Кармен

Об истории создания оперы "Кармен"
Действующие лица
Действие первое
Действие второе
Действие третье
Действие четвёртое

                                            История создания оперы "Кармен"

В истории музыки немало курьезов, и один из них — провал 3 марта 1875 года в парижской «Комической опере» премьеры «Кармен» Бизе. Вскоре же после премьеры на страницах одной

из парижских газет можно было прочесть такой отзыв: «Безобразная, бессмысленная музыка оперы как раз соответствовала тому, что мы ждали от Жоржа Бизе». Быть может, эта до дикости нелепая критика была единственной в своей крайности, но так или иначе, опера «Кармен», которой суждено было занять одно из самых первых мест в сокровищнице мировой музыкальной культуры, не была понята некоторыми ценителями оперы, объявившими ее «аморальной».
      
При жизни автору так и не пришлось познать радость, которую испытывает художник, встречая восторженный прием своего творения: Бизе умер 3 июня 1875 года. После премьеры в том же сезоне и в следующем прошло около сорока представлений «Кармен» на сцене «Комической оперы». Сюжет ее публика находила   пикантным,  но   была явно шокирована. Героями оперы были простые люди. Показывая красоту образов, столкновение сильных и непримиримых страстей, Бизе бросил вызов обществу с его измельчавшими чувствами, продажной любовью, с его презрением к народу. В конце концов директора «Комической оперы» изъяли «Кармен» из репертуара театра, больше не решаясь ни щекотать нервы парижских буржуа, ни оскорблять их добродетель. И «Кармен» надолго исчезла из репертуара театра, давшего ей сценическую жизнь. А между тем в ближайшие же годы после премьеры в Париже «Кармен» обошла оперные сцены крупнейших европейских и американских городов со все возрастающим успехом. И скоро по степени популярности и всеобщего, мирового признания оперу Бизе можно было сопоставить лишь с очень ограниченным числом опер. Мировое признание «Кармен» одним из первых проницательно предвидел Чайковский, которому принадлежат знаменательные слова: «Я убежден, что лет через десять «Кармен» будет самой популярной оперой в мире» — из письма к Н. Ф. фон Мекк от 18 июля 1880 года. В другом письме Чайковского (к С. И. Танееву от 21 июля 1880 года) можно прочесть следующие строки: «Если б я умел что-нибудь серьезное написать, то с наслаждением занялся бы статьей, в коей доказал бы, что «Сагmеn»... одно из самых выдающихся лирических произведений нашей эпохи». Чайковский отмечает не только высокие музыкальные достоинства оперы. Сюжет «Кармен», который был одной из основных причин провала премьеры оперы,он называет «чудным». «Я не могу без слез играть последнюю сцену. С одной стороны, народное ликование и грубое веселье толпы, смотрящей на бой быков, с другой стороны, страшная трагедия и смерть двух главных действующих лиц...» — пишет Чайковский в упоминавшемся письме к Н. В. фон Мекк. Композитор высоко оценивает драматургический контраст трагедии героев и народного празднества в четвертом действии, придающий концу оперы оптимистический характер.
      
Кармен гибнет под ликующие звуки марша, гибнет, но все равно жизнь, свобода, любовь—прекрасны. Р. Роллан и А. Луначарский подчеркивают, что «Кармен» Бизе — подлинно реалистическое произведение редкого художественного достоинства, в котором обыденная житейская драма поднимается до степени общечеловеческой значимости.  
     Литературным источником оперы Бизе явилась одноименная
новелла Проспера Мериме, одного из самых интересных и тонких новеллистов мировой литературы. Это произведение,

несомненно, привлекло композитора не только своей сюжетной стороной, но и изображением остро своеобразных, сильных характеров. Достаточно вспомнить центральный образ новеллы — Кармен. При диком суеверии — какой живой, острый, изобретательный ум; при усвоенном с детства законе «джунглей» (смерть Ремендадо, намек Хозе на то, чтобы подстроить убийство Гарсиа Кривого пулей англичанина)— какое чувство долга, заставляющее ее освободить из тюрьмы Хозе или Гарсиа Кривого; при свободе морали (связь Кармен с англичанином ради осуществления контрабандистских дел) — как она может искренно и горячо любить. Основная идея новеллы — трагедия сильного и цельного характера, гибнущего из-за неспособности к компромиссу даже под угрозой смерти. Гордый и свободный дух Кармен противоборствует желанию «честного наваррца» Хозе видеть в ней свою собственность. «Кармен будет всегда свободна», — говорит она Хозе перед смертью и умирает, не дрогнув, не уступив. Предельная сжатость изложения, скупость в средствах выражения чувств составляют величайшие достоинства новеллы.        Либретто оперы создано Анри Мельяком и Луи Галеви — известными в то время драматургами — при непосредственном участии композитора. Авторы смягчили все острые углы новеллы, убрали в ней всё неэстетичное»: и рваные чулки (первая встреча Кармен и Хозе), и цыганские дела, и жуткий эпизод с Ремендадо, и отвратительного Гарсиа Кривого. Сложный и сильный характер дона Хозе приобрел в опере несколько сентиментальный характер. Упоминание у Мериме о синих юбках и светлых косах наваррок вызвало появление нового персонажа— Микаэлы. Незаметный пикадор Лукас превращен в блестящего тореадора Эскамильо. Однако нельзя не отметить и того, что, освобождая новеллу от «экзотических» излишеств, столь любимых Мериме, либреттисты, при активном содействии композитора, внесли изменения, придавшие сюжету «Кармен» обобщающее значение. Это прежде всего относится к введению в либретто красочных народных сцен, на фоне которых развивается трагедия Кармен и Хозе. Колорит их резко отличается от общей окраски новеллы Мериме, где встречаются отдельные светлые тона, но преобладают темные, мрачные: Веронья вента и лачуга старухи Доротеи, ночная сцена с убийством Ремендадо, сцена Хозе и Кармен в отдаленной венте (корчма, постоялый двор), наконец, финальная сцена в пустынном ущелье. И при этом действуют или одни герои, или кроме них—несколько контрабандистов. Огромным достоинством либретто явилась и новая трактовка образа героини, которому ее авторы сумели придать большую реалистическую обобщенность. Подчеркнута любовь Кармен к жизни, к свободе любви в высоком смысле. Нет зловещего фона, кладущего отпечаток на всю ее личность, нет цыганской кастовости. Кармен в опере — дитя народа, живет и действует в окружении живой и темпераментной толпы. Все встречи Кармен и Хозе, вся сложная линия их взаимоотношений — от самой завязки романа через нарастание конфликта до трагической развязки — все происходит среди народа. «Кармен» — это реалистическое и, несмотря на свой драматизм, глубоко оптимистическое произведение, в котором через смерть героя утверждается торжество жизни и любви. Одна из причин огромной популярности «Кармен»— в образности ее музыки. Музыкальная палитра Бизе чрезвычайно богата различными красками, и композитор, в меру важности каждого лица или группы людей, наделяет их ярко индивидуальными, легко запоминающимися чертами, отчего создаются выпуклые, рельефно очерченные образы. Это прежде всего относится к центральным персонажам оперы. Кармен, Хозе, Эскамильо и Микаэла — каждый получает свою законченную портретную характеристику, каждый наделяется специфическими, только ему присущими чертами. В портрете Кармен подчеркнут ее кипучий темперамент, обаятельная женственность, грация, соединенные с резкостью и порывистостью. Отсюда преобладание в ее музыкальной характеристике живой, танцевальной ритмики, увлекательных, по-южному темпераментных мелодий.    Воплощению образа Кармен, ее глубокой и страстной натуры, служат и другие музыкальные средства, использованные в ее партии: углубленная интимно-психологическая мелодика в ариозо гадания (III действие) и широкая светлая ариозность заключительной части дуэта с Хозе (II действие). Сильной и гордой натуре Кармен противопоставлена трогательно-нежная и кроткая Микаэла. В ее партии — совсем иной круг интонаций, иной мелодический «строй»: преобладает мягкая лиричеокая кантилена (дуэт с Хозе в I действии и ария в III действии). Партия Хозе во многом близка партии Микаэлы. Но характер Хозе сложнее, чувства его неустойчивее: ему свойственны и романтическая приподнятость, и простодушная непринужденная веселость, и вспышки сильных драматических чувств. Партия Хозе соединяет в себе и чередует различные интонационные элементы: и лирическую ариозность (ария «с цветком»), и простую народную песенность (песня за сценой «Кто идет? Кто идет?»), и широкое оперно-драматическое пение («Но я, как прежде, обожаю»). Неустойчивому Хозе, мятущемуся между любовью к Кармен, с одной стороны, и долгом солдата и сына — с другой, противопоставляется смелый, прямолинейный в своих действиях тореадор Эскамильо, которому всегда сопутствует удача. Наиболее полный музыкальный портрет Эскамильо дан в его блестящих куплетах с припевом (II действие). Характеристика отдельных групп  (солдаты, работницы сигарной фабрики и их поклонники, контрабандисты, горожане) дана через хоровое начало. Массовых, народных сцен в опере много, но ни один хор оперы не повторяет другой. Здесь своя индивидуализация, своя    «портретность»:    беззаботные и веселые солдаты  («Оживленною толпою», «Он приведет сюда с собою смену»); задорные и смешные в своем желании подражать взрослым  мальчишки    («Вместе с сменой караула»); работницы,   чья мягкая, ласково-лирическая песня («Гляди, как струей дымок улетает»)  как бы создает атмосферу влюбленности; мрачноватые, но мужественные и смелые контрабандисты (маршеобразная  музыка  оркестрового вступления к III действию, а затем хор «Смелее, смелее»). Наконец, нарядная, радостная  и возбужденная толпа, ожидающая участников боя быков  («За парой пара веселей»).
         
Следует отметить, что все групповые портреты обладают не только специфической индивидуализацией. Их музыкальная характеристика находится в тесной взаимосвязи с изображением главных героев, со всем развитием ведущей драматургической линии. Так, например,  лирические   хоры молодых  людей («Лишь раздастся звон») и работниц — музыкальные предвестники выхода Кармен;  несколько тревожный оттенок хора контрабандистов подготавливает настроение сцены гадания и т. д. «Кармен» носит   подзаголовок «комическая опера», хотя в сюжете ее нет ничего   комического. Это название жанра сохранилось   от   народных традиций французского  театра XVIII  века, где под словом «комическая» разумелась всякая опера, содержанием которой   служила   повседневная жизнь людей той эпохи.   Кроме   того, с момента своего возникновения комическая опера сложилась как жанр, в котором закономерным было наличие и музыкальных сцен, и сцен разговорных — по типу драматического театра. Бизе писал «Кармен» для парижского театра «Комической оперы», и потому первоначально в опере были разговорные диалоги, составлявшие значительную часть ее действия. Например, первый речитатив Хозе и Цуниги, беседа Хозе с Микаэлой (перед дуэтом и после него) — в I действии, речитатив Кармен с Цуиигой   и Эскамильо— во II действии и другие аналогичные эпизоды. После смерти Бизе его друг композитор Эрнест Гиро заменил словесную речь музыкальными речитативами, которые стали органической частью музыки всей оперы. Последний речитатив Хозе и Кармен (в IV действии) целиком принадлежит Бизе. IV действие обычно начинается с танцев, музыка которых заимствована из музыки к драме «Арлезианка» А. Доде (фанданго), оперы «Пертская красавица» (цыганский танец) и других произведений композитора. Иногда и II действие (сцена в таверне) открывается вставным хором из «Арлезианки», представляющим цыганскую песню и пляску. В основе большей части номеров «Кармен» лежат народно-жанровые музыкальные элементы. Здесь есть и подлинные фольклорные образцы, заимствованные композитором из испанской народной музыки. К числу их относится «Хабанера».  Мелодия   этого двухдольного испанского танца взята Бизе из   сборника Ирадьера «Цветы Испании». Подлинно  фольклорным образцом может служить песня Кармен «Режь меня, жги меня» (I действие), основанная на мелодии шуточной песенки, популярной в провинции Ла-Манча, южнее Мадрида ((Кстати отметим, что и поэтический текст песни имеет фолькльрные истоки. Он был создан Пушкиным (поэма "Цыгане") под впечатлением народной цыганской песни, слышанной им, по-видимому, в таборе молдаванских цыган. В либретто текст мог попасть из французского перевода пушкинской поэмы Проспером Мериме.)), Антракт к IV действию оперы построен на мелодии на¬родного танца «поло», которую Визе взял из сборника «Отголоски Испании». Есть и воссозданные Визе типы народной музыки, со всеми присущими им национальными жанровыми признаками, с их специфическими ритмическими и мелодическими формами. Развернутая сцена I действия — «Сегидилья и дуэт» — основана на одном из распространенных в Испании народных танцев трехдольного размера. Огромное место, уделяемое в «Кармен» народно-жанровым элементам, связано с глубокой реалистичекой основой произведения: народной музыке по самой ее природе свойственна яркая реалистическая образность и общезначимость. Однако широкое использование народно-жанровых элементов имеет и другое значение. Индивидуальные или групповые портреты наделены типическими чертами. Маршеобразная музыка, характеризующая солдат (Он приведет сюда с собою смену»); лирический хор работниц сигарной фабрики; темпераментная цыганская песня Кармен, под звуки которой пляшут посетители таверны Лилас Пастья («В цыганках закипела кровь»),— все это словно подсмотрено и подслушано на площади, в ночной тиши заснувшей улицы, в кабачке,— все это выхвачено из самой жизни. В опере кроме того, есть материал, не связанный с такими музыкальными жанрами, как марш, куплетная песня или танец, но обладающий теми же общими свойствами: рельефной и простой образностью и массовостью. К числу таких номеров следует отнести лирические арии и дуэты Хозе и Микаэлы, ариозо Кармен в сцене гадания, дуэтную сцену Эскамильо и Кармен, хор ссоры работниц «Поскорей, поскорей» и ряд других. Будучи еще совсем молодым композитором, сочиняя свою первую оперу «Дон Прокопио», Бизе пишет в письме к матери: «У меня в опере найдется с дюжину мотивов настоящих, ритмичных и легко запоминаемых, и тем не менее я не сделал ни одной уступки против моего вкуса». И дальше, в том же письме: «Большинству же [композиторов] не хватает того единственного, посредством чего композитор может заставить понять себя публику сегодняшнего дня: мотива...» И если «настоящие, ритмичные и легко запоминаемые мотивы» были в центре внимания Бизе при создании им первой оперы (1859), то тем более углубленную работу проделал он в этой области, работая над «Кармен» в годы творческой зрелости. Зная музыку Бизе, мы вправе заключить, что в понятие «мотива» композитор вкладывал довольно широкое содержание. К этой категории он, по-видимому, относил не только музыку, непосредственно почерпнутую из быта, но и ту, которая, имея другие источники, влилась в музыкальный быт, стала его неотъемлемой частью. Источниками этого рода популярной музыки нередко становились опера, оперетта, водевиль, сами впитавшие неисчислимые богатства народной музыки и «вернувшие» их музыкальному быту в виде популярнейших арий, куплетов, танцев. Бизе был наделен счастливой способностью сочинять такие мотивы, в которых слушатель чувствовал и узнавал любимые им интонации и мелодические обороты-попевки. Они были достоянием музыкального быта, шлифовались и проверялись многими поколениями. Многочисленные музыкальные образы «Кармен», возникшие под влиянием языка и жанров французской оперы, французского водевиля и оперетты, принципиально мало чем отличаются от других номеров, более тесно связанных с жанровой основой. Почти весь музыкально-тематический материал «Кармен» обладает очень широкой, подлинно массовой доходчивостью и той меткой реалистической образностью, которая свойственна народному искусству. Одна из важнейших особенностей «Кармен» —  связь индивидуального и коллективного; линии личной драмы героев с окружающей их жизнью даны в тесном соприкосновении и взаимодействии. Приведем несколько примеров, подтверждающих эту мысль. В оркестровом   вступлении к опере — три темы. Две из   них — ля-мажорная   и фа-мажорная (припев куплетов Эскамильо) —народно-жанрового происхождения. Обе в характере   марша. Первая — живая и стремительная, вторая—более умеренная в своем движении, более   торжественная,   но   обе   темы очень жизнерадостные, чему особенно способствует их яркая оркестровая звучность. И неожиданно рядом — ре-минорная «тема рока», после которой сразу же следует хор «Оживленною толпою», открывающий I действие, светлый и бодрый по настроению, как две первые темы оркестрового вступления. Тема рока в наибольшей мере выражает индивидуальное драматическое содержание оперы; по своему смыслу она связана как будто только с судьбой Кармен и Хозе. Но и во вступлении, и в других эпизодах оперы эта тема все время скрещивается с оптимистической музыкой массовых сцен. Бизе словно хочет сказать, что такова и сама жизнь с ее вечно неожиданной сменой и вечным переплетением радостного и горестного, «частного» и «общего». В I действии «Хабанеру» исполняет Кармен одна (куплеты в ре миноре) и с хором (припев в ре мажоре). Минорный характер куплетов — индивидуальное для Кармен. Мажорный характер припева — общее для нее и для всех окружающих. То же можно сказать и о «Куплетах» Эскамильо, которые характеризуют и собирающийся на бой быков народ. Если бы мы и дальше проследили все номера и сцены оперы, то легко убедились бы, что каждый герой Бизе ярко индивидуален, но при этом композитор раскрывает в его характере и те черты, которые присущи народу в целом.
    
Художественные образы Кармен и Хозе не превращаются в образы героев-одиночек. Драма Кармен и Хозе развивается в тесном переплетении с жизнью: «нити» драмы — «нити» самой жизни. «Кармен» обошла едва ли не все оперные театры мира. Сценическая жизнь гениальной оперы Бизе отмечена и яркими режиссерскими решениями постановок в западноевропейских и русских оперных театрах, и великолепными актерскими достижениями. Трудно представить себе, чтобы нашлись такие оперные меццо-сопрано и драматический тенор, которые не мечтали бы воплотить на сцене образы Кармен и Хозе, ибо их партии — одни из сложнейших в мировой оперной классике, являют собой пример сочетания широкого оперного пения с драматической игрой. Композиторское мастерство и музыкальная драматургия Бизе тесно связаны между собой. Мастерство Бизе в области инструментовки, свежесть, оригинальность и тонкость его гармонических приемов, прозрачная и выразительная полифония и, конечно, в первую очередь его мелодический дар — все это явилось основой музыкальной образности лучшего произведения композитора — «Кармен». Когда бы и где бы ни шла опера «Кармен» — зрительный зал всегда полон. В музыке оперы —  источник эмоционального воздействия на слушателя.

                                                                             КАРМЕН
                                                              Опера в четырех действиях

Либретто АНРИ МЕЛЬЯКА И ЛУИ ГАЛЕВИ
Музыка ЖОРЖА БИЗЕ

                                                                ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Кармен, цыганка                                                                меццо-сопрано
Дон X о з е. сержант                                                         тенор
Эскамильо, тореадор                                                       баритон
Данкайро , контрабандист                                           баритон            
Ремендадо , контрабандист                                         тенор
Ц у н и г а,капитан                                                           бас
Моралес, сержант                                                            баритон
М и к а э л а, невеста Хозе                                             сопрано
Фраскита, цыганка                                                          сопрано          
Мерседес, цыганка                                                             сопрано
Лилас Пастья, трактирщик                       
Проводник                 

Офицеры, солдаты, мальчишки, работницы сигарной фабрики, молодые люди, цыгане и цыганки, контрабандисты, тореадоры, пикадоры и другие. Действие происходит в Севилье (Испания) в первой половине XIX века.

                                                                          Действие первое

    Площадь в Севилье. У караульного  помещения,  близ сигарной  фабрики, солдаты  в  ожидании  смены  караула  наблюдают   за  суетливо   бегущими прохожими.

    С о л д а т ы    
Оживленною толпою все снует и бежит.
    Странный народ! Куда спешит?
    Странный народ! Куда спешит?

    М о р а л е с
    Чтоб скорей проходило время, любим мы подчас
    Курить, болтать и над прохожим подшутить не раз.
    Оживленною толпою все снует и бежит.

    С о л д а т ы  
   Оживленною толпою все снует и бежит.
     Что за народ! Куда спешит?
     Что за народ! Куда спешит?

    (Появляется Микаэла. Смущаясь, подходит к солдатам.)

    М о р а л е с     (к солдатам)    
На эту девушку взгляните,
    Она что-то хочет сказать.
    Сюда глядит, смущена, - посмотрите!

    С о л д а т ы  
   Разве пойти и разузнать?

    М о р а л е с     (Подходит к Микаэле.)
    Что ищете, красотка?

    М и к а э л а   
  Я ищу, где бригадир.

    М о р а л е с  
   Бригадир? Вот я.

    М и к а э л а   
  Но тот, кого найти хочу я,
    Дон Хозе. Знаете ль его?

    М о р а л е с  
   Дон Хозе? Знаком я с ним давно.

    М и к а э л а
    Ужель? Позвольте узнать:
    Он здесь с вами?

    М о р а л е с  
   О нет! Он бригадир другого эскадрона.

    М и к а э л а  
   Так, значит, здесь нет его?

    М о р а л е с  
   Да, к сожалению, здесь нет его,
    Но он придет скоро сюда,
    Да, он придет скоро сюда.
    Он приведет сюда другую смену
    Для караула нам на перемену.

    С о л д а т ы
    Он приведет сюда с собою смену
    Для караула нам на перемену.

    М о р а л е с  
   Чтобы смены здесь дождаться,
    К нам решитесь заглянуть,
    Я прошу вас не бояться,
    У нас останьтесь отдохнуть.

    М и к а э л а (испуганно) 
   У вас?

    М о р а л е с  и  С о л д а т ы
    У нас.

    М и к а э л а
    О, нет, о, нет!
    Благодарна я вам за честь.

    М о р а л е с
    О, не бойтесь! Что же, зайдете?
    Я могу вам обещать,
    Что меж нами вы найдете
    Лишь только вежливых солдат.

    М и к а э л а
    Да, я верю вам.
    Но уж лучше я вернусь сюда поздней,
    Ведь так верней.
    Я возвращусь, когда другую смену
    Он приведет сюда вам в перемену.

    М о р а л е с  и  С о л д а т ы
    Он приведет сюда с собою скоро смену
    Для караула нам на перемену.

    М о р а л е с
    Останьтесь здесь!

    М и к а э л а
    О нет, о нет!
   
    М о р а л е с 
    Просим мы вас!

    М и к а э л а
     О нет, о нет!

    До свиданья, всем вам господа!     (Убегает.)

    М о р а л е с
    Вспорхнула птичка! Но в утешенье
    Станем вновь всех здесь наблюдать,
    Курить, смеяться и болтать.

    С о л д а т ы
    Оживленною толпою все снует и бежит.
    Странный народ! Куда спешит?
    Странный народ! Куда спешит?

    (Звучит сигнальная труба. Моралес  приказывает солдатам  построиться. К караульному помещению подходят изображающие солдат мальчишки.)

    Д е т и
    Вместе с сменой караула
    Бодро мы идем всегда.
    Ну, трубите веселее!
    Та-ра-та-та-та, ра-та-та!
    Выправкой своей гордимся,
    Чем же не солдаты мы?
    Посмотрите, как отличимся!
    Раз, два, все впереди!
    Грудь вперед, бодрей смотрите,
    Гордо, прямо голова!
    Руки по швам держите,
    Молодцы мы хоть куда!
    Вот мы пришли! Вот и мы!

    (Вслед  за  мальчишками  к  караульному  помещению подходят   солдаты с лейтенантом Цунигой и сержантом Хозе  впереди.  После команды  "вольно" Моралес подходит к Хозе.)

    М о р а л е с
    Здесь тебя красотка искала.
    Она так прелестна,
    А имя не сказала.
    Но опять прийти обещала.

    Х о з е
    Знаю я: то Микаэла.

    Д е т и
    Снова с сменой караула
    Ведь и мы уйдем, друзья.
    Ну, трубите же веселее!
    Та-ра-та-та-та, ра-та-та!
    Выправкой своей гордимся,
    Чем же не солдаты мы?
    Вот мы снова отличимся!
    Раз, два, все впереди!
    Та-ра-та-та...

    (Моралес  уводит  сменившихся  с  караула  солдат,  с  ними   убегают мальчишки. Новая смена входит в  караульное  помещение. Лейтенант  Цунига подзывает к себе Хозе.)

    Ц у н и г а
    Говорят, что в этом здании,
    На фабрике сигарной,
    Служит много молодых работниц.

    Х о з е
    Так точно, лейтенант.
    Но верьте мне, что я
    Не видал никогда
    Женщин таких задорных.

    Ц у н и г а
    А меж ними много ль красивых?

    Х о з е
    Право, не знаю, лейтенант.
    Их красота меня совсем не занимает.

    Ц у н и г а
    Знаю прекрасно, мой друг,
    Кем занят ты.
    Есть одна прелестная блондинка,
    Микаэла зовут ее.
    У нее прелестные глазки.
    Ну, что же ты скажешь мне в ответ?

    Х о з е
    Не отвечу вам "нет", -
    Ей я предан душою.
    О красе работниц судить,
    Право, не могу.
    Вот они. Надеюсь, вы решите сами.

    (На площадь выходит  группа  работниц.  Навстречу  им идет  молодежь. Солдаты один за другим выходят из караульного помещения. На фабрике звонит сигнальный колокол.)

    Ю н о ш и
    Мы спешим сюда, чтобы их повидать,
    Встретить здесь цветник девушек коварных,
    Ласковой беседой станем их пленять,
    Ласковой беседой станем их пленять,
    И слова любви станем им шептать.

    С о л д а т ы (между собой)
    Посмотри, глядят как сюда эти кокетки
    И в зубах все, как одна, держат сигаретки.

    Р а б о т н и ц ы
    Гляди, как струей дымок улетает, улетает от нее
    И в небесах будто исчезает.
    Мы вдыхаем аромат, наслаждаясь и веселясь,
    От забот всех отрешась.
    Разве слова и уверенья в любви,
    И клятвы, и те блаженные сны,
    Как этот дым, не исчезают?
    Дым не тот ли?
    Гляди, как струей дымок улетает, улетает от нее
    И потом в небесах исчезает из глаз.

    М у ж ч и н ы     (к работницам)
    Но скажите вы нам, где Карменсита?

    (Из фабрики выходит Кармен.)

    Вот она! Вот она!
    Вот идет Карменсита!
    Кармен! Мы встречаем тебя каждый раз.
    Кармен! Будь добра и ответь нам сейчас,
    Когда же настанет счастливый тот час,
    Скажи, Кармен, когда ты полюбишь нас?

    К а р м е н
    Когда вас полюблю?
    Сама не знаю я.
    Вернее никогда, иль завтра, друзья,
    Сегодня же нет, знаю я.

    (Отделавшись от назойливых поклонников,  напевая песню,  направляется к караульному помещению.)

    У любви, как у пташки, крылья,
    Ее нельзя никак поймать,
    Тщетны были б все усилья,
    Но крыльев ей нам не связать.
    Все напрасно: мольбы и слезы,
    Иль красноречье, томный вид.
    Безответная на угрозы,
    Куда ей вздумалось летит.
    Любовь, любовь, любовь,
    Любовь - дитя, дитя свободы,
    Законов всех она сильней.
    Меня не любишь, так люблю я,
    И берегись любви моей.
    Не любишь ты меня, так я люблю,
    А полюблю я, полюблю – берегись тогда!

    Р а б о т н и ц ы,  С о л д а т ы,  М у ж ч и н ы     и  Ю н о ш и
    Любовь свободна. Век кочуя,
    Законов всех она сильней.
    Меня не любишь, но люблю я,
    Так берегись любви моей!

    К а р м е н
    Не любишь ты меня, так я люблю,
    А полюблю я, полюблю - берегись тогда!

    Р а б о т н и ц ы,  С о л д а т ы,  М у ж ч и н ы     и  Ю н о ш и
    Так берегись!

    К а р м е н
    А полюблю я, тогда смотри!
    Птичка близко, почти попалась,
    Но взмах крыла – и в облака
    От тебя она вновь умчалась.
    Не ждешь ее, но здесь она.
    Близ тебя вот она порхает,
    Вокруг, далёко… Там любовь.
    Поспеши к ней, но улетает,
    Гони ее, она тут вновь.

    Р а б о т н и ц ы,  С о л д а т ы,  М у ж ч и н ы     и  Ю н о ш и
    Близ тебя она вновь порхает,
    Вокруг, далеко... Там любовь!
    Поспеши к ней, но улетает,
    Гони ее, она здесь вновь.

    К а р м е н
    Любовь, любовь, любовь,
    Любовь – дитя, дитя свободы,
    Законов всех она сильней!
    Меня не любишь, но люблю я,
    Так берегись любви моей!

    Р а б о т н и ц ы,  С о л д а т ы,  М у ж ч и н ы     и  Ю н о ш и
    Так берегись!

    К а р м е н
    Не любишь ты меня, так я люблю.

    Р а б о т н и ц ы,  С о л д а т ы,  М у ж ч и н ы     и  Ю н о ш и
    Так берегись!

    К а р м е н
    А полюблю я – берегись тогда!

    Р а б о т н и ц ы,  С о л д а т ы,  М у ж ч и н ы     и  Ю н о ш и
    Любовь свободна. Век кочуя,
    Законов всех она сильней.
    Меня не любишь, но люблю я,
    Так берегись любви моей!

    К а р м е н
    Не любишь ты меня, так что ж,
    Так я люблю!

    Р а б о т н и ц ы,  С о л д а т ы,  М у ж ч и н ы     и  Ю н о ш и
    Так берегись. А полюблю,
    Полюблю я – тогда смотри!

    М у ж ч и н ы
    Кармен! Мы встречаем тебя каждый раз.
    Кармен! Будь добра и ответь нам сейчас,
    Поскорей дай ответ, ты полюбишь нас или нет?

    Р а б о т н и ц ы
    Любовь свободна. Век кочуя,
    Законов всех она сильней.
    Меня не любишь, но люблю я,
    Так берегись любви моей!

    (Молодежь вновь обступает Кармен. Не обращая на это никакого внимания, она, пошептавшись с подругами, подходит к Хозе и неожиданно  бросает  ему в лицо цветок.  Работницы  со  смехом  тормошат  его.  На фабрике  звонит колокол, оповещая о начале работы. Работницы поспешно идут к смене. Кармен медленно идет за ними, то и дело оглядываясь на Хозе,  который  растерянно смотрит ей вслед. Площадь пустеет. Хозе остается один.)

    Х о з е     (в раздумье)
    Что за взгляд дерзостный и наглый.
    Этот цветок сердце мое
    Будто ядом отравил.
    Как силен аромат, да и сам он красив.
    Ах, красотка, когда бы верил в колдуний,
    То сказал бы: она из них.

    (Подошедшая Микаэла окликает задумавшегося Хозе.)

    М и к а э л а
    Хозе!

    Х о з е
    О, Микаэла!

    М и к а э л а
    Вот и я.

    Х о з е
    Что за радость!

    М и к а э л а
    Матушка к вам меня послала.

    Х о з е
    Что сказала родная?
    Расскажи о родимой!

    М и к а э л а
    Для вас я принесла
    От матери любимой письмецо.

    Х о з е     (радостно)
    Мне письмо?

    М и к а э л а
    И вот немного денег.
    Она просила вам передать.
    Еще...

    Х о з е
    Еще?..

    М и к а э л а
    Ах, я робею...
    Еще я, право, передать не смею то,
    Что всего важней.
    Вы любите её, и дорог вам подарок тот...

    Х о з е
    Но что же это, не пойму я, говори...

    М и к а э л а
    Все скажу я вам,
    И, что я принесла,
    Я свято передам.
    Ваша мать раз со мной
    Из церкви выходила
    И, горячо обняв меня,
    Иди, сказала мне, в город ты поскорее.
    Пойди, мой друг, в Севилью, -
    Дорога не страшна, -
    Живет там сын мой милый,
    Хозе мой родной.
    Живет там сын мой милый,
    Мой Хозе, мой родной.
    Ты скажи ему, как страдаю
    Днем и ночью я все о нем,
    И что его я ожидаю,
    Что я молюсь всегда о нем.
    Это все передай, смотри же,
    Да еще не забудь – прибавь,
    Что целую, и смотри же,
    Поцелуй мой ему отдай.

    Х о з е
    Поцелуй от родимой?

    М и к а э л а
    Поцелуй от нее.

    Х о з е
    Горячо так любимой?

    М и к а э л а
    Поцелуй от нее, Хозе, вам передам,
    Как обещала ей.     (Целует Хозе.)

    Х о з е  и  М и к а э л а
    О мать, мечтою я с тобой
    Под кровом нашим скромным.
    Я вновь мечтой в приюте,
    Где я провел детства дни.
    О, светлые мечты, мои мечты,
    Вы принесли с собой
    Вновь силу и отраду.
    О, светлые мечты,
    О мать, с тобою я
    Мечтой в приюте скромном.
    Вы принесли с собой отраду,
    Вы принесли вновь с собой любовь.

    Х о з е
    Но ты здесь подожди,
    А я прочту письмо.

    М и к а э л а
    Читайте вы одни,
    А я приду потом.

    Х о з е
    Зачем ты спешишь?

    М и к а э л а
    Да так надо.
    Поверьте, так будет удобней.
    Читайте, я скоро вернусь.

    Х о з е
    Ты ведь придешь?

    М и к а э л а
    Да, я приду.     (Уходит. Хозе читает письмо.)

    Х о з е
    Не страшись, родная,
    Твой сын тебе послушен,
    И все исполнит, дорогая,
    И верен Микаэле.
    Женою будет мне она.
    А твой цветок, колдунья злая...

    (Хочет выбросить спрятанный в карман цветок, словно желая  тем  самым отогнать всякое воспоминание о Кармен. В это время из фабричного здания на площадь  высыпает  беспорядочная  толпа  работниц.  Сунув  цветок   снова в карман, Хозе бежит навстречу выходящему на шум из караульного  помещения Цуниге. Работницы окружают Цунигу, наперебой рассказывая ему о скандале на фабрике.)

    Р а б о т н и ц ы
    Поскорей, поскорей
    Помогите нам!

    П е р в а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Это Карменсита...

    В т о р а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Она не виновата...

    П е р в а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Так кто же?

    В т о р а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Она, она, конечно,
    Она зачинщица всей драки.

    П е р в а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Не слушайте вы их, сеньор,
    Мы скажем все.

    В т о р а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Нет, прежде мы расскажем вам.

    П е р в а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Ах, вы слушайте нас,
    Мы расскажем вам все.

    В т о р а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Нам Мануйлита сперва сказала
    Всем громогласно,
    Что хотела бы она себе купить осла.

    П е р в а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Но на это Карменсита
    Вскричала вдруг так сердито:
    "Красавице, как ты, довольно и метлы!"

    В т о р а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Мануйлита за себя
    В долгу пред ней не осталась.
    "На осле бы ты покаталась,
    но жаль, он умней тебя...

    П е р в а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    ...было бы ему зазорно
    на спине тебя носить". –
    "На язык ты хоть проворна,
    но умом где же нас сравнить?"

    В т о р а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Сразу тут драка пошла –
    Нож Кармен в руки взяла.

    Ц у н и г а
    Зачем так громко вы кричите?
    Прошу, немного помолчите.     (к Хозе)
    Тотчас возьмите с собой двух солдат
    И узнайте скорее
    Причину скандала.

    П е р в а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Это Карменсита!

    В т о р а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Она не виновата!

    П е р в а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Это Карменсита! Она, она, конечно!

    В т о р а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Она не виновата.

    П е р в а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Она зачинщица всей драки!

    В т о р а я  г р у п п а  Р а б о т н и ц
    Не она!

    Ц у н и г а     (к солдатам)
    Довольно!
    Прочь прогоните отсюда их всех!

    (Солдаты  оттесняют  продолжающих   шумно   спорить  работниц.   Хозе возвращается с фабрики, ведя с собой возбужденную ссорой Кармен.)

    Х о з е
    Мой лейтенант,
    Сперва вышли там споры,
    Потом принялись за драку,
    В ход пошли ножи,
    У одной даже рана.

    Ц у н и г а
    Кто виновен?

    Х о з е     (указывая на Кармен)
    Да вот эта...

    Ц у н и г а     (к Кармен)
    Слышишь ли ты?
    Что ж ответишь ты нам?

    К а р м е н     (насмешливо напевая)
    Тра-ля-ля-ля!
    Режь меня, жги меня,
    Не скажу ничего!
    Тра-ля-ля-ля!
    Не боюсь ничего,
    И сам черт мне не брат!

    Ц у н и г а
    Твои песни тут ни при чем.
    Ответить ты должна.
    Отвечай, мы ждем!

    К а р м е н
    Тра-ля-ля-ля!
    Это тайна моя
    А я тайны храню.
    Тра-ля-ля-ля!
    Одного я люблю
    И умру с ним, любя.

    Ц у н и г а
    Не хочешь ответить ты нам,
    Пойдешь в тюрьму,
    Песнь окончишь ты там.

    Р а б о т н и ц ы
    Да, в тюрьму, да, в тюрьму!

    (Кармен бросается к работницам и замахивается на  одну из  них.  Хозе хватает ее за руку.)

    Ц у н и г а
    Вот ведьма!
    Я убедился:
    Ты драться умеешь.     (Кармен, угрожающе напевая, подходит к Цуниге.)

    К а р м е н
    Тра-ля-ля-ля, тра-ля-ля-ля!

    Ц у н и г а     (про себя)
    Это жалко. Очень досадно!
    Право, ведь она недурна.
    Справиться с ней – задача трудна.     (к Хозе)
    Крепче руки ей надо связать.

    (Уходит в караульное помещение. Хозе связывает Кармен руки.)

    К а р м е н
    Куда ты поведешь?

    Х о з е
    В тюрьму.
    Я исполню приказанье.

    К а р м е н
    Вот как!
    Исполнишь приказанье?

    Х о з е
    О да! Мне мой долг так велит.

    К а р м е н
    Но я говорю, что иначе совсем поступишь;
    Для меня ты готов на все,
    Потому что ты меня любишь.

    Х о з е
    Я люблю?

    К а р м е н
    Да, Хозе.
    Цветок, что я бросила здесь,
    Ты знай, цветок был заколдован.
    Пожалуй, теперь брось его?..
    Ты мной очарован.

    Х о з е
    Довольно болтать.
    Слышишь ли?
    Ни слова мне не говори.

    (Кармен принимает деланно равнодушный вид и начинает напевать.)

    К а р м е н
    Близ бастиона в Севилье
    Друг мой живет Лильяс Пастья.
    Я там пропляшу сегидилью,
    Выпью там манзанильи,
    Скоро буду у друга Пастья.
    Но скучно мне одной живется,
    Мне лишь приятно быть вдвоем,
    Мы время провести прекрасно
    Туда с моим дружком идем.
    Но милый мой уж надоел,
    Его прогнала я вчера,
    Но сердцем я скоро утешусь,
    Снова любить ему пора.
    Я сотнями друзей считаю,
    Но мне не нравится никто.
    Прошла неделя, я не знаю,
    Полюбит ль кто и я кого.
    Сердце мое, полное страсти,
    Бьется в груди, друга зовет,
    Жаждет ласки, веселья, счастья.
    Друг, приди, время ведь не ждет.
    Близ бастиона в Севилье
    Друг мой живет Лильяс Пастья.
    Я там пропляшу сегидилью,
    Выпью стакан манзанильи,
    С новым другом там я буду пировать!

    Х о з е
    Молчи! Я запретил обращаться ко мне.

    К а р м е н
    Но я ведь не с тобою...
    Я песню напеваю,
    Я песню напеваю и мечтаю.
    Нельзя же запретить мне мечтать.
    Мечтаю я об офицере,
    Мечтаю я об офицере,
    Как страстно меня он любит,
    И как возможно, что полюблю и я.

    (Хозе в волнении прислушивается к словам Кармен. Словно не замечая его волнения, Кармен продолжает импровизированную песню.)

    Х о з е
    Кармен!

    К а р м е н
    Хоть мой военный
    Пока в малом чине,
    Не лейтенант, а сержант,
    Но бедной, смиренной цыганке
    Чего же еще желать?
    Я другого не хочу искать.

    Х о з е     (подходя к Кармен)
    Кармен, я рассудок теряю.
    Если будешь ты на свободе,
    Ты исполнишь ли обещанье?
    Ах, я люблю тебя, Кармен!
    Ответь любви признаньем.

    К а р м е н
    Да.

    Х о з е
    У Лильяс Пастья?

    К а р м е н
    Мы протанцуем там сегидилью,
    Выпьем стакан манзанильи.

    Х о з е
    Ты обещаешь, Кармен?

    К а р м е н
    Близ бастиона Севильи
    Друг мой живет Лильяс Пастья.
    Я там пропляшу сегидилью,
    Выпью там стакан манзанильи.
    Тра-ля-ля-ля!

    (Из караульного помещения выходит Цунига и передает Хозе пакет.)

    Ц у н и г а
    Вот приказ вам. Ступайте.
    За нею смотрите строго.

    (Кармен отходит с Хозе в сторону и тихо шепчется с ним.)

    К а р м е н
    На пути тебя я толкну,
    Я тебя толкну, как смогу,
    Изо всех сил.
    Ты ж, смотри, упади,
    А там дело мое!     (Насмешливо напевая, подходит к Цуниге.)
    Любовь – дитя, дитя свободы,
    Законов всех она сильней.
    Меня не любишь, так люблю я,
    Так берегись любви моей.
    Не любишь ты, не любишь ты меня,
    Так я люблю. А полюблю я –
    Тогда смотри!

    (Отойдя несколько шагов от караульного помещения, резко оборачивается и  толкает  конвоирующего  ее  Хозе.  Он  падает.  Воспользовавшись  общим замешательством, Кармен скрывается в толпе.)

                                                             Действие второе

    Кабачок Лильяс Пастья. Кутят офицеры, поют и пляшут для них  цыганки, снуют контрабандисты, для которых кабачок служит штаб-квартирой.

    К а р м е н
    В цыганах закипела кровь,
    Лишь только звуки дорогие,
    Напевы, песни им родные
    С гитарой прозвучали вновь.
    А вот и бубен зазвенел
    В руках красавицы-смуглянки,
    И поднялися все цыганки:
    Веселый праздник для всех настал.
    Тра-ля-ля-ля-ля!

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Тра-ля-ля-ля!

    К а р м е н
    Сверкают кольца золотые,
    И искры мечут огневые
    Их очи, полные любви.
    Но танец томный их сперва,
    Но танец томный их сперва
    Потом становится быстрее,
    И по земле летит резвее,
    Едва ступает резвая нога.
    Тра-ля-ля-ля-ля!

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Тра-ля-ля-ля!

    К а р м е н
    Лепечет нежные слова
    И, легкий стан обняв рукою,
    С красоткой пляшет молодою
    Цыган, весь страстию дыша.
    Сдержать порыва нету сил,
    Сдержать порыва нету сил,
    Все громче песня раздается,
    В вихре, пляске все несется,
    Позабыв в весельи целый мир.
    Тра-ля-ля-ля-ля!

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Тра-ля-ля-ля!

    (Разгорается веселье. К офицерам подходит Фраскита.)

    Ф р а с к и т а
    Господа, Пастья сказал...

    Ц у н и г а
    Ужасно надоел мне этот Пастья.

    Ф р а с к и т а
    Сказал он, что коррегидор велел,
    Чтоб таверну закрыли.

    Ц у н и г а
    Ну что ж, все по домам.     (к Фраските и Мерседес)
    Ведь вы пойдете с нами?

    Ф р а с к и т а
    О нет, мы остаемся.

    Ц у н и г а
    А ты, Кармен, идешь иль нет?
    Позволь мне тихонько спросить:
    Ты сердита?

    К а р м е н
    Сержусь ли я? За что?

    Ц у н и г а
    За солдата, что тогда
    Посажен был в тюрьму.

    К а р м е н
    Что ж с ним? Скорее расскажи!

    Ц у н и г а
    Он теперь на свободе.

    К а р м е н
    Он свободен, - тем лучше.     (к офицерам)
    Так до свиданья, господа!

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Так до свиданья, господа!

    Х о р     (за сценой)
    Хвала и честь тореадору!
    Хвала Эскамильо!

    (Цунига выглядывает за дверь кабачка.)

    Ц у н и г а
    При свете факелов прогулка
    В честь победителя цирка Гренады.
    Не зайдете ли сюда выпить с нами, приятель?
    За все победы ваши,
    За ваш успех блестящий.

    Ц у н и г а  и  Х о р
    Хвала и честь тореадору!

    К а р м е н,  М о р а л е с,  Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Хвала и честь!

    (Эскамильо входит в кабачок и берет предложенный ему бокал.)

    Э с к а м и л ь о
    Тост, друзья, я ваш принимаю,
    Тореадор всем вам друг и брат.
    Страха не зная, жизнью играя,
    Я готов всегда вступить в смертный бой.
    Полон цирк, и ждут все представленья,
    Толпа кипит, куда ни глянь.
    В страшном волненьи, как в исступленьи, точно в безумьи
    Толпа шумит и ревет.
    Кто в восторге, а кто страшится,
    Жажда крови опьяняет всех.
    Наша участь в этот день решится;
    Что нас ждет: гибель иль успех?
    Смелей, вперед! Смелей, вперед! Ах!
    Эй, матадор, ведь это ждут тебя,
    Тысячи глаз жадно глядят.
    Знай, что испанок жгучие глаза
    В час борьбы блестят живей,
    И ждет тебя любовь,
    Тореадор, там ждет любовь.

    К а р м е н,  Ц у н и г а,  М о р а л е с,      Ф р а с к и т а,  М е р с е д е с  и  Х о р      Тореадор, смелее!
    Тореадор, тореадор!
    Знай, что испанок жгучие глаза
    В час борьбы глядят живей,
    И ждет тебя любовь,
    Тореадор! Тореадор!

    Э с к а м и л ь о
    Замер цирк в одно мгновенье,
    Дышать боятся, затихло все кругом.
    В жутком молчаньи вот бык ворвался,
    Страшные глаза его горят диким огнем.
    Страшен бык, когда он кровь увидит.
    Уж лошадь пала, под нею пикадор.
    Тореро, браво, ах, браво, тореро! – толпа кричала.
    Бык летит вперед стремглав, дико рыча.
    Взрывая землю, бык несется,
    Опять удар, и вновь забрызган кровью цирк.
    Все бегут искать спасенья,
    Твой черед настал, смельчак, вперед!
    Смелей на бой! А!
    Тореадор, смелее, тореадор, тореадор!
    Знай, что испанок жгучие глаза
    В час борьбы блестят живей!
    Там посреди толпы одно сердечко,
    Да, там тебя с тревогой ждет!

    К а р м е н,  Ц у н и г а,  М о р а л е с,      Ф р а с к и т а,  М е р с е д е с  и  Х о р     Тореадор, тореадор, смелее!
    Знай, что испанок жгучие глаза
    В час борьбы глядят живей,
    И ждет тебя любовь,
    Тореадор, да, ждет тебя любовь!
    Там ждет тебя любовь!

    (Заметив, что он произвел сильное  впечатление  на Кармен,  Эскамильо подходит к ней.)

    Э с к а м и л ь о
    Красотка, позволь спросить твое имя,
    Чтоб в грозный час борьбы
    Мне его повторять.

    К а р м е н
    Кармен, Карменсита, - как нравится вам больше.

    Э с к а м и л ь о
    Если б я в любви тебе признался?

    К а р м е н
    Время напрасно не стоит терять.

    Э с к а м и л ь о
    Ответ прямой, но не любезный.
    Остается одно - ожидать и надеяться.

    К а р м е н
    Я ждать не запрещаю –
    Надежда так сладка.

    (Эскамильо уходит. К Кармен подходит Цунига.)

    Ц у н и г а
    Так ты остаешься. Кармен?
    Я возвращусь.

    К а р м е н
    Можешь не приходить.

    Ц у н и г а
    Что ж, увидим тогда.

    (Уходит вместе с офицерами и остальными посетителями кабачка.  Лильяс Пастья закрывает дверь.  Собираются  контрабандисты,  среди них  Данкайро и Ремендадо.)

    Ф р а с к и т а
    Ну, скорей, что за известия?

    Д а н к а й р о
    На этот раз недурные.
    И можем мы еще смело
    Взяться за дело.
    Но в этом все вы нам нужны.

    К а р м е н,  Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Мы вам нужны?

    Д а н к а й р о
    Да, в этом все вы нам нужны.
    Дело мы хотим предложить вам.

    М е р с е д е с
    По вкусу ль будет нам оно?

    Ф р а с к и т а
    По вкусу ль будет нам оно?

    Д а н к а й р о
    В этом нет сомненья, милашки.
    От вас же помощь нам нужна.

    Р е м е н д а д о
    От вас же помощь нам нужна.

    К а р м е н,  Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    От нас?
    Как наша помощь вам нужна?

    Д а н к а й р о  и  Р е м е н д а д о
    От вас, да, ваша помощь нам нужна.
    Ведь мы от вас не утаим,
    Мы вас обидеть не хотим,
    Чистосердечно говорим:
    В случае надо где надуть,
    Иль стянуть, иль обмануть,
    Можно тогда успеха ждать,
    Если с собою женщину взять.
    Вы ж, плутовки, зная уловки,
    Помочь советом нам должны.

    К а р м е н,  Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Помочь советом мы должны?

    Д а н к а й р о  и  Р е м е н д а д о
    Ну что ж, согласны с нами вы?

    К а р м е н,  Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Да, да, во всем согласны мы.

    Д а н к а й р о  и  Р е м е н д а д о
    Ну что ж, согласны с нами вы?

    К а р м е н,  Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Да, да, во всем согласны мы.

    Д а н к а й р о,  Р е м е н д а д о,  К а р м е н,      Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с    
В случае надо где надуть,
    Иль стянуть, иль обмануть,
    Можно тогда успеха ждать,
    Если с собою женщину взять.

    Д а н к а й р о  и  Р е м е н д а д о
    Вы ж, плутовки, зная уловки,
    Помочь советом нам должны.

    К а р м е н,  Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Мы ж, плутовки, зная уловки,
    Помочь советом вам должны.

    К а р м е н
    Да, лишь тогда успеха ждать,
    Если с собою нас взять.

    Д а н к а й р о
    Итак, друзья, все решено.

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Да, хорошо.

    Д а н к а й р о
    Что ж, в путь пора!

    К а р м е н
    Но вот одно...
    Как быть тут?
    Вы решили тотчас –  и в путь,
    Но сопровождать не могу вас.
    Я остаюсь, я не пойду.

    Д а н к а й р о  и  Р е м е н д а д о
    Кармен, ты ж обещала.

    К а р м е н
    Я остаюсь, я остаюсь, я остаюсь!

    Д а н к а й р о  и  Р е м е н д а д о
    Можешь ли ты покинуть нас,
    Своих друзей, в опасный час?!

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Ах, с нами, Кармен, ты пойдешь!

    Д а н к а й р о
    Но открой хоть причину,
    Кармен, отказа своего.

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Расскажи, расскажи, расскажи!

    Д а н к а й р о  и  Р е м е н д а д о
    Расскажи, расскажи, расскажи!

    К а р м е н
    Конечно, я ее скажу.

    Д а н к а й р о,  Р е м е н д а д о,  Ф р а с к и т а      и  М е р с е д е с
    Ну что ж?

    К а р м е н
    Охотно я вам все скажу.
    Причина та, что я теперь...

    Д а н к а й р о,  Р е м е н д а д о,  Ф р а с к и т а      и  М е р с е д е с
    Мы ждем...

    К а р м е н
    Знайте, что я влюбилась.

    Д а н к а й р о
    Не понял я, что говорит...

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Что она страстно влюблена.

    Д а н к а й р о  и  Р е м е н д а д о
    Влюблена?

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Влюблена.

    К а р м е н
    Да, и безумно!

    Д а н к а й р о
    Ну что ж, Кармен, полно шутить!

    К а р м е н
    Я люблю, безумно люблю!

    Д а н к а й р о  и  Р е м е н д а д о
    Положим, это все понятно,
    Но также знаем мы давно,
    Что ты с уменьем невероятным
    Долг и любовь примиряешь легко,
    Что с долгом ты примиряешь любовь.

    К а р м е н
    Друзья мои, скажу вам прямо,
    Что с вами радостно б пошла,
    Но в этот раз я заявляю,
    Что свой долг забуду я,
    Я любви лишь верна,
    Что в этот раз любви лишь верна.

    Д а н к а й р о
    Ужель последнее то слово?

    К а р м е н
    Не уступлю.

    Р е м е н д а д о
    Ты должна подумать о друзьях.

    Д а н к а й р о,  Р е м е н д а д о,  Ф р а с к и т а   и  М е р с е д е с
    Измена ведь, Кармен, в твоих словах.
    А в этом деле одна надежда,
    Что ты поможешь его свершить.

    К а р м е н
    Согласна с вами в этот раз, друзья.

    Д а н к а й р о,  Р е м е н д а д о,  Ф р а с к и т а      и  М е р с е д е с
    В случае надо где надуть,
    Иль стянуть, иль обмануть,
    Можно тогда успеха ждать,
    Если с собою женщину взять.

    Д а н к а й р о  и  Р е м е н д а д о
    Вы ж, плутовки, зная уловки,
    Помочь советом нам должны.

    К а р м е н,  Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Мы ж, плутовки, зная уловки,
    Помочь советом вам должны.

    Д а н к а й р о,  Р е м е н д а д о,  Ф р а с к и т а      и  М е р с е д е с
    В случае надо где надуть,
    Иль стянуть, иль обмануть,
    Можно тогда успеха ждать,
    Если с собою женщину взять.

    Д а н к а й р о  и  Р е м е н д а д о
    Вы ж, плутовки, зная уловки,
    Помочь советом нам должны.

    К а р м е н,  Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Мы ж, плутовки, зная уловки,
    Помочь советом вам должны.

    К а р м е н
    Да, лишь тогда.

    Д а н к а й р о,  Р е м е н д а д о,  К а р м е н,      Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Конечно, конечно.
    Успех нас ждет лишь тогда,
    Если с собой женщин взять,
    И ждет успех нас всех всегда.

    Д а н к а й р о     (к Кармен)
    Но ты кого-то ждешь?

    К а р м е н
    Да, я жду, жду солдата,
    Что меня от тюрьмы избавил,
    Сам в нее угодив.

    Р е м е н д а д о
    Любезный кавалер.

    Д а н к а й р о
    Но может быть ведь так,
    Что солдат твой раздумал.
    Уверена ли ты, что он придет?

    Х о з е     (за сценой)
    Кто идет, кто идет?
    Драгун из Алькаля!

    К а р м е н
    Это он!

    Х о з е     (за сценой)
    Стой, ты идешь куда,
    Драгун из Алькаля?
    Я иду сразиться и за честь вступиться
    Девицы моей.
    Если это так – проходи, смельчак.
    За честь красотки отомстить
    Ведь готов и я, драгун из Алькаля.

    Ф р а с к и т а     (к Кармен)
    Вот и твой драгун.

    М е р с е д е с
    Молодец драгун!

    Д а н к а й р о
    Он контрабандистом
    Мог быть отличным!

    Р е м е н д а д о     (к Кармен)
    Пригласи его.

    К а р м е н
    Нет, он не пойдет.

    Р е м е н д а д о
    Да ведь можно спросить.

    К а р м е н
    Что ж, его спрошу.

    Х о з е     (за сценой)
    Кто идет, кто идет?
    Драгун из Алькаля.
    Стой, ты идешь куда,
    Драгун из Алькаля?
    Верный обещанью,
    Я спешу на свиданье
    С девицей моей.
    Если это так – проходи, смельчак.
    За честь красотки отомстить
    Ведь готов и я, драгун из Алькаля.

    (Данкайро, Ремендадо, Фраскита и Мерседес скрываются. Входит Хозе.)

    К а р м е н
    Наконец и ты!

    Х о з е
    Кармен!

    К а р м е н
    Ты только из тюрьмы?

    Х о з е
    Я долго пробыл там.

    К а р м е н
    Как, упрек?

    Х о з е
    О нет, нет! Я за тебя бы снес
    И большие страданья.

    К а р м е н
    Любишь меня?

    Х о з е
    Я? Обожаю!

    К а р м е н
    Только что вышли вон офицеры.
    Плясали мы для них.

    Х о з е
    Как? И ты?

    К а р м е н
    Ужель ревнуешь ты меня?

    Х о з е
    Ну да, ревную я.

    К а р м е н
    Не рано ли, мой друг?
    Теперь тебе станцую я,
    О милый мой Хозе.
    Надеюсь, угожу,
    Но не суди ты строго.
    Садись сюда, дон Хозе.
    Начинаю.
    Тра-ля-ля-ля!    

(Прищелкивая кастаньетами и напевая без слов, танцует. Во время танца слышны далекие звуки сигнальных труб в казармах.)

    Х о з е
    Остановись, Кармен,
    Хоть на одну минутку.

    К а р м е н
    Для чего? Что тебе?

    Х о з е
    Мне казалось, что там...
    Да, то звуки трубы
    Нам зорю возвестили.
    Не слышишь разве ты?

    К а р м е н
    Браво! Браво! Как это кстати!
    Без музыки неловко было мне танцевать.
    И, право, веселей теперь с оркестром плясать.
    Ля-ля-ля!     (Продолжает петь и танцевать.)

    Х о з е
    Но ты не поняла, Кармен,
    Играют зорю,
    И должен я в казармы обратно идти.

    (Кармен резко обрывает танец.)

    К а р м е н
    Ты в казармах должен быть?
    Ах, как я глупа ужасно,
    Ах, как я глупа ужасно!
    А как же я старалась
    Его развеселить
    И лучше угодить:
    Распевала, танцевала,
    Я чуть весь свой покой
    Навсегда не потеряла.
    Та-ра-та-та!
    Но звук трубы раздался.
    Та-ра-та-та!
    Ему пора идти.
    Что ж, иди, поспеши.
    Вот шапка твоя, вот сабля,
    Вот и сумка.
    Ну, скорей, уходит, ступай,
    Возвращайся в казармы!

    Х о з е
    Ты не права, Кармен!
    О пожалей меня!
    Несправедлива ты.
    Мне тяжело уйти,
    Страдаю очень я.
    Нет, никогда так страстно не любил,
    Так глубоко, как ты теперь любима мною!

    К а р м е н
    Та-ра-та-та!
    Но звук трубы раздался.
    Та-ра-та-та!
    Ему пора идти.
    Боже мой, боже мой!
    "Пора в казармы, я могу опоздать..."
    Прочь ступай ты!
    Ступай! Разве это любовь?

    Х о з е
    Итак, не веришь ты моей любви?

    К а р м е н
    О нет!

    Х о з е
    Изволь, я объясню.

    К а р м е н
    Я не желаю слушать!

    Х о з е
    Слушай меня!

    К а р м е н
    Смотри, ты опоздаешь.

    Х о з е
    Слушай меня.

    К а р м е н
    Там тебя ожидают.

    Х о з е
    Все я объясню.
    Я хочу, Кармен,
    Все объяснить.

    (Показывает Кармен засохший цветок, который она когда-то бросила ему.)     В

Видишь, как свято сохраняю
    Цветок, что мне ты подарила.
    Ведь он в тюрьме со мною был,
    Но нежный запах свой хранил.
    Там, бывало, в долгие ночи,
    Сомкнув усталые очи,
    Тебя в тиши я призывал,
    И образ твой себе я представлял.
    Срывались с уст тебе проклятья,
    Душа изнывала от муки.
    Увы, зачем судьба моя,
    Кармен, с тобою нас свела…
    Но раскаянье во мне просыпалось,
    И в душе больной пробуждалось
    Одно желанье, одна мечта –
    Увидеть вновь, да, вновь тебя,
    Кармен, увидеть вновь,
    Да, вновь тебя!
    Ты - мой восторг, мое мученье,
    Ты - трепет сладкого томленья,
    Моя Кармен, навек я твой,
    Моя Кармен, моя Кармен, навек я твой!

    К а р м е н
    Нет, это не любовь!

    Х о з е
    Что ты сказала?

    К а р м е н
    Нет, это не любовь!
    Нет, это не любовь!
    Если бы ты желал,
    Туда со мной бы ты бежал!

    Х о з е
    Кармен!

    К а р м е н
    Туда, туда, в родные горы!

    Х о з е
    Кармен!

    К а р м е н
    Туда, туда, в родные горы,
    Туда со мной бы ты бежал,
    Меня в седло с собою взял,
    И не могли б следить за нами взоры,  
   Борзый конь нас бы вихрем мчал.
    Туда, туда, в родные горы!

    Х о з е
    Кармен!

    К а р м е н
    Туда со мной бы ты бежал,
    Туда со мною, в тот край родной.
    Там службы конец подначальной,
    Твой офицер не смеет тебе приказать,
    Трубы там не будет сигнальной,
    Чтобы свиданья с милой твоей прервать.
    Пред тобой вся жизнь вселенной,
    Над тобою неба свод.
    Сбросить там вечного рабства гнет.
    Да еще, всего что нам дороже,
    Свобода ждет там нас с тобой.

    Х о з е
    Молю!

    К а р м е н
    Туда, туда, в родные горы!

    Х о з е
    Кармен!

    К а р м е н
    Со мной туда бы ты бежал.

    Х о з е
    Молчи!

    К а р м е н
    Туда со мной бы ты бежал,
    На седло с собою взял.

    Х о з е
    Ах, Кармен, молю тебя,
    Молчи, молчи!

    К а р м е н
    Меня в седло с собою взял,
    И не могли б следить за нами взоры,
    Нас борзый бы вихрем мчал,
    Он нас бы мчал.

    Х о з е
    Сжалься, молю, молю, Кармен, пощади!
    Боже мой, сжалься!

    К а р м е н
    Любя меня, туда, туда
    Со мной бы ты бежал,
    Туда со мной бы ты бежал,
    Туда со мной бы ты бежал
    И на седло с собой бы взял.

    Х о з е
    О молчи, молчи!     (Решительно отстраняется от Кармен.)
    Нет, я слушать больше не хочу,
    Свой долг забыть я не могу.
    Заклеймить себя позором?
    Лучше умру!

    К а р м е н
    Ну что ж, прочь!

    Х о з е
    Кармен, умоляю, послушай!

    К а р м е н
    Нет, тебя не люблю!
    Прочь, прочь ступай,
    И прощай навсегда!

    Х о з е
    Пусть так!
    Да, прощай, прощай навсегда!

    К а р м е н
    Ступай!

    Х о з е
    Кармен, прощай,
    Прощай навсегда!

    К а р м е н
    Прощай!

    (С улицы стучат во входную дверь.)

    Ц у н и г а     (за дверью)
    Открой, Кармен, открой, открой!

    Х о з е
    Стучатся. Это кто?

    К а р м е н
    Молчи, молчи!

    Ц у н и г а     (за дверью)
    Сам я сумею открыть!     (Входит.)
    Вот как, моя красотка!
    Твой выбор несчастлив!     (указывая на Хозе)
    Вот так находка!
    Зачем же брать солдата, если есть офицер?     (к Хозе)
    А ты – в казармы!

    Х о з е
    Нет!

    Ц у н и г а
    Приказ слышал ты мой?

    Х о з е
    Отсюда не уйду.

    Ц у н и г а
    Наглец!

    Х о з е
    Проклятье!
    Сейчас тебя убью!
    (Бросается на Цунигу с обнаженной шпагой.)

    К а р м е н
    Скорей сюда, ко мне!
    Сюда, ко мне!

    (На крик Кармен прибегают Данкайро, Ремендадо, Фраскита  и  Мерседес. Мужчины обезоруживают Цунигу и Хозе. Кармен подходит к Цуниге.)

    Мой капитан, мой капитан,
    Любовь, как видно,
    С вами шутку разыграла.
    Вас к нам не в добрый час
    Судьба послала.
    Увы, вот мы принуждены,
    Чтоб вы на нас не донесли,
    Вас задержать у нас,
    Хоть ненадолго.

    Д а н к а й р о  и  Р е м е н д а д о     (к Цуниге)    
Мой капитан, мы с позволенья вашего
    Покинем этот дом.
    Пойдете с нами вы?

    К а р м е н     (к Цуниге)
    Немного прогуляться?..

    Д а н к а й р о  и  Р е м е н д а д о
    Ну, ваш ответ?
    Согласны ль вы иль нет?

    Ц у н и г а
    Что ж отвечать?
    (указывая на пистолеты в руках Данкайро и Ремендадо)
    Да к тому ж довод ваш силен,
    Ему, как видно, подчиниться должен я.
    Но берегитесь:
    С вами я рассчитаюсь.

    Д а н к а й р о
    Мы вызов принимаем,
    А пока, мой капитан,
    Теперь идти с собою приглашаем.

    Д а н к а й р о,  Р е м е н д а д о,  К а р м е н,      Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Теперь идти вас с собою приглашаем.

    (Данкайро и Ремендадо уводят Цунигу и возвращаются.  Хозе  погружается в глубокое раздумье.)

    К а р м е н     (к Хозе)
    Всюду теперь с нами пойдешь?

    Х о з е
    Да, поневоле!

    К а р м е н
    Ах, неласков ответ, но пустое!
    Что ж, это пройдет, ты сам поймешь,
    Что кочевая жизнь прекрасна.
    Нам будет мир землей родной,
    Лишь наша воля будет законом нам,
    Да еще, всего что нам дороже, -
    Свобода ждет нас там с тобой.

    Д а н к а й р о,  Р е м е н д а д о,  К а р м е н,      Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с 
    Пойдем с нами в дальние горы,
    Друг мой, пойдем в дальние горы, пойдем.
    Там свыкнешься ты, свыкнешься ты,
    И сам поймешь ты там, что кочевая жизнь прекрасна.

                                                               Действие третье

    Глухая  гористая  местность,  по  которой  пробираются контрабандисты с товарами. Среди них Хозе.

    К о н т р а б а н д и с т ы
    Смелей, друзья, идите.
    Нас награда ждет, добыча там.
    Осторожней вперед глядите,
    Грозит обрыв тот смертью нам.
    Смелей, друзья, идите.
    Нас награда ждет, добыча там.
    Осторожней вперед глядите,
    Грозит обрыв тот смертью нам.

    Х о з е,  Д а н к а й р о,  Р е м е н д а д о,  К а р ме н,      Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с     Смелость нужна при нашем ремесле,
    Но, чтоб приняться за него,
    Не надо трусить ничего.
    Гибель везде: в небесной синеве,
    В горах, в лесах, и на земле, и в вышине.
    А все же дружно, бодро идем все вперед,
    Все вперед, не страшась ни грозы и ни бурных потоков.
    Пусть шпион нас там ждет,
    Пусть врагам предает,
    Пусть солдат смертью нам всем, друзья, угрожает,
    Мы бесстрашно идем все вперед.
    Смелее, смелее, смелей, друзья, идите,
    Нас в награду ждет добыча там.

    К о н т р а б а н д и с т ы
    Осторожней вперед глядите,
    Грозит обрыв тот смертью нам.
    Смелей, друзья, смелее, смелей идите,
    В награду ждет добыча там.
    Осторожней вперед глядите,
    Грозит обрыв тот смертью нам.
    Смелей, друзья, смелее, смелей идите,
    в награду ждет добыча там.

    Д а н к а й р о
    Теперь немного отдохнуть, друзья, вам можно.
    А мы пока пойдем узнать, свободна ли дорога,
    И возможно ль без риска всю контрабанду пронести.

    (Контрабандисты располагаются на отдых. Кармен подходит к  усевшемуся в стороне Хозе.)

    К а р м е н
    Опять задумчив ты?

    Х о з е
    Думал я, что в долине той
    Живет одиноко бедная старушка,
    Свято веря, что я честен.
    Ах, но она ошиблась.

    К а р м е н
    Кто та, о ком мечтаешь?

    Х о з е  
   Ах, Кармен, хоть раз в жизни
    Шутить перестань.
    То мать родная.

    К а р м е н
    Ну что ж!
    К ней зачем не идешь ты тотчас же?
    Ведь наше ремесло не для тебя.
    И прекрасно поступишь, коль нас ты оставишь.

    Х о з е
    Уйти, расстаться нам?

    К а р м е н
    Конечно!

    Х о з е
    С тобой, Кармен, расстаться?
    Послушай, скажи еще хоть раз!

    К а р м е н
    Мне смертью угрожаешь?
    Что за взгляд?
    Ты не отвечаешь?
    Ну так что ж, пусть умру,
    Ведь судьбы не избегнешь.

    (Фраскита и Мерседес гадают на картах. Кармен подходит к ним.)

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Сложим!

    М е р с е д е с
    Снимем!

    Ф р а с к и т а
    Снимем!

    М е р с е д е с
    Так хорошо!

    Ф р а с к и т а
    Так хорошо!

    М е р с е д е с
    Три карты сюда...

    Ф р а с к и т а
    Три карты сюда...

    М е р с е д е с
    Четыре туда.

    Ф р а с к и т а
    Четыре туда.

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Сказать должны нам карты эти,
    Что ждет еще нас в будущем на свете.
    Кто будет страстно нас любить,
    И кто способен изменить?
    Откройте нам, скажите нам,
    Кто будет страстно нас любить,
    И кто способен изменить?
    Что ждет всех нас?

    Ф р а с к и т а
    Мне судьба красавца сулит,
    Он любит меня так сердечно.

    М е р с е д е с
    А мой, хоть и старый на вид,
    Но жениться захочет, конечно.

    Ф р а с к и т а
    На седло меня он берет,
    И в горы вдвоем мы с ним мчимся.

    М е р с е д е с
    А мой меня в замок везет,
    Где вместе мы с ним поселимся.

    Ф р а с к и т а
    С каждым днем сильней и сильней
    Он ко мне любовью пылает.

    М е р с е д е с
    А мой все богатство свое
    Смело к ногам моим бросает.

    Ф р а с к и т а
    С ним счастлива буду всегда,
    Как ясно я в картах читаю.

    М е р с е д е с
    А мой...
    Ужель этот туз не солгал?
    Он умирает. Ах!
    Мне наследство оставляет.

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Сказать должны нам карты эти,
    Что ждет еще нас в будущем на свете.

    Ф р а с к и т а
    Кто будет страстно нас любить?

    М е р с е д е с
    Кто будет страстно нас любить?

    Ф р а с к и т а
    И кто способен изменить?

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Откройте нам, скажите нам,
    Кто будет страстно нас любить,
    И кто способен изменить?

    М е р с е д е с
    Богатство!

    Ф р а с к и т а
    Любовь!

    (Кармен садится и сама раскладывает карты.)

    К а р м е н
    Посмотрим, что меня в жизни ждет.
    Бубны, пики. В них смерть я прочла.
    Мне сперва, после ему,
    Обоих нас ждет смерть.
   
(Смешивает карты и снова их раскидывает.)

    Уж если раз ответ зловещий карты дали,
    Напрасно их мешать.
    И то, что нам они в гаданьи показали,
    Вновь станут повторять.
    Но если решено, что счастье улыбнется,
    Не бойся, все мешай.
    Коль карта у тебя в руке перевернется,
    Удачи ожидай.
    Когда же смерть близка,
    Напрасно убегаешь –
    Так решено судьбой.
    Неумолимы карты, все в них прочитаешь.
    Ответ немой – жди смерти...
    Да, если смерть близка,
    Напрасно убегаешь,
    Все в картах прочитаешь.
    Ответ немой: жди смерти.
    Опять, опять, опять мне смерть.

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Сказать должны нам карты эти,
    Что ждет еще нас в будущем на свете.
    Кто будет страстно нас любить,
    И кто способен изменить?

    К а р м е н
    Опять, опять, опять мне смерть...

    Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Откройте нам, скажите нам,
    Кто будет страстно нас любить,
    И кто способен изменить?

    К а р м е н
    Опять мне смерть!

    М е р с е д е с
    Богатство!

    Ф р а с к и т а
    Любовь!

    К а р м е н
    Опять мне смерть!

    К а р м е н,  Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Опять, опять, опять...

    (Данкайро и Ремендадо возвращаются с разведки.)

    К а р м е н
    Ну что?

    Д а н к а й р о
    Что ж, надо попытаться нам пройти.
    Может, и пройдем.     (к Хозе)    
    Останься здесь, Хозе,    
   И охраняй товары.

    Ф р а с к и т а
    Свободна ли дорога?

    Д а н к а й р о
    Да! Но может что случиться:
    Я видел сам вдали, там, на пути,
    Таможенных солдат.
    От них нам избавиться надо.

    К а р м е н
    Ну, скорее, поклажу возьмем;
    Пройти нам надо, и мы пройдем.

    К а р м е н,  Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Не страшен страж нам из таможни,
      Его пленить легко возможно.
    Он сам не прочь любезным быть,
    Он нас не откажет пропустить.

    Ф р а с к и т а
    Он сам не прочь...

    М е р с е д е с
    Да, и сам ведь он не прочь...

    Ф р а с к и т а
    ...любезным быть.

    К а р м е н
    Он не прочь любезным быть.

    К а р м е н,  Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    ...любезным быть.

    Ф р а с к и т а
    Он захочет нас пленить.

    М е р с е д е с
    Да, он, пожалуй, не прочь любезным быть.

    К а р м е н,  Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    Не страшен страж нам из таможни,
    Его пленить легко возможно.
    Он сам не прочь любезным быть,
    Он нас не откажет пропустить.
    Ведь с ними нам не нужно драться,
    Эта война будет легка.
    А если вдруг хотели б целоваться,
    Ответ свой им дадим тогда.
    Хоть нежным словом или улыбкой
    Пропуск наш у них возьмем.
    Не оглянетесь, как мы лихо всю контрабанду пронесем.
    Ну, пойдем смелее, смелее, вперед!
    Нам не страшен страж таможни,
    Его пленить легко возможно.
    Он сам не прочь любезным быть,
    Он нас не откажет пропустить.

    (Данкайро, Ремендадо,  Кармен,  Фраскита,  Мерседес  и контрабандисты с частью поклажи уходят. Хозе провожает их. По горной тропинке пробирается Микаэла,   которой   проводник   указывает    место   обычного    привала контрабандистов, после чего он уходит.)

    М и к а э л а
    Вот, кажется, притон для всех контрабандистов,
    И здесь Хозе увижу я.
    Я передам ему родимой волю
    И его, быть может, спасу.
    Напрасно себя уверяю,
    Что страха нет в душе моей.
    Но что скрывать, вся замираю,
    И сердце бьется все сильней и сильней.  
   Все здесь зловеще и грозно,
    Все пугает меня.
    Но надо страх прогнать.
    Матери бедной я обещала,  
   Что сын ее вернется к ней.
    Пойду к злодейке я смело,
    Скажу: "Сгубила его!"
    Ах, моя любовь поможет мне.
    И, может быть, спасу его.
    Она, говорят, так прекрасна,
    Но не боюсь я ничего,
    Сумею я робость победить.
    Пускай я умру за него.
    Ах, господь и здесь меня хранит,
    Господь и здесь меня хранит!
    Напрасно себя уверяю,
    Что страха нет в душе моей.
    Но что скрывать, вся замираю,
    И бьется сердце все сильней и сильней.
    Все здесь зловеще и грозно,
    Все пугает меня,
    Но надо страх прогнать.
    Матери бедной я обещала,
    Что сын ее вернется к ней.
    И здесь меня бог хранит,
    Сам господь охраняет от зла меня,
    Сам господь от зла меня хранит.

    (В отдалении на скале появляется Хозе. Микаэла вглядывается в него.)

    Нет, не ошиблась я:
    Вот он, там, на скале.
    Ко мне, Хозе, Хозе!
    Меня не узнает.
    Что вижу я?
    Он стреляет!
    Боже мой!
    Ах, нет уж больше сил,
    Не могу здесь оставаться.

    (Прячется.  По  тропинке  спускается  Эскамильо.  Хозе  бежит  к  нему навстречу.)

    Э с к а м и л ь о
    Если б линией пониже,
    То был мне конец.

    Х о з е
    Ваше имя скажите.

    Э с к а м и л ь о
    Тише, тише, милый друг.
    Пред вами Эскамильо,
    Тореадор из Гренады.

    Х о з е
    Эскамильо?

    Э с к а м и л ь о
    Я сам.

    Х о з е
    Это имя слышал я,
    И рад увидеть вас.
    Но скажу вам, приятель,
    Что мог я вас убить.

    Э с к а м и л ь о
    Что ж, видно, не судьба.
    Милый друг, знайте, я теперь влюблен безумно.
    И, в самом деле, тот плохим бы был испанцем,
    Кто за любовь свою не жертвовал бы жизнью.

    Х о з е
    Та, что любите вы, здесь у нас?

    Э с к а м и л ь о
    Угадали и, кажется, она цыганка.

    Х о з е
    Как ее имя?

    Э с к а м и л ь о
    Кармен.

    Х о з е
    Кармен?

    Э с к а м и л ь о
    Кармен, да, мой друг.
    Возлюбленным ее какой-то был солдат,
    Он с нею убежал, как дезертир, скрываясь.

    Х о з е
    Кармен!

    Э с к а м и л ь о
    Но их любви прошла уже пора:
    Знают все, что Кармен не может быть верна.

    Х о з е
    Все же вы влюблены?

    Э с к а м и л ь о
    Безумно.

    Х о з е
    Все же вы влюблены?

    Э с к а м и л ь о
    Безумно, милый друг,
    Люблю ее со всею силой страсти.

    Х о з е
    Но, чтобы получить из табора цыганку,
    Известно ль вам, нужна расплата?

    Э с к а м и л ь о
    Что ж, заплачу,
    Что ж, я заплачу.

    Х о з е
    Расплата на ножах.
    И я тебя убью!

    Э с к а м и л ь о
    Не останусь в долгу.

    Х о з е
    Понятно ль вам?

    Э с к а м и л ь о
    Ваша речь так ясна.
    Так дезертир, солдат, в нее влюбленный,
    Что раньше был ей мил, – это вы?

    Х о з е
    Да, это я!

    Э с к а м и л ь о
    Прекрасно, милый друг!
    Прекрасно, милый друг!
    Счастлив я в этот день!

    (Начинается поединок. Кармен, которая вместе  с  Данкайро,  Ремендадо, Фраскитой и Мерседес вернулась за оставшимися  товарами, бросается  между дерущимися и заслоняет собой поскользнувшегося Эскамильо.)

    К а р м е н
    Постой, постой, Хозе!

    Э с к а м и л ь о
    Как, и ты меня спасаешь?
    Я шел к тебе, Кармен!
    Ты жизнь мне возвращаешь!     (к Хозе)
    До свиданья, солдат!
    Но помни, что не кончен еще расчет со мною!
    О милой мы поспорим.
    Назначь мне день любой,
    Тебя я буду ждать.

    Д а н к а й р о     (к Хозе и Эскамильо)
    Ну, полно вам, споры оставьте.
    Нам нет времени ждать.     (к Эскамильо)
    А ты, мой друг, прощай, прощай!

    Э с к а м и л ь о
    Еще вам всем позвольте сказать, уходя,
    Что вас я приглашаю
    На бой быков в Севилью.
    Надеюсь снова я там блеснуть, как всегда.     (к Кармен)
    И кто любит, придет.
    И кто любит, придет.     (к Хозе)
    Мой друг, будь поспокойней.     (ко всем)
    Все сказал вам, друзья,
    Мне остается лишь прибавить вам "прости".

    (Уходит. Хозе бросается за  ним,  но  его  удерживают.  Хозе  подходит к Кармен, которая смотрит вслед удаляющемуся Эскамильо.)

    Х о з е
    О, берегись, Кармен,
    Есть терпению конец!

    Д а н к а й р о
    В дорогу, в дорогу, пора идти!

    Д а н к а й р о,  Р е м е н д а д о,  К а р м е н,      Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с
    В дорогу, в дорогу, пора идти!

    Р е м е н д а д о
    Стойте, здесь кто-то прячется от нас.
    (Приводит спрятавшуюся Микаэлу.)

    К а р м е н
    Это женщина!

    Д а н к а й р о
    Вот как!
    Ты попалась, красотка!

    Х о з е
    Микаэла!

    М и к а э л а
    Дон Хозе!

    Х о з е
    Микаэла!
    Зачем ты здесь, скажи?

    М и к а э л а
    Я пришла за тобой.
    В долине там избушка,
    Где забыта, одна,
    Ждет в надежде старушка,
    Что вернется ее дитя,
    И в слезах призывает сына милого она.
    Но о том он не знает.
    Хозе, ах, Хозе!
    Не дай вечным сном ей заснуть.

    К а р м е н     (к Хозе)
    Ступай туда, она права.
    Нет, здесь не место для тебя.

    Х о з е
    Ты велишь идти за нею?

    К а р м е н
    Да, тебе не место здесь.

    Х о з е
    Ты велишь идти за нею,
    Чтоб самой тебе убежать
    И другого там обнять.
    Нет! Никогда!
    Скорее с жизнью я расстанусь,
    Но клянусь, отсюда не уйду!
    Хоть оковы презираю,
    Но до смерти их не порву.
    Скорее с жизнью я расстанусь,
    Но отсюда не уйду!

    М и к а э л а     (к Хозе)
    Пойдем, там мать умоляет тебя.

    Д а н к а й р о,  Р е м е н д а д о,  К а р м е н,      Ф р а с к и т а  и  М е р с е д е с  
   Ведь она так ждет!
    Ты оковы презираешь, Хозе,
    И сам их порвешь.

    М и к а э л а
    Пойдем, Хозе!

    Х о з е
    Отойди, я не в силах бежать.

    Д а н к а й р о,  Р е м е н д а д о,  М и к а э л а,     К а р м е н,  Ф р а с к и т а,  М е р с е д е с     Хозе, послушай!

    (Хозе бросается к Кармен.)

    Х о з е
    Ах! Теперь ты в моей власти,
    И, клянусь, тебя заставлю я
    Разделять со мной несчастье,
    Что с собой ты принесла.
    Скорее я расстанусь с жизнью,
    Но, клянусь, отсюда не уйду!

    Д а н к а й р о,  Р е м е н д а д о,  М и к а э л а,     К а р м е н,  Ф р а с к и т а,  М е р с е д е с     Ах, страшись, страшись, дон Хозе!

    М и к а э л а
    Еще одно лишь слово,
    Но оно будет последним.
    Увы, Хозе, родная умирает
    И желает благословить тебя перед смертью своею.

    Х о з е
    Что слышу?..
    Мать умирает!

    М и к а э л а
    Да, дон Хозе!

    Х о з е
    Идем к ней скорее!     (к Кармен)
    Будь довольна; прощай.
    Но мы встретимся вновь!     (Идет за Микаэлой.)

    Э с к а м и л ь о     (за сценой)
    Тореадор, смелее,
    Тореадор, тореадор!
    Знай, что испанок жгучие глаза
    В час борьбы блестят живей,
    И ждет тебя любовь, тореадор,
    Там ждет тебя любовь!..

    (Кармен возбужденно прислушивается. Хозе возвращается и  стремительно подходит к ней,  но  Микаэла  настойчиво  увлекает  его  за собой.  После минутного колебания Хозе медленно уходит за Микаэлой.)

                                                             Действие четвертое

    Площадь у цирка в Севилье.  На площади праздничное оживление. Молодежь танцует.

    Д е т и
    Вот они, вот они!
    Да вот и квадрилья!
    Вот они,
    Вдали показалась квадрилья из тореро!
    На их пиках солнце блистает.
    Скорее вверх бросайте шапки и сомбреро!
    Вот они уже близко,
    И квадрилья славных тореро.
    Вот, сокрыты облаком пыли,
    Тихо и попарно в ряд,
    Показались альгвазилы.
    Ну, друзья, их надо гнать!
    Прогнать совсем, прогнать,
    Надо альгвазилов гнать!
    Надо ниже поклониться,
    Как пройдут мимо нас кюлос!
    Браво! Виват!
    Громче кричите, видя молодцов кюлос!
    За ними бандериллерос,
    В них беззаветная отвага.
    Богат наряд их, как наряд кюлос.
    Все вышивкой покрыты золотою,
    Идут веселою толпою.
    Да здравствуют бандериллерос!
    Квадрилья еще к нам подходит!
    То пикадоры пришли!
    Как хороши!
    Скоро копья их стальные обагрятся кровью быков!

    З р и т е л и
    Но вот он, но вот он!

    Д е т и
    Эскамильо! Эскамильо!
    Вот и он, боец наш отважный!
    Зоркий взгляд, меткая рука.
    Он всегда исход борьбы решает
    И смертельно разит быка.
    Ура Эскамильо! Хвала!
    Вот они!
    Вдали показалась квадрилья из тореро.
    На их пиках солнце блистает.
    Скорее, скорее все вверх бросайте шапки и сомбреро.
    Вот она уж близко, квадрилья из тореро!
    Ура Эскамильо!
    Хвала и честь Эскамильо!
    Браво!

    (Эскамильо приближается к цирку. Близ входа его встречает Кармен.)

    Э с к а м и л ь о
    Если любишь меня
    Всею душою, Кармен,
    То успех мой сегодня
    Осчастливит тебя,
    Если любишь всей душою.

    К а р м е н
    О, клянусь, Эскамильо,
    Что твоя я навеки,
    И никого еще не любила, как тебя!

    К а р м е н  и  Э с к а м и л ь о
    Я люблю тебя!     Я люблю тебя!

    З р и т е л и
    Место, место сеньору Алькаду!

    (Вручив Эскамильо шпагу, Алькад вместе с ним входит  в  цирк.  Зрители спешат за ним. Площадь пустее. К Кармен подходят Фраскита и Мерседес.)

    Ф р а с к и т а
    Кармен, вот мой совет:
    Не оставайся здесь.

    К а р м е н
    Что сказать хочешь ты?

    М е р с е д е с
    Ведь он здесь.

    К а р м е н
    Но кто?

    М е р с е д е с
    Он!.. Дон Хозе!..
    Вот в толпе он уж скрылся...
    Смотри-ка...

    К а р м е н
    Да, вижу я.

    Ф р а с к и т а
    Берегись!

    К а р м е н
    Кармен не боялась еще никого.
    Пусть придет, буду с ним говорить.

    М е р с е д е с
    Кармен, послушай, берегись.

    К а р м е н
    Я не боюсь!

    Ф р а с к и т а
    Берегись!

    (Фраскита и Мерседес уходят в цирк.  Кармен  в раздумье  остается  на опустевшей площади. После некоторого колебания она решительно идет к входу в цирк и на ступеньках сталкивается с Хозе.)

    К а р м е н
    Ты здесь?

    Х о з е
    Да, здесь!

    К а р м е н
    Меня предупредили, что должен ты прийти,
    Что ты недалеко,
    Чтоб я за жизнь опасалась.
    Мне так говорили,
    Но я горда и не хотела бежать.

    Х о з е
    Я разве угрожаю?
    Прошу лишь, умоляю...
    Я все забыл, Кармен!
    Я все забыл и прощаю
    Да! Мы с тобой вдвоем
    Жизнь должны начать иную,
    Счастье найдем в краю чужом.

    К а р м е н
    Невозможного ты просишь,
    Никогда Кармен не лжет.
    Ей сердце ты не изменишь,
    И между нами пропасть легла.
    И лгать не стану я:
    Так и знай, кончено все!

    Х о з е
    Кармен, но еще есть время!
    Да, ведь еще есть время!
    Ведь я пришел, чтобы спасти тебя.
    О, не гони меня!
    Спасти, спасти хочу тебя,
    А вместе и себя!

    К а р м е н
    Нет, нет, напрасно ты просишь.
    Знаю я, что убьешь ты меня,
    Но хоть бы смерть в глаза глядела,
    Нет, нет, нет, не уступлю я никогда!

    Х о з е
    Разлюбила меня, разлюбила меня!

    К а р м е н
    Да, больше не люблю!

    Х о з е
    Но я как прежде обожаю, Кармен,
    Тебе я все прощаю.

    К а р м е н
    Напрасны все слова – я больше не люблю.

    Х о з е
    Кармен, тебя я обожаю!
    Изволь, я буду делать все,
    Что пожелаешь!
    Все в жертву принесу,
    Жизнь я свою в жертву отдаю,
    Но не покидай меня, моя Кармен!
    Ах, ради дней прошедших, светлых дней!
    У нас ведь было счастье!
    Кармен, не покидай меня!
    Не покидай меня!

    К а р м е н
    Мольбы напрасны, не уступлю.
    Кармен свободна, свободной и умру!

    З р и т е л и     (в цирке)
    Виват! Виват! Праздник удался!
    Кровью цирк весь обагрен наш.
    Бык бойцу навстречу помчался.
    Вот он бежит. Ждет Эскамильо,
    Он весь к земле пригнулся,
    Зорко следит!
    Меч вонзает, и бык убит!
    И бык убит, убит!
    Победа!

    (Кармен бежит к входу в цирк. Хозе преграждает ей  дорогу.)

    Х о з е
    Ты куда?

    К а р м е н
    Отойди!

    Х о з е
    Клянусь тебе душой, отсюда не уйдёшь!

    К а р м е н
    Пусти, пусти!..

    Х о з е
    Нет, клянусь, я не пущу тебя!
    Нет, ты за мною пойдешь!

    К а р м е н
    За тобою, дон Хозе?
    О, нет, нет, никогда!

    Х о з е
    Так он тебе милее?
    Что ж, его ты любишь?

    К а р м е н
    Безумно!
    Хотя бы смерть в глаза глядела,
    Я его люблю, обожаю!

    З р и т е л и     (в цирке)
    Виват! Виват! Праздник удался!
    Кровью цирк весь обагрен наш.
    Бык бойцу навстречу помчался.
    Вот он бежит. Ждет Эскамильо,
    Он весь к земле пригнулся,
    Зорко следит!
    Меч вонзает, и бык убит!
    И бык убит, убит!
    Победа!

    Х о з е
    Итак, отравив мою душу,
    Разбила ты жизнь мою,
    Теперь от меня бежишь к другому,
    Чтоб надо мною с ним смеяться?!
    Нет, ни за что, ты не уйдешь, Кармен!
    Со мной ты пойдешь!

    К а р м е н
    Нет, нет, никогда!

    Х о з е
    Я устал угрожать!

    К а р м е н
    Ну что ж, убей скорей!
    Или дорогу дай!

    З р и т е л и     (в цирке)
    Победа!

    Х о з е
    Скажи в последний раз, демон:
    Я или он?

    К а р м е н
    Он! Он!
    Вот кольцо, которое ты дал,
    Возьми его обратно! На!     (Бросает Хозе снятое с пальца кольцо.)

    Х о з е
    Тогда умри!

    (Отпускает Кармен.  Она бежит к входным дверям цирка, но на ступеньках лестницы Хозе нагоняет ее и наносит ей удар ножом. Кармен падает.)

    З р и т е л и
    Тореадор, смелее, тореадор, тореадор!
    Помни, что в час борьбы твоей кровавой
    Черный глазок блестит живей,
    И ждет тебя любовь, тореадор,
    Там ждет любовь!..

    (Из цирка под звуки оркестра выходит толпа  зрителей.  Хозе  указывает выходящим на умирающую Кармен.)

    Х о з е
    Арестуйте меня!
    Пред вами ее убийца!..
    Ах, Кармен,
    Ты теперь моя навеки!
    Кармен!..