарю!

Общий хор
Пойте песни славы хану! Пой!
Славьте щедрость, славьте милость! Славь!
Для врагов хан -
Грозен он, хан наш!
Кто же силой равен хану, кто?
Блеском славы солнцу равен он!

Половцы
Славой дедам равен хан наш,
Грозный хан, хан Кончак!
Славен хан, хан Кончак!

Невольницы
Улетай на крыльях ветра
Ты в край родной, родная песня наша,
Туда, где мы тебя свободно пели,
Где было так привольно нам с тобою,
В край тот, где под знойным небом
Негой воздух полон,
Где под говор моря
Дремлют горы в облаках.
Там так ярко солнце светит,
Родные горы светом озаряя,
В долинах пышно розы расцветают,
И соловьи поют в лесах зеленых,
Сладкий виноград растет.
Там тебе привольней, песня, —
Ты туда и улетай!

Половцы
Славой дедам равен хан наш,
Грозный хан, хан Кончак!
Славен хан, хан Кончак!

Общий хор
Пляской вашей тешьте хана, чаги,
Хана своего!
Наш хан Кончак!

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Край половецкого стана. Из похода возвращается отряд Гзака. Воины ведут за собой полон и несут добычу.

Половцы
Рать идет домой,
Рать идет с победы.
Слава нашей рати,
Слава рати храброй!
Слава грозным ханам!
Гзак идет с победы,
Рать полон ведет.
Слава грозным ханам!
Грозен Гзак, славен хан!
Слава рати нашей, храброй рати!
Грозен Гзак, славен хан!
Слава хану Гзаку!
Вот победу нам рога трубят,
Бубны звонко бьют.
Слава грозным ханам!
Видно, много сел пожгли,
В плен красавиц увели.
Слава, слава!
И усеяли поля
Вражьими костями.
Слава, слава!
Слава ханам половецким!
Половецким грозным ханам!
Слава ханам, слава!
Славен хан, грозен хан наш Гзак!
Слава хану Гзаку!
в пустыне рыскал он, как барс,
Как вихрь степной,
Рубил врагов, конем топтал,
Жилища их огнем палил;
Врагов разбитые полки
Костями полегли.
Слава грозным ханам!

(Кончак выходит навстречу Гзаку и приветствует его.)

Кончак
Наш меч нам дал победу,
Победу над врагами;
Повсюду счастье с нами, —
Мы скоро Русь заполоним,
После битвы при Каяле
Ряд побед наш меч прославил,
С бою город Римов взяли
И Путивль сожгли мы.
Далеко несется слава
Половецких грозных ханов,
Нa свете нам подвластно все,
И на земле нет равных нам.

Общий хор
Слава Гзаку и Кончаку!

Кончак
Немало сел и городов мы сожгли. На месте их лишь степь теперь, степь одна. Людей немало полегло, лишь звери по селам рыщут, воют. Немало вдов и матерей плачут, стонут, а дети их лежат в степях покойно, мирно, и звери и птицы у трупов их кишат.

Наш меч нам дал победу,
Победу над врагами;
Повсюду счастье с нами, —
Мы скоро Русь заполоним.
После битвы при Каяле
Ряд побед наш меч прославил,
С бою город Римов взяли
И Путивль сожгли мы.
Далеко несется слава
Половецких грозных ханов.
На свете нам подвластно все,
И на земле нет равных нам.

Общий хор
Слава Гзаку и Кончаку!

Кончак
Играйте, трубы!

(Звучат трубы.)

Итак, пойдем делить полон; идем делить добычу! Идем! Гей!

До ночи пир горой и песни петь, и в песнях ханов славить, и пляской тешить нас! А пленниц, что покраше пусть приведут ко мне в шатер. Поутру ж совет держать, как на врагов нам вновь ударить. А пленных крепко сторожить, не то казню сторожевых! Идем!

(Уходит.)

Ханы
Идем за ним совет держать,
Что делать нам и как нам быть.
Остаться ль здесь и выжидать
Или дальше нам вперед идти?
Идти ль тебе, или ему,
Или кому из нас идти?
На Киев нам иль на Чернигов,
На Посемье путь держать?
Идем за ним совет держать,
Что нам начать и как нам быть.
Кончак нас ждет, пойдем к нему,
Его совета спросим мы;
Тогда решим, остаться ль нам
Иль на врагов ударить вновь.

(Половцы расходятся, остаются только русские пленники.)

Владимир Игоревич
Ужель хан наш город взял,
Острог и села там пожег,
Детей и жен в полон забрал,
В неволю девиц он увел,
Позорил их и грабил город наш.
Жестокий, дерзкий хан,
Мужей он нещадно всех мечом казнил

Князь Игорь
Ужель хан наш город взял,
Острог и села там пожег,
Детей и жен в полон забрал,
А девиц он увел и позорил их,
Мужей казнил нещадно дерзкий хан.

Русские пленники
— Да, хан Гзак наш город взял,
Мужей и братьев он избил,
А жен и детей в полон всех забрал,
А девиц хан увел, позорил их.
— Мужей хан мечом избил,
В бою неравном пали все;
Нещадно грабил город наш
Жестокий, дерзкий хан.

Князь Игорь
Чего ж мне ждать еще? Да,
Не дам погибнуть Руси я, о нет, нет!
Бежать должен я на Русь.
К нам враг идет, бедой он грозит Руси
Чего ж мне ждать еще? Да,
Не дам погибнуть Руси я, о нет, нет!

Владимир Игоревич
Беги ты, беги домой,
Спасай наш край,
Не то погибнет наша Русь!
Знай, Овлур нам друг,
Достанет он тебе коня.
Беги ты, беги домой,
Спасай наш край,
Не то погибнет наша Русь!

Русские пленники
Беги князь, беги домой,
Не дай погибнуть Руси!
Овлур нам друг,
Достанет он тебе коня
И сам с тобой бежит на Русь.
Беги, князь, беги домой,
Не дай погибнуть Руси!

(Появляется обоз с военной добычей. Половцы собираются снова.)

Половцы
Добычу нам везут
На горе вам!
Награбил сколько хан!
Пусть гибнет враг!

Русские пленники
Гляди, князь, гляди скорей, добычу им везут опять!
Гляди, князь, как много хан у нас награбил на Руси!

(Ведут еще группу пленных.)

Половцы
Полон ведут сюда
На горе вам!
Забрал немало хан!
Пусть гибнет враг!
Погибель вам, Руси князьям!
Смерть врагам, пощады нет!
Пощады нет князьям Руси!
Пусть гибнет враг!

Русские пленники
Гляди, князь, гляди скорей, опять они полон ведут!
Гляди, князь, как много хан в полон забрал у нас людей!
Враги нам угрозы шлют, пощады нам от них не ждать!
Беги,
князь, беги домой, не дай погибнуть Руси ты!

(Все, кроме сторожевых, расходятся.)

Сторожевые
Подобен солнцу хан Кончак,
Подобен месяцу хан Гзак,
И звездам равны ханы все.
Слава их светит ярко,
Подобно блеску светил небесных.
Гей! Мы за наших славных ханов
Будем пить кумыс теперь,
Нам кумыс придаст веселья.
Пленник не уйдет от нас.
Горе беглецу лихому!
Стрелы золоченые,
Кони наши быстрые
Всегда его догонят во степи.
Во славу ханов мы песни сложим
И будем славить битвы их!
Слава! Слава! Слава! Слава!
Подобен солнцу хан Кончак,
Подобен месяцу хан Гзак,
И звездам равны ханы все.
Всем нашим ханам слава! Гей!

(Овлур приносит мешки с кумысом. Выпив кумыса, опьяненные сторожевые начинают плясать; скоро они один за другим засыпают. Овлур осторожно подкрадывается к шатру князя Игоря.)

Овлур
Князь скорей собирайся путь! Не видит нас никто, заснули сторожа. Коней я приготовил, и у реки я буду ждать тебя и княжича. Когда затихнет все, я свистну. Тогда ты с княжичем беги к реке, проскочи горностаем чрез тростник, на воду гоголем спустись; вскочи на борзого коня как вихрь, и вместе полетим мы соколами под мглами ночными!

Князь Игорь (из шатра)
Иди, готовь коней, мы будем ждать.

(Овлур уходит. Появляется Кончаковна и в волнении подбегает к вышедшему из шатра Владимиру Игоревичу.)

Кончаковна
Владимир!
Ужель все это правда?
Останься здесь,
О том молю тебя!
Я все, я все узнала:
Бежать задумал ты.

Бежать с отцом на Русь.
Скажи, ужель возможно?
Меня покинешь ты?
Скажи, о милый мой!
О нет, не верю,
Не верю, милый мой,
Не может быть!

Владимир Игоревич
Прощай, прощай ты, лада!
С тобой расстанусь я.
Бежать мне долг велит.

Кончаковна
Не оставляй меня ты,
Возьми меня с собой,
Возьми, о милый мой!
На все готова я,
Тебе я все отдам —
Отдам любовь мою,
Отдам свободу я.
Рабой твоей готова быть
За счастье жить с тобой!

Владимир Игоревич
О, горе мне!
Мутится взор
И бьется сердце так!
Ужель сказать:
Прости, любовь?
Оставь, княжна,
Прости навек!

(Из шатра выходит князь Игорь.)

Князь Игорь
Владимир, сын!
Что значит это?
Зачем ты здесь, княжна?
(Сыну.)
Аль в половецком полону
Сам половцем ты стал
И родину забыл?

Владимир Игоревич
Прощай, княжна !

Кончаковна
Останься здесь,
О том молю тебя!

Кончаковна
Знай,я дитя свободы,
Краса степей родных,
Я гордость всей земли,
Я дочь главы всех ханов, —
И я у ног твоих.
Останься здесь со мной!

Владимир Игоревич
Нет силы устоять!
В душе любовь,
В груди огонь,
И бьется сердце!

Князь Игорь
Оставь его!
Оставь его, княжна!
(Слышен свист.)

Князь Игорь
Мой сын, беги со мной!
Бежать нам долг велит!
Мы родину свою спасем,
Не то погибнет Русь!

Кончаковна
Возьми меня с собой, мой милый!
Рабой твоей я верной буду!

Владимир Игоревич
О, горе мне! Нет силы устоять!
В душе любовь, в груди огонь!
(Снова свист. Князь Игорь старается увести Владимира.)

Князь Игорь
Ты слышишь? То знак условный.
Зовет Овлур, — пора бежать.
Княжна, оставь его!
Бежим, не то проснется стан,
Тогда все кончено, нам смерть грозит!
Опомнись, сын, беги со мной!
Мой сын, оставь! Пора бежать!

Владимир Игоревич
Что делать мне? Горе мне!
Силы нет устоять!
Отец, постой! Позволь ты мне
Ее обнять в последний раз.
О, горе мне! О, горе мне!

Кончаковна
Останься! Милый мой!
здесь со мной,
Я молю тебя!
Останься здесь со мной,
Я не пущу тебя!
Я ль не мила тебе?
Иль ты забыл меня?
А если так, то я сейчас
Bсех разбужу!
Весь стан я на ноги поставлю!

(Кончаковна ударяет несколько раз в било.)

Князь Игорь (убегая)
Прощай!

(Со всех сторон сбегаются разбуженные сигналом половцы.)

Кончаковна
Князь Игорь ускакал!
Ему Овлур коней достал.
Держите княжича!

Половцы
Коней седлайте!
Пускайте стрелы,
В погоню мчитесь
За беглецом!
Живо в степи мчитесь!
А княжича вяжите тут же к дереву,
Застрелим мы его стрелами острыми!

Кончаковна
О нет, его не троньте,
Его я не отдам,
Его хочу спасти!

Половцы
Смерть всем русским пленным!
Пощады нет!

(Подходят еще половцы — одна группа, затем другая)

Кончаковна
Меня убейте прежде,
Меня, меня!
В меня стреляйте прежде!
Пускай я вместе с ним умру,
Но не отдам его!
Вам не отдам!

Группа половцев
Разлив реки уж начался!

Другая группа
Вода на прибыли теперь!

Все вместе
Мы не догоним беглеца!

Половцы
Зовите ханов всех сюда!
У них мы спросим, что нам делать.
Вот он! Кончак идет!

(Появляются Кончак и все ханы.)

Кончак
Что значит этот шум? Дочь моя, зачем ты здесь?

Половцы
Князь Игорь убежал!
Овлур нам изменил,
Ему коней достал
И вместе с ним бежал!

Кончак
Вот молодец!
Недаром я так его любил.
На месте Игоря так же поступил!
Эх, не врагами нам быть бы с ним,
А союзниками верными.
Вот что!
Сторожевых казнить,
А княжича не трогать!
Таков мой приказ!

Ханы
Кончак, позволь нам речь держать,
Послушай нас, дай нам сказать,
Ведь мы всегда в делах войны
Совета просим у тебя.
В гнездо коль сокол улетел,
То и соколик улетит.
А мы его, пока он здесь,
Стрелой застрелим золотой.
Поверь ты нам и сделай так,
Ведь мы всегда в делах войны
Совета просим у тебя,
Так ты теперь послушай нас.
Не лучше ль пленных нам казнить,
Не то полон от нас уйдет!

Кончак
Нет! Если сокол ко гнезду улетел, то мы соколика опутаем
красной девицей.

(Подводит к Владимиру Игоревичу Кончаковну.)

Вот тебе жена, Владимир!
Не враг ты мне, а зять желанный
(Ханам.)
Назавтра все снимайте вежи!
Идем на Русь!

Кончак и все ханы
В поход на Русь!
Побьем врага!

Половцы
Идем в поход на Русь!
Побьем врагов, возьмем полон, добычу!
Идем!
Славен хан Кончак!
Славен грозный Гзак!
Слава ханам всем!

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Городская стена и площадь в Путивле. Раннее утро.
Ярославна одна на городской стене.

Ярославна
Ах, плачу я, горько плачу я, слезы лью
Да к милому на море шлю рано по утрам.
Я кукушкой перелетной полечу к реке Дунаю,
Окуну в реку Каялу мой рукав бобровый.
Я омою князю раны на его кровавом теле.
Ох ты, ветер, ветер буйный,
Что ты в поле веешь?
Стрелы вражьи ты навеял
На дружины князя.
Что не веял, ветер буйный,
Вверх под облака,
В море синем корабли лелея?
Ах, зачем ты, ветер буйный,
В поле долго веял?
По ковыль-траве рассеял
Ты мое веселье!

Ах, плачу я, горько плачу я, слезы лью
Да к милому на море шлю рано по утрам.
Гой ты, Днепр мой, Днепр широкий!
Через каменные горы
В половецкий край дорогу ты пробил.
Там насады Святослава
До Кобякова полку
Ты лелеял, мой широкий, славный Днепр,
Днепр, родной наш Днепр!
Вороти ко мне милого,
Чтоб не лить мне горьких слез
Да к милому на море
Не слать рано по утрам.

Ох ты, солнце, солнце красно,
В небе ясном ярко светишь ты,
Всех ты греешь, всех лелеешь,
Всем ты любо, солнце,
Солнце, красно солнце!
Что же ты дружины князя
Зноем жгучим обожгло?
Ах! Что ж в безводном поле жаждой
Ты стрелкам луки стянуло
И колчаны им истомой,
Горем запекло?
Зачем?

(Слышится песня —это идут поселяне.)

Поселяне (вдали)
Ох, не буйный ветер завывал,
Горе навевал,
Хан Гзак нас повоевал.

(Проходят мимо Ярославны.)

Что не черен ворон налетал,
Беды накликал,
Хан Гзак на нас понабегал.

(Удаляются.)

Что не серый волк позабегал,
Стадо зарезал,
Хан Гзак села поразорял.

Ярославна
(глядя на разоренные окрестности)
Как уныло все кругом: села выжжены, нивы заброшены,
жатва в поле вся погибла, — враг сгубил. Веселых
песен в поле нам не слышать больше долго.

(Всматривается в даль.)

Кто-то едет вдалеке... Два всадника... Один из них в
одежде половецкой... Уж не половцы ли к нам нагрянули?
Упаси господи! Что нам делать тогда? Путивля
нам не отстоять! Другой из всадников одет по-нашему
и с виду не простой он ратник: убор его, конь и осанка,
— все власть и знатность обличает. То, верно, русский
князь к нам едет гостем... Но кто б это мог быть?
Кто такой? Откуда? Не знаю... И вздумать не могу!
Невдомек мне... Ах! Не может быть... это сон... иль
наважденье... Нет!.. То Игоря знакомые черты! Игоря
черты, мне дорогие! Это князь! Князь мой воротился!

(Подъезжают князь Игорь и Овлур. Князь Игорь соскакивает
с коня и бросается к Ярославне; Овлур отходит с конями в
сторону.)

Ярославна
Он, мой сокол ясный! Лада мой желанный! Лада милый,
дорогой мой!

Князь Игорь
Здравствуй, радость-лада! Здравствуй, свет мой, лада!
Вот опять ты со мной, свет мой, лада!

Ярославна
Он, лада мой желанный!

Князь Игорь
Радость ты моя!

Ярославна
Все мнится мне, что это сон.
Ужель ко мне вернулся он?
Не верю я своим глазам.
Не верю я тем лживым снам!
Ах, сколько раз видала я
Тебя таким во сне!
Ужель не сон? Уверь меня,
Скажи скорей, скажи ты мне!

Князь Игорь
О нет, не сон, вернулся я,
В моей руке рука твоя,
Я вижу взор твоих очей,
Я слышу звук твоих речей.

Ярославна
Вернулся лада мой домой,
Ко мне вернулся лада мой,
Ко мне вернется все с тобою,
И счастье и покой.

Князь Игорь
Вернулся снова я домой,
К тебе вернулся лада твой
И снова он с тобою,
С тобой, с тобой, друг мой!

Ярославна
Снова вижу я милого,
Снова вижу дорогого!
Все ко мне вернулось снова:
Счастье, радость и покой,

Ярославна вместе с Князем Игорем
Лада, милый мой, желанный,
Лада, друг мой, небом данный,
Много, долго сердцем жданный,
Я опять, опять с тобой!
Лада, друг мой, милый, дорогой!
Лада, радость, милый друг мой,
Я опять, опять с тобой!
Друг ты мой, ты со мной,
Радость, лада!

Ярославна
Как спасся ты?

Князь Игорь
Я тайно бежал сюда,
Когда узнал, что враг был здесь;
Бежал я, чтоб край спасти
И кликнуть клич по всей Руси;
Пришел я полки собрать,
Пришел я князей поднять
И вновь дорогу заступить врагу!

Ярославна
Ужель тайком бежал.
Бежал из плена ты,
Бежал от хана ты?
Но ты ведь ранен был?
Опасно ранен был?
И вот ты снова здесь,
Ты у меня, со мной!

Ярославна
Снова вижу я милого,
Снова вижу дорогого!
Все ко мне вернулось снова:
Счастье, радость и покой.

Ярославна и Князь Игорь
Лада, милый мой, желанный,
Лада, друг мой, небом данный,
Много, долго сердцем жданный,
Я опять, опять с тобой!
Лада, радость, милый друг мой,
Я опять, опять с тобой!

Князь Игорь
Прошла пора зловещих снов,
Прошла пора тяжелых дум.

Ярославна и Князь Игорь
Забыто все: пора тоски.
Забыто горе прошлых дней,
И снова радость светит нам;
Так после грозных, черных туч
Проглянет снова солнца луч,
И станет ясно и светло вновь!

Я кликну клич из края в край,
На хана вновь ударю я,
И хан падет, гроза Руси,
Врага я сломлю!
Наш враг падет,
Хан падет!

(Князь Игорь и Ярославна медленно идут к воротам
детинца. На площади появляются Скула и Ерошка,
оба несколько хмельные; они играют и поют)

Ерошка и Скула
Ты гуди, гуди,
Да ты гуди, гуди,
Да ты гуди, играй,
Князя величай!
Князь ли Игорь,
Да князь ли Северский
В полону сидит,
В дальну степь глядит,
К хану угодил,
Да славу схоронил.
Рать порастерял,
Сам в полон попал;
Что без разума,
Безо времени
Он полки водил,
Во поход ходил,
Да во степях широких
Свой народ губил,
Да во песках сыпучих
Силу уложил.
Русским золотом,
Чистым серебром
Он пруды прудил,
Он мосты мостил,
Во Каял-реке
Свой народ топил.
Во Каял-реке
Славу обронил.
Как за то, про то
Да и белому свету.
Что на всей Руси,
Да что из края в край,
Да кают Игоря Святославича.
Князя Северского.
Кают на Посемье, на Посулье.
В стольном Киеве,
Да на Дунай-реке,
На Поморье, Лукоморье.
Ой, гуди, гуди, гуди.
Гуди, гуди, гудок!
Гуди, гуди, гуди...

Скула
Князь ли Игорь,
Да князь ли Северский...

(Внезапно останавливается в изумлении, увидя князя
Игоря и Ярославну, которые входят в ворота детинца.)

Гляди! гляди! гляди-ко!

Ерошка
Князь!.. князь!..

Скула
Эко дело, подумаешь!

Ерошка
Ой, батюшки, ой, родные, плохо будет нам, плохо будет
нам! Что делать, что делать? Как быть? Ох, ох, пропали
наши головушки... Казнят нас, беспременно казнят нас!

Скула
Уж так и казнят! Нет, брат, с умом да с вином на Руси
не пропадем... Сем-ка, померекаем, умом раскинем...
(Садятся друг против друга и думают.)
Н-ну!

Ерошка
Н-ну!

Скула
Н-ну!

Ерошка
Н-ну!
(Нерешительно.)
Бежать?
Скула
Аль с печи да в болото? Некуда ! Некуда !
Ерошка
В леса?..

Скула
После княжого хлеба кору глодать? После княжой браги
воду хлебать? Нет, брат, эта быль уж была, да и быльём
поросла!
(С важностью.)
Тут надо, брат, придумать...что-нибудь...поумнее...

Ерошка
Что же ?

Скула
Постой...погоди...дай сроку...Нашел!
(Указывает на колокольню.)
Видишь? видишь?

Ерошка (в недоумении)
Колокольню-то?

Скула (показывая, что нужно звонить)
Понял? понял?

Ерошка
Звонить, что ли? Зачем звонить?

Скула
Живы будем, целы будем, сыты будем, с хлебом будем,
а с умом — будем и с вином. Звони! Зови народ!

(Оба берутся за веревки от колоколов и звонят в набат.)

Ерошка
Народ! сюда! сюда! иди! скорей! Народ! сюда!
вали сюда скорей! вали сюда , народ, скорей, вали сюда!

Скула
Эй! Эй! Православные! Радость, радость поведаем вам!

(Со всех сторон сбегается народ.)

Народ
Эки звоны! батюшки! Пожар, что ли? Аль половцы?
Что там? что такое? Что? Говори!

Ерошка и Скула (с важностью)
Радость нам, радость, братие!

Народ
Да это пьяные гудошники чудят! И впрямь ведь! Ах они
пьяницы, пропойцы, оглашенные! Вишь галдят, только народ
мутят!

Ерошка и Скула
Эй, Эй! Что вы! Постой, полно вам, полно вам!
Стой! Стой!

Народ
Вон их отсюда! Гони их! Тащи их! Гоните отсюда их вон!

Ерошка и Скула
Радость нам, радость, православные!

Народ
- Чему обрадовались?
— Аль кто поднес?

Скула
Поднес! Уж не ты ли? Нет, брат! На этом разе на радостях
и себя пропьешь: князь приехал!

Народ
— Крамольник-то ваш Галицкий?
— Чтоб ему пусто было!

Ерошка
Да не крамольник Галнцкий! Наш, батюшка Северский!

Скула
Игорь Святославич!

Группа мужчин
Эк брешут с перепою-то!

Скула
Не веришь? Гляди, гляди вон там: видишь ли, у детинца-
то, по тропке-то, с княгиней-то, сам прошел, а вон
и конь его, и шелом его, и половчанин, что с ним
приехал,— вон!

Ерошка
Видишь?

Народ
Князь! Наш князь!

Мужчины
Эй вы, звоните!

(Скула и Ерошка снова звонят.)

Народ
Скорее бегите, половчанина спросите: то правда ль, что
вернулся Игорь-князь? Воротился вправду князь?

Ерошка и Скула
Эй! Православные!

(Некоторые подходят к Овлуру и расспрашивают его.)

Ерошка и Скула
Радость поведаем вам!

Народ
Вправду вернулся отец наш родимый! Эка радость!
Эко счастье! Вдруг из плена к нам на радость, на
спасенье воротился князь!

(Появляются старцы и бояре.)

Старцы и бояре
Кто первый радость нам поведал? Кто?

Ерошка и Скула
Мы, батюшка; мы первые.

Старцы и бояре
Гудошники?

Ерошка и Скула
Гудошники, отец; гудошники, батюшка.

Старцы и бояре
Слуги крамольника Галицкого?

Ерошка и Скула
Нет, нет, батюшка, мы не Галицкие, здешние, тутошные,
тутошные.

Старцы и бояре
С крамольником-то Галицким водились вы!

Ерошка и Скула
Нет, не мы, батюшка, это другие; мы Игоревы, тутошные,
тутошные.

Старцы и бояре
Ну, благо вам, на радостях мы старое забудем. Идите с
миром.

Ерошка
Гой, гуляй! Гой, гуляй!
Эй, гуди, гудок,
Во славу князя Северокого!

Скула
Гуляй во здравье князя,
Князя, батюшки родного!
Эй, гуди, гуди, гудок,
Гуди во славу князя,
Князя Северского!

Старцы и бояре
Знать, господь мольбы услышал,
Милость нам свою являет,
Радость нам он посылает:
Князь вернулся к нам домой!

Народ
Князь из плена к нам вернулся,
Князь наш Игорь Святославич,
Князь наш, батюшка желанный.
Князь, отец родной!

Ерошка, Скула и Народ
Народ, вали за нами,
Вали туда, в детинец,
Валите всей гурьбою,
Валим навстречу князю,
Всем народом встретим князя!
Идем его встречать!

Народ
Всем народом встретим князя,
Встретим батюшку родного,
Встретим гостя дорогого.
Встретим мы его!

Ерошка и Скула
Идем, идем, идем!

Старцы и бояре
Мы пойдем в детинец к князю,
Мы поклонимся ему.
Ждите здесь: к народу выйти
Соизволит Игорь-князь.

(Старцы и бояре проходят в детинец.)

Народ
Старики-то, братцы, дело говорят:
Так негоже будет к князю нам идти.

(Народ все прибывает; многие женщины в нарядных
платьях. Из домов выносят хлеб да соль.)

Женщины
— Словно в праздник светлый, надо
Приодеться нам красно,
Приубраться в лентах алых,
Да в монистах, да в серьгах.
— Словно в праздник светлый, надо
На Путивле всем гулять,
В песне звонкой князя славить,
В песнях князя величать.

Народ
Выносить народу надо
Хлеб да соль,
Припасти нам меду, браги
Да вина.

(Гудочники играют.)

Ерошка и Скула
Гой, гуляй! Гой, гуляй!
Эй, гуди, гудок!
Гуляй во здравье князя,
Князя, батюшки родного!
Эй, гуди, гуди, гудок.
Гуди во славу князя!

Народ
Всем народом встретим князя,
Князь из плена к нам вернулся,
Князь наш, батюшка желанный,
Князь, отец наш дорогой.
Всем народом встретим князя,
Встретим батюшку родного,
Встретим гостя дорогого,
Встретим честно.
Время красное настало.
Знать, недаром князь приехал,
Знать, прошла пора бездолья.
(Из детинца на площадь выходят князь Игорь и Ярославна;
за ними следуют старцы и бояре.)

Общий хор
Здравствуй, здравствуй, батюшка, наш князь, желанный
наш!